Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вернут ли подмосковным крестьянам отобранную у них землю? Почему недобросовестным строителям жилья так легко обманывать граждан? Кто мешает двум девочкам сиротам уехать из Кемерово в Новую Зеландию? Легко ли живется в Челябинске ветеранам войны? Александр Керинский стал почетным гражданином Ульяновска. Кызыл: Рождение тройни со слезами на глазах. Самара: Жертвы немецкого фашизма возмущены тем, что банды русских фашистов безнаказанно избивают людей. Нижний Новгород: Сколько бойцов ОМОН нужно для того, чтобы одолеть одну продавщицу цветов? Пятигорск: Больные раком просят не увольнять врачей. Тюмень: Имя Ленина, как туристический бренд. Псков: Праздник Пасхи – вчера и сегодня


В эфире Подмосковье, Вера Володина:



19 апреля к памятнику Жукову у Московского Кремля приехали пайщики бывших сельскохозяйственных предприятий области. В 16 районах Подмосковья граждане объединились в «Крестьянский фронт». У конного памятника их встретили бойцы ОМОН и сотрудники Федеральной службы охраны.



Боец : Убери свою, а то я разобью ее.



Митингующая : Страстная неделя – нельзя.



Боец : Я сказал, ты доиграешься



Митингующая : Бог накажет вас. Люди бьются за родную землю.



Митингующая : А что угрожаете-то?



Боец : Вытесняй всех с площади.



Митингующая : Нам Ельцин дал свободу.



Боец : Вы сейчас доиграетесь! Задержу сейчас в автобус. Сейчас еще подтяну сюда, и будем катать вас. Вы доиграетесь.



Митингующие : Землю крестьянам!



Вера Володина : Митингующим предложили разойтись, потому что нет разрешения на проведение акции. Федотов Сергей из Лотошинского района объясняет, что о своем митинге они по закону заблаговременно дали уведомление. Но власти же в нарушение закона пропустили все сроки для ответа, запоздало предложив про вести акцию в другом месте, но «Крестьянскому фронту» важен именно Кремль. На Старой площади их не слышат - районным и областным властям эти люди уже не верят.



Сергей Федотов : Люди выполнили все, что было положено по закону. Они требуют только одного – защиты. А нам сюда прислали ОМОН, который нас должен, в принципе, защищать. ОМОН, не говоря ни о чем, что мы нарушили, как и почему, он толкает.



Митингующая : Полковник мне чуть руку не заломал. Говорил таким грубым тоном. Что же это такое?! Мы в России живем.



Сергей Федотов : Что страшного произошло бы, если бы люди мирно и спокойно сказали президенту, только президенту остальным мы уже не верим, что надо вмешаться в этот процесс.



Вера Володина : Граждане полагают, что если их услышит президент, то они получат свои земельные паи. Алевтина Верезгова вообще-то живет по соседству с президентом России, но приехала на митинг в Москву.



Алевтина Верезгова : Почему и зачем издеваться над людьми. Отдали бы наши доли, а они продали для замков.



Вера Володина : А ваша доля где?



Алевтина Верезгова : Рублево-Успенское шоссе, где Путин живет.



Вера Володина : Вы богатая.



Алевтина Верезгова : Да, я богатая от пенсии до пенсии. Какая я могу быть богатой? Откуда у меня богатство? У олигархов в руках. Они забрали наши доли.



Вера Володина : Хотя часть пайщиков и была обманута, но в Подмосковье, утверждает Сергей Федотов, не зарегистрировано ни одной подобной сделки по купле-продаже пая.



Сергей Федотов : На чистых листах собирали подписи. Людей вводили в заблуждение. Говорили, что вам выделить пай будет стоить 2 миллиона рублей. Говорили, что вам дадут болото, что вы не сможете вести деятельность. 14 августа они приходят. Совещание у главы администрации и говорят – препятствий банку не чинить, а оказывать всякое содействие. Люди денег не получают, а здесь им дают по 9-15 тысяч и говорят – или вы ничего не получите, или 9 тысяч. 30 процентов пошли сразу. Еще 30 процентов пошли потом. А 30 процентов своих свидетельств не сдавали. Но ни одной сделки по Московской области не заключено по купле-продаже или по отчуждению земельных долей.


Что теперь творится? Рабочие места сократились больше, чем в половину. Два предприятия из пяти вообще прекратили работать. Скот вырезают. Ни работников не остается, ни скота не остается. Вся деятельность сворачивается. Что там завтра будет?



Митингующая : Народ, который проработал по 40 лет, хлебали, извините меня, дерьмо, тому ничего ни копейки не досталось. Да разве можно такое терпеть! Это же крик души! Куда смотрит Путин, куда смотрит вся остальная власть?!



Вера Володина : На сайте «Крестьянского фронта» утверждается, что «Практически ни одно из 250 сельхозпредприятий области, подвергшееся недружественным захватам, не было получено «латифундистами» без массовых нарушений закона, преступлений, подделки документов, подкупа чиновников, обмана и грабежа владельцев земельных долей, не продавших свои доли, и, тем не менее, лишившихся своего права на имущество, гарантированного государством в 90-х годах получения крестьянами в собственность земельных паев»,- конец цитаты.


Потеря земли совпала с потерей работы, и это главная беда пришедших на митинг, хотя в нем участвовали и дачники. Например, у Александра Сергеевича полтора года судебных боев за дачу в Рузском районе, где массово земли, уже обремененные покупкой, объясняет он, оформляются в собственность кампании «ВАШ Финансовый попечитель». Александр Сергеевич впервые пришел на митинг.



Александр Сергеевич : Я пришел на митинг, который, я так понимаю, не состоялся. У меня предложение было для митинга – нужно организовать свою общественную Регистрационную палату, в которую вошли бы заинтересованные люди, которые бы решили свои вопросы частников. Не надо нам решать вопросы крупных землевладельцев. Пусть отдадут нам наши маленькие участки. Общественная палата указом президента создана. Я думаю, что если указом президента организовать общественную Регистрационную палату. Он же мечтает облегчить эту процедуру? Вот это самое элементарное облегчение.



