Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По экономическому развитию Россия опережает только Узбекистан


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Михаил Соколов .



Андрей Шароградский: В Лондоне сегодня открылся девятый Российский экономический форум, который продлится в британской столице до 25 апреля. Это ежегодная крупномасштабная встреча представителей российского бизнеса и их западных партнеров.



Михаил Соколов: На экономическом форуме в Лондоне дискутировали о той развилке, которую Россия прошла в последнее время, когда государство стало все больше средств тратить на приобретение активов в конкурентных секторах экономики. Заместитель руководителя аппарата правительства Михаил Копейкин считает подобное развитие вполне естественным и рисует перспективы стабильно роста. А вот вице-президент Российского Союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс уверен, что власти следовало бы не тратить деньги на приобретение частных компаний, а вкладывать в образование, в долгосрочной перспективе это окупится, обеспечив иное качество развития экономики.



Игорь Юргенс: Что такое правильное решение? Самый простой пример - это минимум 5 процентов того же самого валового внутреннего продукта на образование. Хочу напомнить, в России пока до 2 процентов мы не дотягиваем тех средств, которые тратим.



Михаил Соколов: Руководитель РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс сказал, что нынешнее огосударствление экономики он считает тактической ошибкой.



Анатолий Чубайс: Я считаю эту линию действий масштабной, тактической, подчеркну это, тактической ошибкой. И уверен в том, что она достаточно быстро, в диапазоне 3-5 лет, будет легко вскрыта и доказана, после чего наступит следующая волна приватизации, что означает, стратегических рисков я здесь не вижу.



Михаил Соколов: Вся стратегия РАО ЕЭС в секторах конкурентов направлена на максимальное привлечение инвестиций частного капитала. Очень резко выступил руководитель группы МАИР Виктор Макушин, он прямо сказал, что в руководстве России нет понимания того, как важно нормально относиться к бизнесу.



Виктор Макушин: Существуют два пути - или наперекор тем условиям, которые мы имеем, нам необходимо все-таки создавать трудоспособный инвестиционный бизнес, или просто продавать свои банки и заводы, собственно, что сейчас и происходит, доля в экономике госсобственности иностранцев очень сильно растет. В общем-то, ситуация сама подталкивает многих к таким решениям. Потому что иностранцам, если уж откровенно говорить, сегодня объективно получается более выгодно вести бизнес в России, поскольку за ними стоят их государства, их поддерживают. Более выгодно, более эффективно они могут вести бизнес в России, потому что государственные предприятия не подвергаются налоговому терроризму и административному давлению.



Михаил Соколов: Макушин сделал такой вывод. Руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин подчеркнул, что одно из оправданий увеличения государственного присутствия в экономике - это попытка консолидации активов. Олег Вьюгин считает, что компании, в которых потом будет 49 процентов акций частных инвесторов, станут вести себя рыночно.



Олег Вьюгин: На самом деле, как только они продадут 49 процентов, они фактически потеряют контроль.



Михаил Соколов: Почему?



Олег Вьюгин: Потому что 49 процентов - это очень много, это означает, что либо они должны будут бороться с акционерами, либо договариваться. Скорее, они будут договариваться. Значит, на самом деле дело пойдет уже не по диктату, а по логике экономической. Надеюсь, что Россия со временем выработает более тонкие механизмы политического контроля над крупнейшим бизнесом.



Михаил Соколов: Наиболее масштабную попытку сравнительного анализа предпринял руководитель "Альфа Банка" Петр Авен. Он указал, что по сравнению с другими странами Восточной Европы и СНГ по многим показателям сегодня Россия, мягко говоря, далека от совершенства: рост у нее средний, она не догоняет, к примеру, Чехию или Польшу, в отличие от бурно растущего Казахстана (за 5 лет экономика Казахстана выросла на 63 процента, Украина - на 44, России - на 35). Петр Авен так отметил рост влияния государства.



Петр Авен: Безусловно, тенденция такого вмешательства государства в экономическую жизнь связана не только с тем, что государства все больше и больше. У нас налогообложение самое высокое из всех похожих на нас стран. С точки зрения расходов, должен сказать, что тут, к сожалению, нет министра финансов, я должен считать, что я восхищаюсь Алексеем Леонидовичем, у нас действительно за годы его правления Минфином очень успешная и очень жесткая финансовая дисциплина, к счастью, действительно тратить мы стали меньше. Но в реальном измерении расходы правительства растут последние три года почти на 20 процентов в год. Расходы у нас тоже растут быстро. При всем притом, что у нас совершенно замечательный фискальный баланс, тем не менее, безусловно, проблемы роста государства и дальнейшего ограничения расходов расширенного правительства стоят на повестке дня. Самая интересная картинка по поводу государства - это доля занятых в госсекторе, все государственные предприятия. Она у нас сейчас примерно 16 процентов, выше только в Узбекистане, гораздо выше, чем в Чехии и Польше.


Что касается госучреждений, просто бюрократии, то она с 2000 года выросла на 26 процентов, из этих 26 процентов 17 приходиться на последние три года. У нас просто гигантскими темпами растет государственный аппарат. Эта тенденция говорит сама о себе. Насколько эффективно можно решать при этом экономические проблемы, это, безусловно, некоторый вопрос.



Михаил Соколов: Притом, что россияне живут лучше по сравнению с 1991 годом, в России увеличивается социальное расслоение, подчеркивает Петр Авен.



Петр Авен: Сегодня распределение доходов хуже, чем у нас, на душу населения по этим стандартам только в Узбекистане. Чем меньше средняя пенсия от средней зарплаты, тем, вообще говоря, опаснее. У нас это соотношение самое низкое и, более того, оно у нас падает, средняя пенсия составляет 30 процентов от средней зарплаты. В цивилизованном мире аналогов вы не найдете. У нас на 20 процентов самых богатых приходиться почти половина потребления в стране, такие цифры, вообще говоря, тоже мало, где есть.



Михаил Соколов: Не создана частная пенсионная система. По словам Петра Авена, не увеличивается и вклад малого бизнеса в экономику. Государственные вложения и нынешняя социальная политика консервирует устаревшую структуру экономики, считает Петр Авен. В итоге своего доклада Петр Авен сделал такой прогноз.



Петр Авен: Все сегодня будет определяться разумностью экономической и социальной политики правительства. Нам сегодня нужно, прежде всего, тот рост, который у нас сегодня есть, и те возможности, которые у нас сегодня сложились, суметь переложить в реальные инвестиции. У нас, к сожалению, по-прежнему уровень прямых иностранных инвестиций в страну маленький. Мы видим, что Казахстан, быстро пошедший по пути создания современных рыночных институтов, в результате этого привлекает совершенно несравнимые с Россией потоки иностранных инвестиций. То же самое происходит и в Чехии, и в Польше. Сегодня инвестиции, как внутренние, так и внешние, являются на самом деле залогом нашего развития. Если они пойдут - у нас будет одно будущее, не пойдут - будет совсем другое. Сегодня создание условий доверия, комфортности инвесторов, как зарабатывающих деньги внутри, так и вкладывающих в нее, является именно тем вопросом, который, в общем, определит, куда мы в результате пойдем и кто прав: те, кто сегодня говорит, что у нас все замечательно, или те, кто говорит, что у нас все плохо. Вопрос на самом деле достаточно открыт.



Михаил Соколов: Будущее России, по мнению руководителя "Альфа Банка" Петра Авена зависит от того, как будет пройдена нынешняя развилка, будет ли найдено верное решение, как жить экономике в период высоких нефтяных доходов.


XS
SM
MD
LG