Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наружная реклама в Санкт-Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие заместитель директора Городского центра размещения рекламы Дмитрий Знаменский и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: Петербургские специалисты и эксперты в области наружной рекламы подвергли критике новые ГОСТы, касающиеся размещения наружной рекламы, и считают, что новые требования противоречат интересам отрасли и государства в целом.



Татьяна Вольтская: Новые правила размещения наружной рекламы на автомобильных дорогах, в городах и сельских поселениях, а также технические требования к средствам наружной рекламы вступили в силу в сентябре прошлого года. Они вызвали энергичные протесты со стороны рекламного сообщества, которое считает, что эти правила не соответствуют федеральному законодательству и неминуемо приведут к развалу отрасли на 90%, сокращению рабочих мест и огромным потерям городских бюджетов. В разработке нового ГОСТа участвовал научно-исследовательский центр ГИБДД, который обосновывает ужесточение требований к наружной рекламе опасностью для дорожного движения. Говорит председатель бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания Петербурга Владимир Барканов...



Владимир Барканов: Коль мы рассматриваем проблему, связанную с безопасностью, сегодня в России, к сожалению, гибнут порядка 36 тысяч людей, поэтому говорить просто, что такое потери бюджета или возможные потери бюджета, а вместе с тем потери жизней... Ну, я бы не ставил никакой тождественной оценки и тем более знаков равенства.



Татьяна Вольтская: Однако, опросы водителей показывают, что в качестве негативных факторов дорожного движения на первом месте оказывается состояние дорог, автомобилей, манера езды, присутствие на дороге инспекторов ГИБДД, и только на последнем месте наружная реклама, которая может отвлекать человека за рулем. Документов, связывающих рекламу с опасность на дорогах, не существует, - подчеркивает председатель Комитета по печати Правительства Петербурга Алла Манилова.



Алла Манилова: Нас смущает то, что этот ГОСТ фактически ставит крест на этой отрасли рынка, рынка бизнеса, безусловно, социально ответственного в Петербурге. Я смело могу сказать, подписаться под этими словами: это бизнес, который всегда идет навстречу городу в выполнении разного рода социальных задач внебюджетным образом. Достаточно сказать, когда мы ищем дополнительные средства на оформление города к Новому году, только рекламный бизнес помогает в этом правительству. В этом году было выделено 6 миллионов рублей. Это бизнес, который строго следует жестким правилам, предъявляемым Городским центром размещения рекламы, который действует действительно под очень жестким контролем, и это бизнес, который платит все виды налогов своевременно.



Татьяна Вольтская: Вместе с тем, Алла Манилова сообщила, что городской комитет по печати скоро внесет в Правительство Петербурга проект постановления, которое практически закроет исторический центр города для наружной рекламы, так что для многих рекламоносителей действующий сегодня договор станет последним.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заместитель директора Городского центра размещения рекламы Дмитрий Знаменский. Дмитрий Николаевич, прежде всего мне бы хотелось, чтобы наши слушатели понимали, за что отвечает Городской центр размещения рекламы. Многие петербуржцы не понимают, наверное, что не всю наружную рекламу можно относить к городской, а ведь есть еще и федеральная, места, которые не принадлежат городу. Вы там, наверное, не можете как-то регламентировать деятельность рекламодателей?



Дмитрий Знаменский: Дело в том, что это ошибочное заблуждение - не Городской центр размещения рекламы регламентирует размещение вообще наружной рекламы в городе Санкт-Петербурге. Правила наружной рекламы определяет город Санкт-Петербург в лице правительства Санкт-Петербурга. Есть правила размещения наружной рекламы, которые работают в исполнение федерального закона "О рекламе". Поэтому Городской центр в данном случае не является законодателем, он является исполнительным органом, которому город Санкт-Петербург поручил пополнять городской бюджет, то есть использовать городское имущество, я подчеркну еще раз, для того, чтобы город получал деньги за право размещения рекламы вот на этом городском имуществе. Это и земля, и здания, и сооружения, и так далее. Так вот, возвращаясь опять к доходам от наружной рекламы в бюджете Санкт-Петербурга, я бы, наверное, все-таки вернулся к относительным показателям, потому что абсолютные цифры - это такие сухие достаточно. В относительном выражении, что такое доход от наружной рекламы? Это около 1% бюджета города. Я бы, наверное, не рискнул назвать еще другого такого донора городского бюджета, который мог вносить 1% бюджета. Ну, если где-то сравнивать, может, с "Балтикой", еще с кем-нибудь из крупных налогоплательщиков. Поэтому город Санкт-Петербург очень заинтересован в том, чтобы получать эти доходы, потому что какие-то очень значительные и важные статьи расходов Санкт-Петербурга впрямую финансируются за счет доходов. Можно для примера назвать, что все расходы города по бесплатным медикаментам практически покрываются доходами от рекламы... Или содержание школы-интерната. То есть город Санкт-Петербург, как я понимаю, сейчас не может в принципе отказаться от наружной рекламы, потому что это очень существенная, серьезная статья доходов для города Санкт-Петербурга.