Вера Володина : Образовать в каждом сельском округе такую общественную Регистрационную палату, Александр Сергеевич предлагает из представителей крестьян, садоводов, арендаторов-дачников. Пока формулировалась эта идея, ОМОН оттеснил граждан к Музею Ленина, где появился депутат Госдумы Сергей Собко. Он пригласил в Думу нескольких представителей «Крестьянского фронта» в любой день, кроме 26 и 27 апреля, когда Дума будет занята празднованием своего столетия в России.



Сергей Собко : Ни один совхоз «Серп и молот», все совхозы практически отсутствуют.



Митингующая : Свинарники отдали под цех по приготовлению гробовых досок. Вы представляете, чем занимаются?!



Сергей Собко : Что мы сейчас с вами на этой площади будем эту тему обсуждать.



Вера Володина : Так что всё наболевшее люди высказали в основном друг другу, репортерам да непроницаемым для эмоций сельчан бойцам ОМОН.



Боец : Не задерживаемся, проходим.



Митингующие : Президент помоги! Президент помоги!



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Несколько лет назад по всему Обнинску появились рекламные щиты компании «Социальная инициатива» с завлекательной надписью: «Улучшаем жилье при нехватке денег». На эту приманку в городе клюнуло около 150 человек. Сейчас они чувствуют себя обманутыми. Каждый из них вложил в строительство жилья от 700 тысяч до полутора миллионов рублей. А на стройплощадках уже несколько месяцев царит тишина, при этом денег людям не возвращают. Поэтому вкладчики «Социальной инициативы» собрались у здания обнинской мэрии, чтобы обратить внимание властей на свои проблемы. Говорит член инициативной группы обманутых вкладчиков Юрий Кокарев.



Юрий Кокарев : Уже полгода мы бьемся и добиваемся от властей, чтобы обратили внимание на нашу проблему. Нас кинули и руководители «Социальной инициативы», а в настоящий момент нас пытаются кинуть власти.



Алексей Собачкин : Доверившая свои деньги «Социальной инициативе» Валентина Смирницкая надеется, что все еще наладится.



Валентина Смирницкая : Мы все собрались здесь по одному и тому же делу. Я вложила полностью 1 миллион 200 тысяч. Как жить не знаю дальше. Надеемся, может быть, лед все-таки тронется.



Алексей Собачкин : Ей вторит вкладчик «Социнициатиавы» Геннадий Сазоненко.



Геннадий Сазоненко : Фирма обещала построить вкладчикам жилье. Когда вклады были собраны, фирма лопнула. Мы не можем найти концов. Мы не можем найти концов, кто несет за это ответственность. То ли виновата пирамида, то ли мы наивные вкладчики, то ли средства массовой информации, которые рекламировали эту пирамиду жилищную. Рекламировали до визга, что называется.



Алексей Собачкин : Правда, трем вкладчикам «Социальной инициативы» повезло. Они обратились в суд, и по их иску имущество компании было арестовано. Если его продадут, люди получат свои деньги обратно. Их интересы на суде представлял адвокат Александр Беличенко, и он так комментирует ситуацию.



Александр Беличенко : «Социальная инициатива» не выполнила обязательства перед определенным кругом лиц, перед определенными моими клиентами, и передо мной стояла одна задача – вернуть им деньги, которую я и выполняю. Почему так получилось с «Социальной инициативой», я не берусь судить. Был ли здесь умысел – пусть прокуратура доказывает. Передо мной задача чисто гражданско-правового характера – не выполнены обязательства, верните деньги.



Алексей Собачкин : После суда обнинская «Социальная инициатива» не прекратила деятельности по сбору денег с населения. Людей, которые продолжали верить рекламным заверениям, вносили в списки товарищества собственников жилья «Перспектива». Не трудно догадаться, что руководители «Социальной нициативы» и «Перспективы» - это одни и те же лица.


Вкладчики добились права проверки финансовых документов товарищества и обнаружили очень удивительные вещи. Рассказывает Юрий Кокарев.



Юрий Кокарев : Как впоследствии выяснилось, наши деньги перечислялась в московскую головную «Социальную инициативу», а после октября 2005 года деньги шли на заработную плату руководству ЖСК, это почти полтора миллиона получено ими за три месяца на зарплату. Но ЖСК было создано, чтобы инвестировать деньги в строительство, поэтому мы потребовали от милиции и от прокуратуры, чтобы их наказали. Но это не решает наших проблем. Деньги мы от них не получим. Поэтому и хотим обратить внимание властей.



Алексей Собачкин : Мы связались с руководителем обнинской «Социнициативы» Анатолием Колесниковым, но тот отказался комментировать движение средств, заявив при этом, что его «замучили» проверками работники прокуратуры. Что же касается возобновления строительства, он сказал, что через несколько недель вопрос решится. Правда, вкладчики подобные заверения слышали уже не однажды. Но они продолжают жить надеждой, что когда-нибудь их деньги превратятся в квартиры.



В эфире Кемерово, Наталья Гузева:



Областной суд Кемеровской области отказал гражданке Новой Зеландии Стефани Кук в удочерении российских девочек, но Стефани намерена добиваться отмены решения. Жительница Новой Зеландии, депутат горсовета города Велингтона Стефани Кук заявила журналистам, что намерена вернуться домой. 7 апреля суд отказал ей в удочерении девочек 4 и 8 лет из детского дома в Промышленновском районе Кемеровской области. Причина отказа в том, что не было получено достаточно доказательств того, что эти дети предлагались российским усыновителям. Представитель Стефани в России Алексей Мананников считает эту аргументацию суда по меньшей мере странной.



Алексей Мананников : Пришла одна девушка, но она хотела взять только под опеку, чтобы получить материальную помощь еще, а на усыновление у нее сил не было. И тоже почему-то это посчиталось недостаточным. Но самое главное не это. Главное то, что если не смотрели российские усыновители, значит, иностранные и не могут подходить близко.



