Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамзан Кадыров намерен снести пункты временного размещения беженцев в Чечне


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Кирилл Кобрин : По распоряжению Рамзана Кадырова создана специальная комиссия по контролю за соблюдением правил проживания в пунктах временного размещения переселенцев. По мнению премьера Чечни, пункты временного размещения являются "гнездом преступности, наркомании и проституции, а определенный круг лиц наживается за счет приписок несуществующих жителей таких пунктов". Об этом мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Судьба пунктов временного размещения перемещенных лиц или в более привычном, бытовом варианте же беженцев фактически предрешена. В этом сходятся все, кому ведом нрав Рамзана Кадырова. ПВРы будут ликвидированы в ближайшее время, если не произойдет какого-либо чуда. Татьяна Локшина, возглавляющая правозащитный центр "Демос" полагает, что очередной демарш главы чеченского правительства вполне логичен. Кадыров пытается улучшить собственный облик, а заодно убрать артефакты, противоречащие утверждениям о республике, стремительно поднимающей из руин и возрождающейся к новой жизни.



Татьяна Локшина : По мнению Кадырова ПВРы портят лицо города. Я только что, буквально несколько дней назад вернулась из Грозного, конечно, определенные внешние изменения совершенно очевидны. Отстроили проспект Победы. Он невероятной совершенно красоты. По нему приятно пройтись. Еще где-то идут реконструкционные работы. ПВРы здесь немножечко не вписываются. Как в свое время очень сильно не терпелось разогнать ПВРы в Ингушетии, потому что - что же это такое! - война уже закончилась, а у нас тысячи беженцев. Здесь происходит нечто подобное. Откуда у нас могут быть беженцы, когда жизнь нормализовалась, когда город в нормальном состоянии.


В последнее время, по-моему, Рамзан Кадыров очень много занимается пиаром. У него явно грамотные, толковые советники в этой области. Он научился гораздо лучше говорить. Он непрерывно напирает на то, что мы сами, чеченцы, здесь в Чечне отстроим нормальную жизнь. Он борется с наркоманией, он борется с алкоголем. Продажу алкоголя в городе запретили достаточно неожиданно. Он занимается строительством.


Сегодня в Грозном, если сесть перед телевизором и включить чеченские новости, единственное, что видишь - это Рамзан Кадыров. Вот Рамзан Кадыров инспектирует федеральные блокпосты. Вот Рамзан Кадыров приходит с инспекцией в отделение милиции и спрашивает, что нужно, чтобы нормально работать - компьютеры? сколько? шесть? А вот вам десять. И сразу завозят десять компьютеров. Он этой своей условной эффективностью в достаточной степени гордится.



Андрей Бабицкий: Член правления правозащитного общества "Мемориал" Александр Черкасов полагает, что пафос чеченских властей абсолютно не противоречит намерениям властей федеральных - ликвидировать все внешние приметы войны. Видимость мира и благополучия - это и есть мир и благополучие в представлении кремлевских и грозненских интеллектуалов.



Александр Черкасов : И в Ингушетии, и в Чечне пункты временного размещения свидетельствуют о неблагополучии в регионе. Если есть беженцы, если есть вынужденные переселенцы, если есть перемещенные лица, то значит им негде жить. А если такие места компактного проживания ликвидированы, люди живут, а черт их знает, где они живут после этого - в частном секторе, у родственников, снимают, то нет того, что можно было бы снять, нет того, что можно было бы показать. Нет беженцев - нет проблем. Значит, ситуация нормализовалась. Просто проблема поставлена с ног на голову. Вместо того, чтобы решить проблему жилья, работы и так далее, а после этого расселять ПВРы, уже не раз нам предлагали и в Ингушетии, и в Чечне расселить ПВРы, видимо, считая, что у этого симптома исчезнет болезнь.



Андрей Бабицкий: Насколько справедливо утверждение Кадырова-младшего, что людям, которые окажутся на улице, на самом деле, есть, где жить?



Александр Черкасов: Что же до того, что у всех есть жилье, у всех есть работа. Дело в том, что, когда в свое время расселяли пункты временного размещения в Ингушетии, миграционные службы давали списки адресов, по которым якобы вполне возможно проживание этих беженцев в Грозном, то внимательный обход по всем этим названным адресам показывал - совершенно непонятно почему эти адреса туда включили. Это была чистая фантазия, ибо по одним адресам были совершенно разрушенные дома, а по другим дома или квартиры уже обитаемые, кем-то заселенные. Я не уверен, что с тех пор ситуация в Чечне совершенно изменилась и восстановлен весь разрушенный частный сектор.



Андрей Бабицкий: Есть и еще одно обвинение, которое регулярно звучит из уст различных должностных лиц. Незадолго до вчерашнего выступления Рамзана Кадырова, российские военные вновь заявили о том, что ПВРы являются прибежищем для боевиков.



Александр Черкасов : Кроме его выступления были еще и другие выступления разного начальства, которое утверждало, что именно там гнездятся боевики. Рамзан тут не одинок. После этого возникла некая начальственная симфония на тему ПВРов.


Насчет наркомании, проституции и так далее - не знаю. Но дело в том, что ПВРы - это как раз места более контролируемые, то есть там есть, как правило, на въезде блокпосты, есть постоянное милицейское дежурство. Как раз там-то гораздо сложнее кому-либо нежелательному укрыться. Так что ссылки силовиков на то, что ПВРы - это прибежище боевиков, они странные.



Андрей Бабицкий: Татьяна Локшина считает отчасти вероятным, что хамство и бесчеловечность, обнаружившие себя в очередной раз в заявлениях чеченского лидера, могут вызвать раздражение у Кремля, но не обязательно.



Татьяна Локшина : Мне кажется, что, собственного, как и президент Российской Федерации Владимир Путин, Рамзан Кадыров, несмотря на всю свою замечательную пиар-команду, иногда просто срывается и говорит что-то от души. Он не хочет больше этого видеть. Ему надоело на это смотреть. У него, действительно, мы прекрасно с вами это понимаем, есть все возможности ликвидировать ПВРы и ликвидировать быстро. Иногда его все же одергивают из федерального центра.


Вопрос в том, насколько он готов слушаться, и какой раз станет последним. В случае с Датским Советом по беженцам - получилось. Его уговаривал федеральный центр, его уговаривал Совет Европы - он пошел на попятный. А с ПВРами, я не сомневаюсь, сейчас будет происходить нечто подобное. Потому что, естественно, такого рода заявления, мягко скажем, преждевременны. Людям некуда пойти. Насколько он согласиться с подобной аргументацией? Посмотрим.



Андрей Бабицкий: Следует беженцам паковать вещи или у них есть еще какая-то надежда, выяснится в самое ближайшее время. Рамзан Кадыров не любит медлить с репрессиями.


XS
SM
MD
LG