Татьяна Валович: Ну, и в тоже время довольно часто возникает такое раздражение от очень большого обилия, можно сказать, насыщенности... Вот сейчас как раз говорили о том, что, возможно, в историческом центре будет какое-то ограничение. Вы, как Городской центр, как-то следите за... Чем определяется, сколько можно на данном месте, на данном пятачке поставить рекламных щитов или еще чего-то? Вот как распределяются вот эти все места?



Дмитрий Знаменский: Для того чтобы разместить наружную рекламу, я еще раз повторяю, что по закону "О рекламе" нужно две вещи. Первое - это административное разрешение, второе - договор с собственником. Административное разрешение, которое существует в городе Санкт-Петербурге, определено правилами. Это сейчас два документа - архитектурно-планировочное задание, которое согласовывает комитет по архитектуре, то есть главный художник, и паспорт рекламоносителя, который характеризует качество носителя, этим занимается комиссия при Комитете по печати. Так вот, возвращаясь к обилию на пятачке, вы сейчас правильно сказали, что не везде в городе именно существует городская собственность, есть еще и другие - частная собственность, федеральная. Я подчеркну, что ни один рекламоноситель в городе не может появиться без согласования главного художника, то есть главный художник отвечает за эстетику города, поэтому в данном случае Городской центр только собирает деньги за то, что разрешил, с точки зрения эстетики, главный художник.



Татьяна Валович: Пускай бы собирал деньги и тот же главный художник, перечислял...



Дмитрий Знаменский: Дело в том, что мы-то ведь работаем... Собирает, опять-таки, не художник, не исполнительная, там, власть, а роль собственника в Санкт-Петербурге и везде, там, исполняет Комитет по управлению государственным имуществом. Фактически мы работаем по поручению КУГИ. То есть будет ли ГЦРР или будет напрямую собирать КУГИ - это не принципиально. Но художник должен заниматься своими художественными изысканиями, кто-то должен считать деньги. Поэтому у того, у кого лучше получается, тот тем и занимается.



Татьяна Валович: А если я собственник дома и говорю, что это моя собственность, вот какую хочу рекламу, я такую и повешу?



Дмитрий Знаменский: Вы можете повесить ту рекламу, которая удовлетворит требованиям города, потому что все-таки демократия имеет разумность. Поэтому то, что нанесет вред городу или безопасности и эстетике, город просто не разрешит. Но это разрешено ему федеральным законом. У нас все-таки свободное общество, и есть и другие собственники и жители города, которые могут не хотеть, чтобы вы разместили эту рекламу. Поэтому тут надо соблюдать паритет ответственности.



Татьяна Валович: Какие контролирующие функции выполняет Городской центр размещения рекламы? Существуют ли они вообще как таковые? Какие нарушения, например, за последние месяцы основные такие?



Дмитрий Знаменский: Нарушения? Только одно - размещение рекламы без разрешения, без соответствующих согласований. То есть нужно выполнять закон "О рекламе", нужно выполнять правила размещения рекламы в Санкт-Петербурге, которые утверждены постановлением правительства, и, пожалуйста, вешай себе на здоровье. Контролирующие функции Городского центра относятся к самозащите города по своей собственности. То есть ведь город, как собственник, должен что сделать? Получать деньги за то, что он эксплуатирует свою собственность, дает эксплуатировать свою собственность.