Наталья Гузева : Он сообщил, что ранее, во всяком случае, в Кемерове, подобных случаев не было, и заявил, что решение будет обжаловано в Верховном суде. Стефани же твердо намерена удочерить именно этих детей. Также она сообщила, что подаст еще одно заявление с просьбой об удочерении девочек. Тем не менее, она изумлена и испугана происходящим.



Стефани Кук : Я просто не понимаю, как меня могут пригласить сюда сначала, дважды пригласить сюда, все документы в порядке, меня приглашают, чтобы встретиться с этими двумя красивыми детьми, которых я уже люблю, как моих собственных девочек, - и сейчас я должна уехать и оставить их! И я не могу понять, как такое могло случиться. Я купила им все вещи, которые им были необходимы, я купила билеты. Я видела, я встречалась с ними, а сейчас все начинается сначала.



Наталья Гузева : Как сообщил Маннанников, в Россию должны прибыть представители комиссии по усыновлению из Новой Зеландии, которые намерены разобраться в этой ситуации. По его информации, этот вопрос будет также подниматься и во время встречи министра иностранных дел Новой Зеландии с российскими властными структурами в самое ближайшее время.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Привычная картина. В аптеке - очередь за лекарствами по льготным рецептам. Много пожилых людей, ветеранов войны. Нужных препаратов нет, в лучшем случае - предлагают дешевую замену, в худшем - зайти в другой раз. Но и в другой раз мизансцена повторяется с точностью до нюансов. Как живут ветераны войны в канун 61 годовщины победы? Говорит Виктор Шальтис, ветеран войны.



Виктор Шальтис : В аптеку льготную приходишь, этих лекарств нет. В этой же аптеке рядом, эти все лекарства есть. Можно за деньги купить. А в льготной аптеке по рецептам нет. Заходишь к врачу на прием, она тебе говорит, что этих лекарств в списке нет. Все . Иду куда хочешь, иди покупай за свои деньги. Вот даже ставить уколы пришел, рука – ушиб, сильно болит. Плати 40 рублей. Очень много таких рецептов. Я пришел, мне нужно было одно лекарство. Меня в списке нет. И все – весь разговор идет по этих лекарствам. Прошел – рецепт пропадает. Зачем так сделали? Раньше такого не было. По этому рецепту можно было получить в течение года даже, а сейчас только на месяц. Новый выписал. Тянули, но все равно лекарства не получил.



Александр Валиев : С некоторыми препаратами по словам моего собеседника - и вовсе карикатурная ситуация. Лекарство, которое выдавалось льготникам и стоило 120-130 рублей, вдруг продается по 7 рублей. Виктор Васильевич считает, что это издевка и подделка - хороший препарат не может стоить так дешево. Во всей этой ситуации Виктор Васильевич винит Закон «О монетизации».



Виктор Шальтис : Раньше было намного проще. Я мог поехать на поезде, мог поехать в любое место на самолете, на пароходе. Сейчас все это у меня отобрали. Пригородные, считайте, тоже отобрали, нету.



Александр Валиев : Ситуация Виктора Шальтиса вполне типичная. На пленуме ветеранов войны Ленинского района Челябинска подобных историй прозвучало немало. Вот одна из них. Говорит участник пленума, ветеран.



Ветеран : Что-то у меня температура поднялась 39,6. Не знаю, в момент поднялась. Утром иду к своему участковому, который принимает участников войны. Послушала, рецепты выписала. Говорит, я постараюсь, чтобы вам быстрее оформили. В понедельник выписала, во вторник я не пошел, потому что знаю, что не готово, в среду пошел – нету, в четверг – нету. Думаю, что ну уж в пятницу будет. В пятницу прихожу – опять нет. Я плюнул, пошел в аптеку, купил лекарства за свои деньги. Прихожу домой, девочка принесла рецепты.



Александр Валиев : Недовольных медицинской помощью и уровнем соцзащиты среди ветеранов немало. Один из участников пленума рассказал, что лечится сейчас в стационаре, лежит в общей палате, несмотря на то, что предыдущие докладчики, медицинские чиновники, утверждали, что всем ветеранам предоставляются в больницах отдельные палаты повышенной комфортности. Мало того: в больнице, как заявили лечащие врачи, нет необходимых препаратов для лечения диабета и участник войны вынужден был приобретать их за свой счет, потратив 2,5 тысячи рублей. А вот что рассказала руководитель мед комиссии совета ветеранов Ленинского района Челябинска Нина Дудка.



Нина Дудка : В течение марта текущего года членами медицинской комиссии районного Света ветеранов проведено анкетный опрос льготников. Льготники отрицательно отзываются о федеральном законе номер 122. Из числа опрошенных 43 процента. Не устраивает порядок получения медикаментов в аптеках – 70 процентов льготников, частое отсутствие необходимых медикаментов в аптеках отметили 52 процента. 45 процентов опрошенных льготников часто приобретают лекарства на свои деньги. Сумма разная – от 100 рублей до 1 тысячи и более



Александр Валиев : Как сообщили в пресс-службе заместителя генерального прокурора в РУФО, в ходе проверок вскрыты многочисленные факты ущемления прав инвалидов, пенсионеров и лиц, страдающих тяжелыми формами заболеваний. Они связаны с нарушением поставок необходимых медикаментов в аптечные сети, нарушением установленных правил ценообразования и сроков выдачи рецептов, а также с незаконным отказом в бесплатном обеспечении лекарствами гражданам, которым данный вид социальной помощи гарантирован государством.


