Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Вопрос в том, какой раз станет для Кадырова последним»


Шик, блеск, красота. На фоне военных разрушений избранные места Грозного блистают почти неземным совершенством

Шик, блеск, красота. На фоне военных разрушений избранные места Грозного блистают почти неземным совершенством

По распоряжению Рамзана Кадырова создана комиссия по контролю за соблюдением правил проживания в пунктах временного размещения переселенцев. По словам премьера Чечни, пункты временного размещения являются «гнездом преступности, наркомании и проституции, а определенный круг лиц наживается за счет приписок несуществующих жителей таких пунктов».


Судьба пунктов временного размещения перемещенных лиц (или в более привычном бытовом варианте тех же беженцев) фактически предрешена. В этом сходятся все, кому ведом нрав Рамзана Кадырова. Если не произойдет чуда, ПВР будут ликвидированы в ближайшее время. Возглавляющая правозащитный центр «Демос» Татьяна Локшина полагает, что очередной демарш главы чеченского правительства логичен: Кадыров пытается улучшить собственный имидж, а заодно убрать свидетельства, противоречащие утверждениям о республике, стремительно поднимающей из руин и возрождающейся к новой жизни.


«По мнению Кадырова, ПВРы портят лицо города. Я только что вернулась из Грозного. Конечно, определенные внешние изменения совершенно очевидны. Отстроили проспект Победы, он невероятной совершенно красоты, по нему приятно пройтись. Еще где-то идут реконструкционные работы. ПВРы здесь немножечко не вписываются. В свое время очень не терпелось разогнать ПВРы вИнгушетии, потому что - что же это такое! - война уже закончилась, а у нас тысячи беженцев. Здесь происходит нечто подобное. Откуда у нас могут быть беженцы, когда жизнь нормализовалась, когда город в нормальном состоянии?


В последнее время, по-моему, Рамзан Кадыров очень много занимается пиаром. У него явно грамотные, толковые советники в этой области. Он научился гораздо лучше говорить. Он непрерывно напирает на то, что сами чеченцы в Чечне должны отстроить нормальную жизнь. Он борется с наркоманией, продажу алкоголя в городе запретили достаточно неожиданно. Он занимается строительством.


Сегодня в Грозном, если сесть перед телевизором и включить чеченские новости, единственное, что видишь - это Рамзан Кадыров. Вот Кадыров инспектирует федеральные блокпосты. Вот Кадыров приходит с инспекцией в отделение милиции и спрашивает, что нужно, чтобы нормально работать - компьютеры? сколько? шесть? а вот вам десять. И сразу завозят десять компьютеров. Он этой своей условной эффективностью гордится».


Член правления правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов полагает, что пафос чеченских властей не противоречит намерениям властей федеральных ликвидировать все внешние приметы войны. Видимость мира и благополучия - это и есть мир и благополучие в представлении кремлевских и грозненских интеллектуалов.


«И в Ингушетии, и в Чечне пункты временного размещения свидетельствуют о неблагополучии в регионе. Если есть беженцы, вынужденные переселенцы, перемещенные лица, значит им негде жить. А если такие места компактного проживания ликвидированы, люди живут (а черт их знает, где они живут после этого - в частном секторе, у родственников, снимают) показать (по телевидению – РС) нечего. Нет беженцев - нет проблем. Значит, ситуация нормализовалась. Проблема поставлена с ног на голову. Вместо того, чтобы решить проблему жилья, работы и так далее, а после этого расселять ПВРы, уже не раз нам предлагали и в Ингушетии, и в Чечне [в первую очередь] расселить ПВРы, видимо, считая, что у этого симптома исчезнет болезнь».


Насколько справедливо утверждение Кадырова-младшего, что людям, которые окажутся на улице, на самом деле есть где жить? Александр Черкасов вспоминает, что в период расселения пунктов временного размещения в соседней Ингушетии миграционные службы распространяли списки адресов в Грозном, по которым беженцы могли расселиться: «Обход по названным адресам показывал - совершенно непонятно, почему эти адреса туда включили. Это была чистая фантазия, по одним адресам были совершенно разрушенные дома, а по другим дома или квартиры уже обитаемые, кем-то заселенные».


Различные должностные лица регулярно озвучивают еще одну претензию к ПВР. Незадолго до последнего выступления Рамзана Кадырова российские военные вновь заявили о том, что ПВРы являются прибежищем для боевиков. Член правления общества «Мемориал» Александр Черкасов на это замечает, что пункты временного размещения контролируются даже более жестко, чем другие объекты: «Там есть, как правило, на въезде блокпосты, постоянное милицейское дежурство. Как раз там-то гораздо сложнее кому-либо нежелательному укрыться. Ссылки силовиков на то, что ПВРы являются прибежищем боевиков, звучат странно».


Глава правозащитного центра «Демос» Татьяна Локшина допускает, что как это было в случаях с другими громкими инициативами Рамзана Кадырова, его могут одернуть из федерального центра. «Вопрос в том, насколько он готов слушаться, и какой раз станет последним. В случае с Датским советом по беженцам - получилось. Его уговаривал федеральный центр, его уговаривал Совет Европы - он пошел на попятный. С ПВРами, я не сомневаюсь, сейчас будет происходить нечто подобное. Потому что такого рода заявления, мягко скажем, преждевременны, людям некуда пойти. Насколько он согласится с подобной аргументацией? Посмотрим».


Следует беженцам паковать вещи или у них есть еще какая-то надежда, выяснится в самое ближайшее время. С демонстрацией силы Рамзан Кадыров медлить не любит.


XS
SM
MD
LG