Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Годовщина погромов в Лондоне


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Воронцова.



Полина Ольденбург : 25 лет назад, в апреле 1981 года одним из районов Лондона, Брикстон, оказался полностью охвачен крупнейшими массовыми беспорядками. В течение трёх дней толпа, состоящая в основном из чернокожих молодых людей, жгла автомобили и крушила магазины. В столкновении в Брикстоне между полицией и обитателями этого района на юге Лондона сотни человек на обоих сторонах получили ранения. По словам многих комментаторов, эти события оказали огромное влияние на отношения между полицией и представителями этнических меньшинств в стране. Подробнее обо всем этом в истории Елены Воронцовой из Лондона.



Елена Воронцова : Район Брикстон всегда славился высоким уровнем преступности. Бедность и безработица, плохо освещенные улицы и то, что многие жители тогдашнего Брикстона называли не иначе, как полицейским произволом, - все это не делало район привлекательным местом для обитания. Тем не менее, для большинства британцев вспыхнувшие в апреле 1981 беспорядки оказался полной неожиданностью. Тогда казалось, что чернокожие иммигранты полностью интегрировались в местную жизнь. Однако, жившие тогда в Брикстоне дети тех, кто в сороковые годы приехал в Англию с Карибских островов, не хотели мириться с тем, с чем привыкли жить их родители. Писателю и актеру Куамме Куэй-Арма было тогда 12 лет.



Куамме Куэй-Арма : Сейчас, без сомнения, ситуация сильно изменилась к лучшему, хотя осталось еще и много проблем. Когда я был подростком, я каждый день мог услышать «Убирайся туда, откуда приехал», хотя я родился на этой же улице. И сегодня мои дети больше не должны слушать ничего подобного. Тогда, во времена этих беспорядков, мне было 12 или 13 лет, я жил в районе Саутхолл. Я помню, однажды ко мне подошли полицейские на улице и стали толкать меня в спину и говорить «Дай нам повод тебя арестовать».



Елена Воронцова : Несмотря на принятое еще в 1976 году закон о межнациональных отношениях, полиция использовала различные лазейки. Например, полицейский мог остановить человека на основании лишь подозрения в том, что тот собирается совершить преступление. Полиция, по словам жителей, злоупотребляла этим «постановлением о подозрении» слишком часто. В начале апреля 1981 года полиция провела в Брикстоне операцию под названием Swamp , когда с целью снижения уровня уличной преступности, за 6 дней было арестовано свыше тысячи человек. Отношения между полицией и жителями Брикстона были и без того натянутыми, а тогда ко всему добавились рассказы о жестоких побоях молодых людей в полицейских участках.


Линда Беллос - политическая активистка. Она стала первой черной женщиной, возглавившей орган городской администрации в Британии. В 1985 году ее избрали членом совета от партии лейбористов района Ламбет, к которому принадлежит и Брикстон.



Линда Беллос : Дело не только в операции Swapm , нужно рассматривать всю ситуацию. Каждый чернокожий мальчик из одноклассников моего брата был хотя бы однажды арестован «на основании подозрения». Я не вспомню ни одного чернокожего лондонца старше 45-ти, кто не был бы арестован по этому закону. Мы не говорим тут об одном дне, когда у кого-то взыграла злость, и вспыхнул этот мятеж, тут имела место административная дискриминация - и это была обычная практика.



Елена Воронцова : Надо отдать должное обеим сторонам. В конце концов, они сумели направить всю энергию в позитивное русло. После крупнейших в Британии беспорядков в Брикстоне, которые эхом прокатились еще по нескольким городам на севере, полиция пересмотрела свои действия. А представители этнических меньшинств стали чаще проявлять политическую активность, и на сегодняшний день многие из них занимают посты в администрации того же Ламбета. Абби Канлифф снимает жилье в Брикстоне.



Абби Канлифф : Когда я переезжала туда, я боялась, поскольку наслушалась всех этих страшных историй при Брикстон. Когда выходишь из метро, то попадаешь сразу на главную улицу, и там множество банкоматов. И по рассказам, там чаще всего случаются ограбления, отнимают деньги, карточки. А в автобусных остановках якобы идет торговля наркотиками.



Елена Воронцова : И оправдались ли все эти страхи?



Абби Канлифф : О, нет. Я ни разу не видела ничего подобного. Мне нравится Брикстон. Сейчас - это модный многонациональный район, где сливаются разные культуры. Там живут молодые профессионалы. В субботу утром я хожу на местный рынок, там есть польские продукты... Кругом африканские забегаловки, суши-бары, все что угодно. Мы дома веселимся оттого, что каждый вечер, придя с работы, находим под дверью две-три новых рекламных листовки из новых ресторанчиков с еще какой-то экзотической кухней, о которой мы раньше не слышали. И улицы всегда чистые, в парках люди сидят на скамейках, приятная расслабленная атмосфера.


Очень умным шагом со стороны властей было укрепить связи между полицией и местными жителями. Сейчас единственным проблемным местом в Брикстоне остается «Анджел истэйт» - район, куда даже социальные работники вынуждены ходить в сопровождении полицейских.



Елена Воронцова : Абби Канлифф - жительница сегодняшнего Брикстона.


Так что история многонационального лондонского района продолжается - и хэппи-энд еще далеко впереди.


XS
SM
MD
LG