Между тем, на пленуме ветеранов я узнал еще несколько удручающих фактов. В национальном проекте «Здоровье» ни слова не говорится об этой категории лиц. Между тем, в Челябинске ежегодно умирает около 390 ветеранов Великой Отечественной войны. Сейчас их в нашем городе осталось только 1948.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Владимир Ульянов-Ленин, его исторический антипод Александр Керенский, родились в Симбирске (историческое название Ульяновска) с разницей в 11 лет: Ульянов – 22 апреля по новому стилю, Керенский – тоже 22 апреля, но по старому стилю. Это не единственная параллель в судьбу двух политических лидеров. Но советская пропаганда вытеснила Керенского, талантливого юриста, оратора и политика, из отечественной истории, придав ему карикатурный облик. Говорит заведующий кафедрой философии Ульяновского государственного университета, профессор Валентин Бажанов.



Валентин Бажанов : Это просто-напросто некоторый ход большевиков был. Буквально за 10 лет после октябрьского переворота вся история всемирная была переписана с марксистско-ленинских позиций. Керенский был одним из главных оппонентов – главный враг, поскольку это был альтернативный путь развития. Но, естественно, что пропаганда всячески работала на то, чтобы этот путь сделать карикатурным. Это же была судьбоносная развилка в истории страны, благодаря во много случайности, они пошла по линии Ленина, к сожалению. Я думаю, что если бы история предпочла линию Керенского, то Россия была бы более счастливой страной сейчас.



Сергей Гогин : Музей мемориал Ленина делает первые шаги к тому, чтобы вывести из исторической тени фигуру Александра Керенского, министра первого буржуазного правительства России. Здесь открылась выставка под названием «Отцы и дети», посвященная истории двух семей – Ульяновых и Керенских. Говорит директор ленинского мемориал Валерий Перфилов.



Валерий Перфилов : Мы с вами уже привыкли к тому, что когда говорили о Керенских, то эта фамилия была всегда в таком ироническом контексте. Даже в историю Александр Федорович вошел чуть ли не в женском платье. На самом деле, конечно, все это было не так.



Сергей Гогин : Как много общего между Владимиром Ульяновым и Александром Керенским, говорит Валерий Перфилов.



Валерий Перфилов : Золотая медаль и золотая медаль здесь. Оба становятся юристами, заканчивая Санкт-Петербургский университет. Оба уходят в революцию. Так получилось, что в 1917 году именно эти два человека из одного города решали судьбу России.



Сергей Гогин : В судьбе родителей Ленина и Керенского очень много общего. Матери имели одинаковый диплом домашнего учителя, отцы – Илья Николаевич Ульянов и Федор Михайлович Керенский – из простых семей: первый – из мещан, второй – сын дьякона. Оба закончили Казанский университет. Оба нашли себя на ниве просвещения, стали статскими советниками, оба были многодетными. Федор Керенский был директором симбирской мужской гимназии, сделал ее одной из лучших в России. Это он поставил Володю Ульянову единственную четверку по логике в аттестате, но же и настоял, чтобы тому выдали золотую медаль.


Кстати, Александр Керенский, который закончил гимназию в Ташкенте, был круглым отличником. Говорит ульяновский историк-краевед Сергей Петров.



Сергей Петров : Керенский пострадал не только от советской пропаганды. Его вообще терпеть не могли ни монархисты, ни большевики. Он был в изоляции, оказавшись за границей. Потому что ему не могли простить ни поражения, что Россия не смогла немножко продержаться, и то, что он не смог изолировать Ленина, допустил это все.



Сергей Гогин : Рядовым ульяновцам фигура Ленина все же ближе.



Женщина : Неординарные личности. Каждый по-своему стремился переделать это общество. Керенскому как-то не уделялось столько внимания. Не так трогает душу мою, так скажем, как Ленин. Выросли на этой теме. Имя в нас. Жили мы лучше, скажем так, чем сейчас.



Сергей Гогин : Профессор Валентин Бажанов говорит, что Александр Керенский занимает в отечественной истории более скромное место, чем Ленин. Но Ульяновск, по мнению Бажанова, должен был увековечить и имя Керенского.



Валентин Бажанов : Здесь есть улица Промышленная, Водопроводная, Хлебозаводская, Хо Шимина, Робеспьера, но нет улицы Керенского, нет улицы Сахарова. Но зато мы очень почитает Хо Шимина.



Сергей Гогин : На выставке «Отцы и дети» документы, посвященные Керенским и Ульяновым, занимают приблизительно равную площадь. А несколько лет назад Ульяновская городская Дума провозгласила обоих – и Владимира Ульянова-Ленина, и Александра Керенского почетными гражданами города.



В эфире Кызыл, Александр Филатенко:



Лайф , корреспондент Тувинского радио: А это и есть виновники торжества. Старшую назвали Кузел, среднюю – Суругтуг, младшую – Белек. Родились они с разницей в одну минуту. Вместе с тройняшками семья Кара-оолов выросла до восьми человек.



Александр Филатенко : Вот так почти все средства массовой информации Тувы сообщили о том, что 13-го января в семье Кара-оолов - жителей одного из самых отдаленных в Туве сумонов (сел) Берт-Даг, в которой и так было уже трое детей, – появилась на свет тройня. По случаю рождения первых тройняшек XI века власти района провели торжества. Свидетельства о рождении малышкам вручали в зале местной администрации. Привезли в райцентр детишек и их счастливых родителей на специально выделенном автомобиле. Говорили красивые речи.



Наталья Монгалбии , начальник управления ЗАГС РТ: Вашим дочкам предстоит продолжить не только ваш род, но и пополнить тувинский народ, а также великую семью народов Российской Федерации.



Александр Филатенко : Словом, власти обещали едва ли не на руках носить первых тройняшек ХХ I века. Но поскольку из-за безденежья конкретно ничем помочь не могли, то организовали благотворительный марафон. С миру по нитке собрали 30 тысяч рублей. Этой суммы семье Кара-оолов хватило лишь на три коляски для девочек и на комплект одежды. На этом вся помощь и ограничилась.