Татьяна Валович: Но если, например, вы замечаете или знаете точно, что данная реклама… Вот едете по улице: о, я ее раньше не видел! Проверили, а она повешена без всякого согласования. Имеет ли право Городской центр размещения рекламы ее снять, демонтировать с привлечением правоохранительных органов или как-то еще?



Дмитрий Знаменский: Если эта реклама размещена незаконно без нарушений существующих правил на собственности Санкт-Петербурга, то мы имеем право ее демонтировать.



Татьяна Валович: А если это федеральное здание, то нет?



Дмитрий Знаменский: Есть другой специальный орган под названием ГАТИ (Государственная административно-техническая инспекция). Она выписывает штрафы, и дальше она выписывает предписания на дальнейшие действия с этой рекламой.



Татьяна Валович: Форм наружной рекламы, о которой мы сегодня говорим, достаточно много. Скажите, пожалуйста, вывеска магазина или объявление о том, что, например, у меня в магазине в витрине... Я вывешиваю: у меня распродажа. Это является рекламой по законодательству?



Дмитрий Знаменский: Изнутри - нет, а если снаружи, то да.



Татьяна Валович: Как определить? Ведь я плачу уже аренду КУГИ за то, что я снимаю данное помещение. Не является ли это двойной нагрузкой на налогоплательщика, на предпринимателя?



Дмитрий Знаменский: Мы же говорим о том, что город Санкт-Петербург взимает плату за размещение наружной рекламы на собственности Санкт-Петербурга. В основном это земля и собственность в виде жилых домов и так далее. Если там есть городская собственность, то город хочет получать плату за размещение рекламы.



Татьяна Валович: То есть предприниматель несет еще и дополнительный, получается, какой-то...



Дмитрий Знаменский: За использование визуального пространства города.



Татьяна Валович: Хорошо, а вот улицы… Очень много нареканий вызывают появившиеся или тумбы, или, я уж не знаю, как назвать, на ножках такие щиты. Одно дело, когда они размещаются в одну линию, скажем, с фонарными столбами. А вы представьте... Я не знаю, может быть, вы не очень часто ходите по тротуарам, но наблюдала сама такую картину: в центре города достаточно узкие тротуары, и вот стоит такая тумба посредине, маме с коляской не проехать, особенно в зимнее время, когда с одной стороны сугроб, с другой стороны сугроб. Кто регламентирует именно такое размещение? Почему не сделать по уму? Отвечаете ли вы за это или кто-то другой отвечает?



Дмитрий Знаменский: Я согласен с вами, что иногда, действительно, не совсем удачно бывает размещение. В таких случаях происходит коррекция. Потому что то, что согласовывается на бумаге, не всегда соответствует фактическому исполнению. Поэтому такие вещи зачастую...



Татьяна Валович: А жители могут куда-то пожаловаться?



Дмитрий Знаменский: Конечно, могут. Все могут жаловаться всюду. Ну, во-первых, есть и районная администрация, которая тоже следит за состоянием района. Во-вторых, есть и Городской центр размещения рекламы. Поэтому, если какие-то серьезные, вопиющие случаи есть... Как правило, они регламентируют расстояние между рекламоносителями, чтобы не было скученности. В отношении земли здесь более-менее порядок. В отношении же домов, я вам еще раз говорю, это зона большей ответственности разрешительная главного художника, который не всегда, я считаю, достаточно взвешенно подходит... Сейчас эти согласования производят районные художники, они все достаточно взвешенно подходят.



Татьяна Валович: А в Петербурге, кстати, теперь появился главный новый художник. Как с ним будете работать?



Дмитрий Знаменский: Да так же, как и работали. Коллегиально работали. Мы же работали в комиссии по качеству рекламоносителей, и в принципе все те рекламоносители, которые размещаются в городской собственности, они все проходят через эту комиссию. Поэтому в отношении городской собственности проблем нет. Проблемы больше там, где размещается реклама собственниками без договора с Городским центром, уже они, как собственники, размещают и согласовывают это с главным художником. Там большая скученность. Если вы видите такие дома, особенно обляпанные универсамы в новых районах, где вообще негде даже прислониться, это не городская собственность, это частная собственность.



Татьяна Валович: И в этом случае у вас нет возможности как-то корректировать?



