Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защитницу животных обвиняют в хулиганстве





Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Дмитрий Волчек: На этой неделе в Останкинском суде Москвы началось рассмотрение дела защитницы животных Лидии Поповой. Ее обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса. Женщину, которая заступилась за бродячих собак, когда их незаконно отлавливали, хотят привлечь за хулиганство, оскорбление и насилие в отношении представителей власти. По версии обвинения, хрупкая немолодая женщина избила двух крепких молодых милиционеров, которые проходят в качестве потерпевших. В деле разбиралась Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Лидия Попова живет в московском районе Ростокино и в свободное от работы время (она детский логопед) ухаживает за бродячими собаками. Они обитают в специально оборудованных будках и питаются тем, что принесут добросердечные местные жители. В сентябре прошлого года Лидия Васильевна, человек юридически подкованный, стала свидетелем правонарушения: машина с ловцами животных под милицейским прикрытием отлавливала бродячих собак. Лидия Попова позвонила в государственную службу отлова диких животных и выяснила, что никто этих ловцов в Ростокино не посылал, так что отлов был незаконный. О дальнейших событиях рассказывает сама Лидия Васильевна.



Лидия Попова: Вдруг неожиданно приехала служба отлова, и глава управы был, и еще представительница управы, помощница какая-то. Представился в этой ситуации только глава управы. Я когда подошла, они тащили кобеля на удавке. Я спросила: «Почему кобеля тащите?». «На стерилизацию». Я говорю: «Кобелей в Москве не стерилизуют. Стерилизуют только женских особей». «Все равно, чтобы не плодились». Двое уже там сидело. Собак было шесть - четыре девочки стерилизованных и два мальчика. Я пыталась объяснить, что собак не нужно брать, они уже стерилизованные, но бесполезно совершенно. Меня обхамили, подключился глава управы, вызвал милицию. Милиция совершенно не слушала, не разбиралась, схватила меня, заломили мне руки и потащили к машине. Милиция была в разной форме одежды. Они не представились. Машина была гражданская, без милицейских знаков. Я, конечно, сопротивлялась, не то, что сопротивлялась, я сказала, что не надо меня тащить, я сама дойду. Ну что вы, мне столько синяков насажали, фактически меня избили, по ноге стукнули. Как-то я упиралась, они не могли меня посадить в машину. Все это инициировал глава управы. Он сразу сказал: «Шизофреничку никуда не отпускать. Ее в отделение».



Любовь Чижова: Судебный процесс над Лидией Поповой вскрыл довольно серьезную для Москвы проблему. По закону бродячих животных в городе убивать запрещено, только бешеных. Собак должны отлавливать, стерилизовать и отпускать на волю. А в идеале управа обязана выделять деньги на строительство приютов для бездомных животных. О том, как на самом деле обстоит дело с программой стерилизации, говорит президент центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова.



Ирина Новожилова: С одной стороны, декларативно вроде бы эти нормы действуют. А с другой стороны, на местах эта программа принимается настолько враждебно, что палок в колеса вставлено очень много, и работает она очень сложно. В идеале программа должна быть комплексной и должны быть созданы условия для ее полноценной работы, то есть все звенья должны работать. Нужно ввести законодательно регулирование размножения животных. То есть за этим нужно следить. Потому что смысла в программе нет, когда никто не контролирует размножение животных. Затем должны быть построены приюты, должна быть сеть цивилизованных нормальных приютов. Получилось так, что постановление Лужкова призывает префектуры строить приюты, но это все в форме призыва. Они их не построили. В Центральном округе вообще ни одного приюта нет. И куда девать животных после стерилизации? Это же полостная операция, там минимум десять дней нужно для заживления.


Еще один немаловажный пункт: нужно было создавать школу ловцов-кинологов, а не ловцов-живодеров, которые в настоящее время привлечены для работы по этой программе. То есть ментально люди не изменились, они привыкли ловить животных, отвозить на живодерню, а в настоящее время требуются совершенно другие подходы. Привлечь к ответственности тех, кто нарушает постановление Лужкова, практически невозможно. И вот ситуация с Лидией Поповой – это ответ на вопрос, почему буксует программа. Потому что на местах главами управ, префектами, главами ДЭЗов тормозится эта программа.


Это менталитет российского чиновника, совершенно особый подход вообще ко всем нововведениям, прогрессивным начинаниям. Это очень большой консерватизм, гуманного настроя очень сложно добиться. Поэтому сопротивление прежде всего идет именно из-за такого фактора.



Любовь Чижова: По словам Ирины Новожиловой, главам московских управ просто невыгодно соблюдать закон и поддерживать программу стерилизации животных, гораздо выгоднее их убивать и сдавать в качестве сырья. Звучит жутко, но центр «Вита» располагает данными, что только за полгода Северо-восточный район Москвы сдал на утильзавод «Эколог» 98 тонн убитых животных. Эти материалы сейчас переданы в прокуратуру. Но пока судят только женщину, заступившуюся за бродячих собак.


XS
SM
MD
LG