Прошло три месяца. Семья из восьми человек - это сами родители, старший сын и теперь уже пять дочерей – ютится в маленьком домике, в котором и с тремя-то детьми было тесновато. Поставили три коляски, три кроватки – и развернуться негде. Мама - Арина Кимовна – в декретном отпуске. Папа Кок-оол Чоодуевич зимой подрабатывал кочегаром на полставки, получал по 900 рублей в месяц. Сейчас – безработный. Когда родились тройняшки, Кара-оолам посоветовали, на всякий случай, написать на имя председателя тувинского правительства заявление о выделении им благоустроенной квартиры. Написали. Ответ почему-то получили из местной администрации. Правительство поручило районным властям оказать многодетной семье содействие в получении субсидии. Глава семейства прочитал несколько раз этот ответ и рассудил так: брать ссуду в такое время им не с руки. Возвращать ее придется, да еще и с процентами. К тому же они справедливо порешили: если и приобретать более просторное жилье, то только не в забытом богом Берт-Даге, а поближе к цивилизации.


К тому же, тройняшки, родившиеся недоношенными, требуют постоянного контроля медиков. Родители молятся, чтобы детки не заболели – лечить в их селе некому. Говорит главный врач Тес-Хемской районной больницы Чечена Чооду.



Чечена Чооду : В сельской врачебной лаборатории Берт-Даг врача-педиатра нет, поэтому мы выезжаем в Берт-Даг и там осматриваем детей.



Александр Филатенко : От райцентра до Берт-Дага – 16 километров. Телефон, установленный для того, чтобы вызвать «Скорую», работает от случая к случаю.


Особенно трудно, когда в селе нет электричества. Линии электропередачи протянуты в Берт-Даг еще в советские времена. Едва ветер подует, село погружаются во тьму. Тройняшек XXI века приходится растить при свете керосиновых ламп. Глава семейства Кок-оол Кара-оол сетует:



Кок-оол Кара-оол : Вот сейчас, видите, у нас на селе света нет, с утра до вечера. А вечером только включают.



Александр Филатенко : Воды в единственной на все село колонке не хватает. Приходится ходить за водой на речку. От дома Кара-оолов до проруби, из которой он ковшом черпает воду во флягу? - один километр триста метров.



Кок-оол Кара-оол : Вот как утро за водой хожу за километр триста метров. Конечно, тройня у меня, торопиться надо.



Александр Филатенко : Не так давно у старшей и младшей из тройняшек врачи обнаружили подозрительные шумы в сердце. Их нужно срочно госпитализировать в Кызыл. Родители подсчитали оставшуюся в семейной заначке сумму, повздыхали, и пошли по родственникам - занимать деньги на предстоящую поездку.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские национал-большевики провели в апреле несколько радикальных акций протеста. В них приняло участие более 200 членов Национал-большевистской партии и около 1 тысячи самарцев. «Акции становятся все более агрессивными и более националистски настроенными», - рассказал пенсионер Станислав Павлов. Мужчина был случайным свидетелем акции национал-большевиков в военкомате Промышленного района Самары.



Станислав Павлов : Молодежь может и не знает, а я знаю эту свастику, на своей шкуре испытал. Нет, я не воевал, я пацаном был. В меня стреляли, расстреливали. Получилось так, что я остался жив. Сейчас пропагандировать – это очень отрицательно. Я не понимаю этих людей, которые могут такие вещи делать. Все мы одинаковые люди, одних кровей. Подумаешь, цвет лица! Что это меняет? Негр он, русский или казах или кто-то. Ну и что?! Человек-то все равно одинаковый. Я считают это недопустимо. Надо бороться с этим. Законы самые строжайшие должны быть.



Сергей Хазов : Самарские национал-большевики не скрывают, что исповедуют идеи национализма. Об этом можно прочесть в распространяемых активистами НБП газетах и на интернет-сайте самарских национал-большевиков. Иностранные граждане, учащиеся в вузах Самары, рассказывают, что в последнее время становятся объектом для хулиганских выходок со стороны агрессивно настроенной молодежи, не скрывающей своей принадлежности к национал-большевикам. В милицию иностранные студенты предпочитают не обращаться, не особо надеясь, что им там помогут. Рассказывает Али Ахмедов. Мужчина приехал из Баку к сыну-студенту, и был возмущен, узнав, что сын вместе с друзьями был избит за то, что он не русский.



Али Ахмедов : Конечно, это ужас то, что делается. Это на страну такой ярлык вешается. Это, видимо, многих устраивает. У меня давно такое впечатление, что это все направляется, все жестко, четко направляется. Вы посмотрите, те же самые скинхеды. Они же, по сути дела, просто бандюганы.



Сергей Хазов : Национальные настроения – явление социальное, считает житель Баку Али Ахмедов.



Али Ахмедов : Это все непросто. Это не просто ребята собрались и пошли пошутить. Это не пьяницы, не хулиганы делают. В основном, это делают люди, которые ничем не заняты ни работой, ни учебой, ничем. Незаполенность.



Сергей Хазов : За последний год, по словам самарцев, в городе резко усилилась активность националистских организаций. В мае прошлого года группа подростков осквернила еврейские могилы на городском кладбище Самары. Произошло это в День Победы. Во время расследования выяснилось, что подростки были членами одной из молодежных националистских организаций. В семье Розы Мейерсон вандалы разорили несколько надгробий.



Роза Мейерсон : Как это так, Россия, которая победила фашизм, и вдруг процветает на нашей земле вот это движение. Очень страшно. Молодежь просто ничем не занята – пьет, папиросы. Это вообще нормальным считается. Очень большая распущенность, я считаю.



Сергей Хазов : Сегодня в Самаре идет практически открытая пропаганда национализма и антисемитизма через газеты «Я русский» и «Волжская Заря». Последнее издание - официальный орган самарской мэрии. Редакторам газет неоднократно выносились предупреждения со стороны Поволжского управления российского комитета по охране культуры и со стороны прокуратуры. Говорит Роза Мейерсон.