Дмитрий Знаменский: В отношении городской собственности - да. То есть мы имеем право на самозащиту, это определенно законом Санкт-Петербурга теперь. Ну, пример. На вашей двери человек повесит почтовый ящик. Что вы сделаете? Вы возьмете его и не пойдете же в суд с этим ящиком требовать, чтобы суд вам разрешил убрать этот ящик? Поэтому город Санкт-Петербург законом определил, что да, можно. Городской центр постоянно… Каждодневно две бригады чистят город от такого самозахвата. А в отношении городской собственности, ну, структуры ГАТИ тоже не хватает, чтобы оперативно... Они и так в основном работают фактически на Городской центр: по нашим спискам, по нашей информации они выдают предписания на штрафы и предписания на демонтаж. Но это просто усложняет процедуру там, где не городская собственность.



Татьяна Валович: А в отношении, например, световой рекламы. Если, действительно, опять мне, как гражданину (я живу на центральной улице), вдруг прямо вешается напротив моего окна... Ну, не хочу я жалюзи на ночь вешать. Как-то регламентируется законодательством рекламным соблюдением прав на нормальную жизнь гражданина или нет?



Дмитрий Знаменский: Конечно, соблюдено. И в том числе в договоре между Городским центром и организацией, которая размещает рекламу. Есть пункт, по которому они обязаны согласовать размещение рекламы с собственниками, с жильцами. Нам же самим проблемы не нужны. Поэтому, когда уже какие-то вопиющие – мерцающие, ну, там, или световая реклама раздражает, действительно раздражает, и к нам обращаются жители, жалуются, мы всегда все это переадресуем, и, если не урегулируется вопрос, то она действительно подлежит демонтажу. У нас есть основания расторгнуть договор. Мы идем навстречу.



Татьяна Валович: А вот когда вы предоставляете рекламодателям… Я так понимаю, что выставляется какое-то «пятно» на тендер, наверное, и кто-то покупатель. Вы знаете, для какой рекламы, потому что, ну, например, существует сейчас ограничение рекламы табака, не ближе, скажем, определенных метров к школам. Кто за этим следит? Или это тоже не ваша функция?



Дмитрий Знаменский: У нас же ведь цензуры нет, правильно?



Татьяна Валович: У нас нет цензуры, но у нас есть законы, которые надо выполнять, которые не всегда выполняются.



Дмитрий Знаменский: Но это уже такая специфика: жестокость российских законов отмечается необязательностью исполнения. В отношении содержания рекламы, опять же возвращаясь к федеральному закону, ответственность за содержание лежит в таком органе под названием Федеральный антимонопольный комитет (ФАС). Так вот фактически они только имеют по закону право определения этичности рекламы или исполнения закона «О рекламе». На практике, конечно, реакция достаточно сложная всегда. Если они видят, что что-то не соответствует, они должны дать тоже предписание, дают какое-то время, и та реклама, которая висит, да, неэтичная, она в принципе какое-то время провисит, и свою функцию выполнит. Поэтому приходится как-то решать вопросы, поскольку мы считаем себя ответственными тоже, хотя бы неформально за такое размещение, на самом деле очень часто обращаются к нам за помощью и жители, которые обращаются в Смольный, поэтому приходится как-то оперативно реагировать и решать, проводить разъяснительную работу среди рекламщиков, чтобы такие вещи не появлялись, которые действительно вызывают справедливое возмущение населения.



Татьяна Валович: А такой вид, как социальная реклама?.. Вот можете вы сейчас сказать, сколько в городе выделено для нее места, будет ли увеличиваться?



Дмитрий Знаменский: На самом деле я думаю, что точно то, что нам диктуют…



Татьяна Валович: Ну, в процентном отношении, скажем, к общей рекламе?



Дмитрий Знаменский: Я сейчас объясню. Все рекламоносители в городе принадлежат собственникам, которым не является Городской центр. Городской центр и город отдал места, этим бизнесом занимаются профессионалы, специалисты. Но было несколько программ, по которым, предоставляя места, город ставил условием предоставление определенного количества мест под социально значимые мероприятия. Так вот, это количество до недавнего времени было достаточно небольшое. Два года назад прошел конкурс, которым было предоставлено определенное количество мест: несколько сотен новых мест уже сейчас появится под социальную рекламу. Это количество все время увеличивается.



