Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фараону Египта нужна была хорошая спортивная форма


Алексей Крол "Египет первых фараонов"

Алексей Крол "Египет первых фараонов"

Археолог Алексей Крол в своей книге «Египет первых фараонов» сообщает ценные сведения о предыстории театра, выросшего, как известно, из обряда. Первые фараоны были, оказывается, главными лицедеями своего времени. Другой вопрос — в чём состоял смысл спектакля, который они разыгрывали перед подданными.


Начинается монография так: «Оставшись летом в Каире по причине отсутствия денег на обратный билет в Москву, я решил с максимальной выгодой использовать выделенное мне судьбой время для завершения книги по царскому празднику Сед». Книга делится примерно пополам: блестящее исследование происхождения праздника сед плюс египтологическая мини-энциклопедия. Сначала — о празднике. Название автор связывает с воинственным богом Седом, позднее отождествлённым с волком (вариант — шакалом) Упуатом.


Важнейшей частью церемонии был бег. Увенчанный короной, держа в руках знаки власти, футляр для священных документов и загадочную «инсигнию» [инсигнии (insignia), — внешние знаки царской власти в древнем Риме: золотая корона, кресло слоновой кости и свита из 12 ликторов] (этот предмет некоторые учёные производят от мухобойки), фараон должен был бежать — поначалу, видимо, вокруг дворца, а в классическом варианте — между пограничными знаками, символизировавшими подчинённую землю. Традиционно этот ритуал пытались осмыслить в духе Джеймса Джорджа Фрэзера. Помните «Золотую ветвь»? Священный царь, «магически ответственный» за социальное и природное благополучие, периодически «умерщвляется и замещается молодым и полным сил преемником». Египтяне, дескать, сначала тоже убивали своих вождей, а потом заменили убийство символической церемонией обновления жизненных сил фараона: тот как бы умирал и возрождался молодым и спортивным. Концепция Фрэзера всегда вызывала у меня сомнения. С чего это царю, по совместительству часто ещё и воину, а также его родным и близким, проявлять такую овечью покорность? Ладно — отдельные случаи. Мы знаем и в новейшей истории политиков, которые демонстративно ходили без охраны, провоцируя любого сумасшедшего с ножом: хочешь прославиться? Но чтобы мазохизм вошел в универсальную систему для множества стран и народов? Сомнительно. С другой стороны — дикари, что с них возьмёшь.


Алексей Александрович Крол на основании тщательного анализа археологических источников реабилитировал «дикарей» — если не мораль, то, по крайней мере, здравый смысл, им присущий — и показал, как именно формировался ритуал праздника хеб-сед на заре древнеегипетской государственности, от её основателя по имени «Сом» — до первого пирамидостроителя Джосера. «Первоначально это был военный триумф по случаю подавления мятежа в отпавших землях Дельты». Попутно разбирая феномен цареубийства у суданских племён, автор приходит выводу, что оно тоже «отнюдь не было ритуалом, но лишь частью политической борьбы».


Вторая составляющая книги — справочная. По общим методологическим и источниковедческим вопросам. Например: что такое «миграционизм». Или: как соотносятся история с антропологией. Последнее особенно важно потому, что сейчас в научной и даже учебной литературе начались какие-то странные игры со словом «антропология». Под вывеской «историческая антропология» студентам преподносится невесть что, «тотальные смыслополагания», а Алексей Крол напоминает, что на самом деле это по-прежнему серьёзная научная дисциплина, «принципы, задача и методология которой были разработаны академиком Валерием Павловичем Алексеевым», и они очень конкретные и внятные. Плюс путеводитель-справочник по истокам собственно египетской культуры: например, «Человеческие жертвоприношения в Египте», «Кенотафы» (то есть, пустые, фальшивые захоронения), «Царские имена» и так далее. О раннединастическом Египте хорошо писал Юрий Яковлевич Перепёлкин, но уже с полвека тому назад, а здесь — данные последних раскопок. Плюс хронологическая таблица, чёткая терминология, продуманный подбор качественных иллюстраций.


И опять же под конец капля дёгтя: параграф «Праздник на Востоке» выделяется стилистически и по содержанию. «Согласно теории праздника, разработанной Элиаде, любой праздник всегда является переходом из мирского профанного времени к времени священному, которое по своей сути является временем изначальным, когда происходило творение космоса». Мирче Элиаде — видимо тот, кто уже как-то фигурировал у нас в сюжете, извините, о румынском фашизме. А по сути «теории» — если праздник «любой» и «всегда», то к какому творению космоса относится, например, 9 мая? И вообще всё, что отмечают люди, не верящие, что космос был сотворён? Кстати, и праздник сед сюда не вписывается.


Книга в целом, безусловно, необходима, чтобы понимать, тем более преподавать древнюю историю — хотя бы и школьникам, но на современном качественном уровне.



XS
SM
MD
LG