Роза Мейерсон : Запретить, может быть, но у нас законы не выполняются. Значит, запреты не помогут. Надо воспитывать население. Надо воспитывать в школе, в садике в первую очередь доброту. Потому что все люди, неважно какого цвета кожи, какого вероисповедания – все равны. Сейчас этого нет. Все озлобленные.



Сергей Хазов : Самарские национал-большевики сегодня активно сотрудничают с организациями скинхедов и Союзом коммунистической молодежи Самары. По данным правозащитной организации «Свободное общество», сегодня в Самаре более 2 тысяч членов национал-большевистской партии и скинхедов. Рост националистских группировок среди молодежи волнует самих молодых людей. Рассказывает студент аэрокосмического университета Роман Антонов.



Роман Антонов : У движения «Бей черного» - у них один лозунг. Это для них, как красная тряпка фактически. Им надо кого-нибудь просто побить. Видят черного, значит, нерусский – бьем. У скинхедов это крайнее проявление. Действительно, они организуют эти все погромы. Они договариваются и идут бить этих или этих. Я не одобряю. В принципе, национализм порождает ненависть друг к другу, к людям.



Сергей Хазов : Как избежать националистских настроений в современном обществе? Роман Антонов продолжает.



Роман Антонов : С этим боролись, по-моему, испокон века. Если показать, действительно, людям, что приезжий с юга не обязательно торгует наркотиками, не обязательно же они за этим приезжают. Они приезжают сюда честно работать. Может быть, это кому-то выгодно этих скинхедов содержать. Их же можно просто, как цепных псов содержать для устранение конкурентов. Это практически тупоголовая армия, которые, действительно, принадлежали к этим радикальным организациям. Запрещать какие-то ограничения на них наложить и все, чтобы не обостряли национальную рознь – и все.



Сергей Хазов : Активность национал-большевиков и скинхедов стала поводом для обращения самарских правозащитников к депутатам Государственной Думы.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин :



Крики "Помогите, убивают" - это не из телевизионного боевика. На одной из центральных площадей Нижнего Новгорода, именуемой Площадь Свободы, так проводилась ночная операция местного ОМОНа по уничтожению торговых прилавков продавцов цветами, которые здесь своим изящным товаром торговали с незапамятных времен. Но настали другие времена, администрация города декларирует наведение порядка в уличной торговле. И вот ночью бульдозерами под прикрытием милиции особого назначения разрушаются скамейки, столы, ящики для цветов, невзирая на протесты десятка женщин, которых насильно оттаскивают в сторону, выворачивают руки и даже бьют.



Продавщица : Отряд омоновцев стоит. По пять человек на каждую женщину. Нас избивали, оттаскивали. У меня на руках синяки.



Продавщица : Нас брали и швыряли. А их трогать нельзя – сразу в каталажку и вперед на 15 суток, если мы тронем милицию. Вот так против нас, как против преступников.



Продавщица : Ноготь с корнем выдрали. Все кости у меня болят, как и у всех остальных, я думаю.



Продавщица : Руками избивали омоновцы, ногами. Сейчас меня здесь на парапете уронили омоновцы человек пять, наверное. Также каждую из нас. На нас навалились такой силой, ничего мы сделать не смогли. Наши ящики с цветами загрузили.



Олег Родин : Война администрации против торговцев цветами началась с центральной площади города. Администрация объявила конкурс на право торговать цветами на этой площади, и в итоге выяснилось, что основными претендентами на это право оказались две фирмы, у которых владельцем был один и тот же человек - жена заместителя нижегородского мэра, управляющего делами администрации города Дмитрия Дзепы. Прокуратура и Антимонопольный комитет выразили свой протест, и в результате громкого скандала заместитель мэра уволился по собственному желанию. Однако после этого администрация просто вообще запретила торговлю цветами сначала на площади Минина, а затем на привокзальной площади Революции и на площади Свободы, где был выставлен дежурный пост милиции, чтобы не допустить запрещенной мэром торговли цветами. Женщины в отчаянии, поскольку лишаются работы и средств к существованию.



Продавщица : Мы отстаиваем свои права. Мы хотим остаться на рабочих местах. Пусть они предоставят нам другие места. Единственный доход отсюда – это прокормить детей, чтобы они с голоду не умерли, и дать ребенку на обед в школу на несчастный пирожок. Почему нас ущемляют, женщин, я не понимаю. Пускай нам объяснят. Мы не отказываемся платить аренду. Дайте нам спокойно работать.



Олег Родин : Мэр Вадим Булавинов объявил уличную торговлю цветами "преступным бизнесом".



Вадим Булавинов : Насколько я знаю, там существуют теневые организаторы. Это вообще преступный бизнес.



Олег Родин : Поскольку торговлю цветами на улицах и площадях запретили, продавцы стали раздавать прохожим цветы бесплатно, но и эту акцию пресекла милиция.



Продавщица : Нам поставщики привезли цветы вчера и сегодня. Продавать их нам здесь не дают. Мы решили провести акцию по бесплатной раздаче цветов. Тем не менее, милиция даже этому препятствует. Выгоняет нас отсюда.



Продавщица : У меня вопрос – у нас что, так милиции много? Делать им больше нечего в городе?



Продавщица : Дело в том, что мы и раньше стояли на договорных отношениях. Нас в такую ситуацию поставили! Сегодня бесплатно раздавали цветы. Потому что у нас очень много осталось товара, нам его некуда было девать. Торговать нам не дают. Нам не предоставляют никакого места, куда бы можно было уйти. Дело в том, что наши власти с нами никаких диалогов вести не хотят.



Олег Родин : Акцию по бесплатной раздаче цветов глава районной администрации Николай Сатаев назвал "провокацией отморозков", а участников акции обещал "мочить" словно террористов.



Николай Сатаев : Мы наводили сегодня с помощью силовых структур порядок. Торговля цветами там запрещена. То что происходит, зазывают брать цветочки, дарение и так далее, я еще раз повторяю, это провокация отморозков. Будем наводить порядок, будем мочить этих людей, которые не подчиняются законам, которые пытаются каким-то образом нарушить порядок.