Татьяна Валович: Дмитрий Николаевич, почему такое нарекание вызвал тот новый ГОСТ, который появился в сентябре 2005 года? Что произойдет, если, действительно, он полностью вступит в силу, и рекламодатели, и вы должны будете его соблюдать?



Дмитрий Знаменский: Такая негативная реакция последовала от бизнеса, и от региональных властей, потому что, я еще раз повторяю, для региональных властей это существенный источник пополнения бюджета, который уже расписан по определенным программам. Я вам называл, какие программы финансируются за счет, например, доходов от рекламы, то есть это и бесплатные лекарства, это и школы-интернаты и так далее. Поэтому тут это понятно. То же самое и бизнес. По России в наружной рекламе работают 230 тысяч человек. В Санкт-Петербурге – более 3000 человек. Это только среди активно-профессиональных игроков, а есть еще и много мелких, малоучтенных. Их же тысячи на самом деле компаний, которые работают, ну, небольших компаний. Поэтому, конечно, это затрагивает судьбы людей, которые работают в этом. Как бы сейчас не нравилась наружная реклама, ну, мы сейчас, видимо, еще в таком состоянии экономическом развития общества находимся, что город не может себе позволить отказаться.



Татьяна Валович: А в чем суть-то, почему такие нарекания, что там было страшного в этих правилах?



Дмитрий Знаменский: Суть в том, я так понимаю, что пролоббирован был кем-то этот закон, потому что он недостаточно… На самом деле это не закон, это ГОСТ, который имеет рекомендательный характер, с нашей точки зрения. Так вот, этот ГОСТ определил ситуацию, когда, если сейчас его ввести, надо будет где-то порядка 40% рекламных площадей ликвидировать, а, допустим, если через два года после окончания договорных отношения его реализовать, то это будет порядка 90%. То есть вся та наружная реклама, которая есть в городе, ее нужно просто убрать. Ну, по логике разработчиков этого ГОСТа, реклама – это самая главная угроза для безопасности движения, хотя, честно говоря, можно поставить это под сомнение, учитывая и опросы, учитывая маркетинговые исследования. И даже простой пример можно привести. Если сравнить две кривые, кривую травматизма, вот сколько с 80-го года было смертельных случаев, случаев травматизма, с кривой роста рекламных площадей, то, если кривая травматизма практически идет прямая параллельная, то есть количество травматизма не увеличилось, вы сами понимаете, что с 90-го года дорожная реклама выросла в бесконечность. Поэтому говорить о том, что реклама влияет на травматизм, мягко говоря, какое-то притягивание фактов.



Татьяна Валович: Хотя случаи-то, конечно, всякие бывают.



Татьяна Валович: Я думаю, что больше на травматизм влияет ситуация, когда весной уже хорошая погода наступает, и водители видят уже симпатичных женщин на улицах, я думаю, что вот эта ситуация влияет больше.



Татьяна Валович: Моментов отвлечься за рулем, конечно, бесчисленное количество.



Дмитрий Знаменский: Я, честно говоря, не вижу рекламу, которая… Вернее, даже не то, что не вижу, я смотрю на нее чисто с целью выявления несанкционированной рекламы.



Татьяна Валович: Но вы профессионал.



Дмитрий Знаменский: Я на самом деле не вижу ее, когда еду.



Татьяна Валович: Честно скажу - не автомобилист, но мне кажется, что, например, такие виды рекламы, как телевизионные экраны со сменяющейся картинкой, которые иногда ставятся на трассах, разве они не являются таким моментом отвлечения? Или это все-таки личные качества должны быть водителя, как вы думаете? Лично вы водите машину?



Дмитрий Знаменский: Я вожу.



Татьяна Валович: Не отвлекает?



Дмитрий Знаменский: Не отвлекает, хотя я еще раз повторяю, что я как раз отвлекаюсь на нее намного больше, чем любой водитель, потому что я смотрю на нее с целью мониторинга ситуации.



Татьяна Валович: То есть вы опасность на дорогах еще создаете, когда отвлекаетесь?



Дмитрий Знаменский: За последние 20 лет, тьфу-тьфу, ничего не произошло.



Татьяна Валович: Хорошо, а вот разбираете ли вы случаи травматизма, если такие случаются, ну, бывает – стихия, ураган, там, пролетит, сломается какой-то рекламный щит и, не дай Бог, ну, были случаи, в Петербурге в том числе страдали граждане. Или опять-таки за техническим состоянием тех рекламных щитов должен собственник следить?



Дмитрий Знаменский: Конечно, собственник. Никто не сможет проконтролировать эту гайку, которой была прикручена реклама к дому, или насколько правильно был закопан фундамент под этот щит. Поэтому это организация, которая монтировала и которая дальше эксплуатирует, она, естественно, отвечает.



Слушатель: Постоянный радиослушатель Иван из Москвы. И по теме, и немножко не по теме. Еду я в метрополитене, и на уровне носа школьника наклейка: «Стань вертолетчиком». Я думаю: что же такое – стань вертолетчиком? Оказывается, это банка с легким спиртным напитком. Купи, открой банку – и стань вертолетчиком. Ну куда это годится? Вчера только я слушал передачу об алкоголизме и прочем.



Татьяна Валович: Понятно. Но мы уже немножко касались, что Городской центр размещения рекламы не несет ответственности за содержание…



Дмитрий Знаменский: Моральную ответственность несем.



Дмитрий Знаменский: А кстати, в метро вы не контролируете или контролируете рекламные площади?



Дмитрий Знаменский: Ну, вот опять слово такое – контролируете. В каком смысле контролируем?



Татьяна Валович: Раздаете – хорошо.



Дмитрий Знаменский: Было в прошлом году постановление весной, по которому ответственность за размещение рекламы в метрополитене передана от метрополитена Городскому центру размещения рекламы. Ну, то есть метро должно возить, а заключать договоры и получать деньги в пользу города тоже должны специалисты – идеология была этого постановления. И поэтому размещение рекламы… Хотя она не является наружной рекламой, потому что наружная реклама – это то, что находится на поверхности, не в помещении, действительно находится в компетенции Городского центра размещения рекламы.



Татьяна Валович: А звуковая реклама?



Дмитрий Знаменский: И звуковая тоже.



Татьяна Валович: Тоже под вашим контролем?



Дмитрий Знаменский: Тоже. Но еще раз говорю, что этика… Когда стикер какой-то приклеили, конечно, оперативно его сорвать достаточно сложно, конечно, там бывают несанкционированные ситуации, но это не носит массового характера, такой какой-то серьезной опасности я, честно говоря, не вижу.



Слушатель: Это из Петербурга. У меня такой вопрос, как у автомобилиста. Реклама, размещенная на перекрестках, она на высоте угла зрения водителя, и получается, когда человек выезжает с перекрестка, он не видит, кто за этой рекламой может выскочить или какая машина оттуда выскочит. Вот это проблема основная по безопасности движения на дорогах.



Татьяна Валович: Вот замечательный вопрос, вот вам, пожалуйста. Кто должен следить за тем, чтобы размещалась реклама без нанесения ущерба обзору, например?



Дмитрий Знаменский: Обязательное условие размещения рекламы – это согласование с ГАИ.



Татьяна Валович: То есть оно контролирует. Если ГАИ не село на место водителя и не посмотрело, как это будет мешать, это они виноваты?



Дмитрий Знаменский: Если они видят, что реклама установлена так, они должны реагировать.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, какие самые основные проблемы сейчас с наружной рекламой в Петербурге? Есть ли таковые, вот как вы видите? И как развиваться будет в дальнейшем этот рынок?



Дмитрий Знаменский: Развиваться рынок будет, но как - уже стратегия была высказана представителями Комитета по печати, которому правительство поручило курировать данную отрасль. Стратегия эта – освободить исторический центр, и все-таки наружную рекламу «двинуть» ближе на окраины. Собственно говоря, мы этим постоянно занимаемся. Разрабатывается адресная программа по размещению рекламы на улицах третей категории. Я считаю, что основная проблема, все равно самая вызывающая раздражение справедливое рекламой, – это все-таки те вывески, которые висят на домах. Еще раз говорю, что здесь, мне кажется, все-таки…



Татьяна Валович: Но это уже надо спросить главного художника?..



Дмитрий Знаменский: …который уже лет пять рассказывает, что он разработал какой-то якобы регламент, который сделает все хорошо.



Татьяна Валович: Ну, я приглашу в программу и поговорю с ним. Спасибо Дмитрий Николаевич!


XS
SM
MD
LG