Олег Родин : Продавцы говорят, что мэр предпочитает других предпринимателей. Говорит Елена Сироткина.



Елена Сироткина : Мы неугодны, сколько мы не бились, никто с нами даже разговаривать не хочет. Нас осенью пригласил сам Булавинов к себе. Мы два часа простояли в фойе. Позвонили секретарю, в результате нам сказали, что уже люди пришли. Там уже сидели люди, которые угодны господину Булавинову.



Олег Родин : И мэр подтверждает: вместо уличной торговли будет чей-то магазин.



Вадим Булавинов : Там же будут цветы, но только в виде этих баков со свечкой внутри, а нормальный обычный цветочный магазин.



Олег Родин : Мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов в апреле награжден дипломом правительства Российской Федерации за личный вклад в реализацию социально ответственной политики.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



14-го апреля кабинет главврача пятигорского онкологического диспансера напоминал осажденную крепость. Комиссия Министерства здравоохранения края, прибывшая из Ставрополя, пыталась проникнуть вовнутрь, требуя выдать им документацию и трудовые книжки сотрудников. Коллектив диспансера и подоспевший наряд милиции держал оборону.



Татьяна Лукашонок : Они сначала притащили рабочих. Рабочие отказались вскрывать кабинеты. Потом они их начали сами оттеснять – четыре здоровых мужика девчонок от кабинета. Я говорю – вы что делаете, вы превысили полномочия, даже данные вам этим приказом, где у вас написано, чтобы вскрывать какие бы то ни было кабинеты?!



Лада Леденева : Рассказала очевидец событий, юрист, представитель Пятигорской городской Думы Татьяна Лукашонок.


Предыстория этого дела такова. На днях министр здравоохранения края Сергей .Вардосанидзе подписал приказ об увольнении главного врача Пятигорского онкодиспансера Валерия Чистякова и назначении на этот пост его заместителя Сергея Попова в связи со сменой собственника. Распоряжением правительства Ставропольского края диспансер перешел в краевое ведение.


Пятигорская городская дума сочла это распоряжение противозаконным и в настоящее время оспаривает его в Ставропольском краевом суде. Решение было принято в обход Пятигорской думы, не ходатайствовавшей о передаче, говорят депутаты.


Оно повлечет за собой превращение старейшего в России онкодиспансера с 70-летней историей в краевой филиал, сокращение объема медицинской помощи и штата врачей, пояснила заведующая отделением радиотерапии диспансера Зинаида Шадурская. Именно поэтому Валерий Чистяков не подписал акт передачи, а Минздрав решил назначить на его место более сговорчивого врача.



Зинаида Шадурская : Ставропольским диспансером четко заявлена их концепция развития сокращения хирургической службы, сократить лучевое отделение практически вдвое – оставить только троих врачей и самые простые локализации. Это что за собой повлечет? То, что кто-то доедет до Ставрополя, а кто-то не доедет. Как там будут заниматься люди самолечением.



Лада Леденева : Депутаты сочли приказ министра здравоохранения края Сергея Вардосанидзе об увольнении главврача онкодиспансера противозаконным, и обратились в прокуратуру края с заявлением о возбуждении в отношении него уголовного дела по статье «превышение служебных полномочий». Заявление подписал коллектив диспансера и представители СМИ.


Известие о том, что теперь многим пациентам, страдающим тяжелейшими заболеваниями, придется по 4 часа добираться в краевой центр, стало для них шоком.



Пациентка : Понимаете мне нужно туда ездить каждый день. Потому что это такое заболевание, что мне, например, нужно этих последних новейших шесть химий токсоловых.



Пациентка : Сделали операцию. Они меня спасли. Это молодой коллектив. У них золотые руки. Это крах будет, если передадут. Что у меня 2 тысячи пенсия, где я буду жить?



Лада Леденева : Для Марины из Моздока пятигорский онкодиспансер стал единственной надеждой на выздоровление: делать операцию в Ставрополе ей отказались.



Марина: Мы очень тяжелые были. Нам нигде не помогли. Везде сказали – нет, не возьмемся. Мы приехали сюда. За нас взялись, сделали операцию. Мы сейчас ходим. Очень исключительные врачи. Я даже рассказывать не могу.



Людмила Бутовская : Я знаю многих людей, которые в силу своих каких-то обстоятельств делали операции в Ставрополе. Они вынуждены наблюдаться в городе Ставрополе. Чтобы понаблюдаться, они звонят в Ставрополь, вполне естественно, просят разрешения приехать, как их примут, есть ли место. Я знаю человека, который, например, сейчас не может поехать проконсультироваться.



Лада Леденева : Рассказала Людмила Бутовская. Когда ее лечащий врач, исполняющий обязанности главврача диспансера Наталья Лапина отказалась представить коллективу нового назначенца, несмотря на обещания комиссии тут же возобновить приостановленное краевое финансирование медучреждения, Сергей Вардосанидзе уволил и ее.



Людмила Бутовская : А вчера я вообще в шоковом состоянии была. Я вчера пришла, сейчас готовлюсь к 14-й химиотерапии. У меня химиотерапевт, которая расписывает мне химию это Лапина Наталья Валерьевна. Когда мне сказали, что уволили Лапину, понимаете… По какому праву!



Лада Леденева : У Ирины Большаковой заболевание обнаружили 6 лет назад. Все эти годы женщина живет лишь благодаря усилиям пятигорских врачей.



Ирина Большакова : Оставьте нам нашу больницу, наших врачей. Мы хотим не то, чтобы еще прожить, мы просто хотим, если и уйти, извините, из жизни, но с достоинством и не так страшно, как вообще это все бывает. Они нам помогают в этом. Наша единственная надежда на эту больницу, на этот диспансер. Пойдет все в Ставрополь, но большая часть будет обречена.



Лада Леденева : А пока вопрос с передачей диспансера в краевую собственность остается открытым, его пациенты, прикованные к больничным койкам, пытаются отстоять свою единственную надежду на жизнь.



Пациентка : Мы просим, умоляем, чтобы оставили этот коллектив, оставили эту больницу, чтобы мы не страдали. Нам еще страдать и страдать, но пусть гуманность свою проявят. Они клятву давали.



Пациента : Закон должен работать во благо человека. Пусть услышат нас, больных. Нельзя так обращаться с врачами.



В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:



Памятник Ленину, установленный в центре Тюмени, оказывается, самый высокий в России. Его высота 15 с половиной метров, включая самого бронзового Ильича. Об этом стало известно, благодаря французам. Очередной путеводитель всемирно известной серии «Пти Фюте» они посвятили Тюменской области. О монументе на центральной площади Тюмени упомянуть не забыли. А вот у самих тюменцев, как выяснилось, отношение к работе скульпторов Портянко неоднозначное.



Житель : Это просто история, даже глаза не мозолит.



Житель : А я считаю, что любое проявление насилия, особенно в отношении интеллигенции, таких людей, которые могут сформировать костяк, это абсолютно ненормальное явление.



Алекс Неймиров : Год назад в Тюмени на одного Ленина стало меньше. Местные власти затеяли реконструкцию городского парка культуры и снесли бетонную скульптуру вождя мирового пролетариата. Поставить на место забыли. Возмущались коммунисты, а тюменский скульптор Геннадий Вострецов считает, что городской пейзаж только выиграл.



Геннадий Вострецов : Существуют простые какие-то решения лобовые - головы стоят, позорные мемориальные доски, которых не увидишь ни в одном городе.



Алекс Неймиров : Но больше, чем памятниками, тюменцы гордятся своим главным федеральным инспектором. Его зовут Владимир Ильич Ульянов. Тюменский Ильич активно участвует в политической жизни региона, и к реформам подходит с позиций диалектического материализма.



Владимир Ульянов : Как и любая реформа, всякая реформа порождает проблемы, на то она и реформа, иначе бы она была не реформа.



Алекс Неймиров : При случае Владимир Ульянов вспоминает, как однажды на входе в Мавзолей охранник долго проверял его документы. Тогда тюменский политик пошутил: «Вот, погулял да и вернулся». Между тем, тело Ленина действительно покидало Мавзолей. В годы Великой Отечественной Тюмень стала местом посмертной сибирской ссылки вождя. Вспоминает сотрудник Госархива Майя Смирнова.



Майя Смирнова : В спецпоезде оказалась в полном составе лаборатория профессора Бориса Ильича Збарского, взвод кремлевский и тело Владимира Ильича Ленина. Всех их разместили, но долго думали – где? И подобрали здание сельхозтехникума.



Алекс Неймиров : Информация о том, что тело Ленина хранилось в Тюмени, была рассекречена только в 1988 году. А теперь и в путеводителе «Пти Фюте» об этом на весь мир рассказали в надежде привлечь в Сибирь иностранных туристов. Никакой политики - чистый бизнес.



В эфире Псков, Анна Липина:



Надежда Доновская : Я родилась жила в деревне в детстве, мама была учительницей сельской школы. И я помню, как она на Пасху яйца красила ночью, так, чтобы никто об этом не узнал и не увидел. И мне было строго-настрого сказано, что у нас яиц нет, что если ты выходишь на улицу с яйцом крашеным, то это просто тебя угостил кто-то, вот поэтому у тебя яйцо, а не потому, что ты его из дома взяла.



Анна Липина : Псковичка Надежда Доновская вспоминает празднование пасхи в советские времена.



Надежда Доновская : В храм ходили тайком, то есть люди, которые верили, но были "при должности" ходить в храм не могли. И даже были какие-то подставные фигуры, которые в церквях отлавливали, выглядывали, кто пришел, кто нарушил предписание не ходить в церковь, не участвовать в религиозных обрядах. Вот пример моей подруги. У нее отец был бригадиром колхоза. И его спасало от преследования только то, что он был участником войны. Ему несколько раз грозили, что у тебя хозяйка следует религии, попа в дом приводит, Пасху вы справляете, а ты - член партии. Он не выгонялся из партии только потому, что у него заслуги перед отечеством. Разбирательства на партийном собрании происходили. Преследовались очень учителя - учителям было запрещено строго-настрого.



Анна Липина : В советское время у большинства граждан праздник Пасхи стойко ассоциировался с несколькими вещами - с Крестным ходом и усиленными милицейскими патрулями, нарядами народных дружинников на улице, ночными сеансами в кинотеатрах и работающими танплощадками, с пасхальными куличами и катанием яиц. Яйца на православный праздник красили почти в каждой семье. Вспоминает пскович Игорь Федотов.



Игорь Федотов : Ну в начале 80-х, когда я учился в школе, яйца катали в каждом дворе несмотря на то, что это грозило исключением из пионерской организации, причем дворы патрулировались народной дружиной, в состав которой входили комсомольские лидеры, именно их задачей и было нас выцепить, и из пионеров изгнать. Ну, чем еще пасхальные праздники славились? Был еще единственный день в году, пожалуй, когда по номам работали кинотеатры, причем показывали хорошие фильмы. А на Крестный ход не ходили, потому что боялись: и в школе, и родители постоянно рассказывали какие-то страшные истории, что постоянно есть жертвы, кто-то страдает в этой толпе, поэтому Крестный ход старались обходить стороной, свято веря, что именно так там страшно всё.



Анна Липина : Как сейчас встречают пасху псковичи, можно узнать у прохожих на улице города.



Жительница : Красим яйца, убираем в квартире.



Житель : Ходим с церковь, крестный ход проходим ночью.



Жительница : Получили пенсию, теперь пойдем, купим чего-нибудь вкусненького себе, пойдем на кладбище к папе с мамой сходим.



Житель : Встречаем с родителями - ну начало чего-то светлого и чего-то нового, может быть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG