Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 07 Февраль, 2009



Один слушатель считает, что я поступаю неправильно, почти не оглашая писем, нелепых «как по форме, так и по содержанию» (это его слова). Он не верит, что таких писем нет, а раз они есть, то моя, дескать, обязанность уделять сколько-нибудь внимания и им, тем более, что среди них попадаются и смешные, а смеяться, как известно, не грешно. Ну, что ж, читаю первое попавшееся из таких – не очень, по-моему, смешное, не вполне и нелепое, но достаточно необычное: «Лужков, враг русского народа, хочет вызвать войну с Украиной, после чего Россию заселят выходцы из Средней Азии и Китая. На Украину его больше пускать не надо. Россия не передавала Крым Украине, а передало международное право. Киевляне основали Москву. Они не передавали этот город России – так сложилась историческая обстановка, с которой Лужковым необходимо считаться. Поддерживают Лужковых те, у кого ещё не выветрились имперские мозги, - автор, наверное, хотел сказать: не проветрились, - но это пройдёт. А также поддерживают его те, у которых в Крыму недвижимость. Прошу копию моего письма передать в правительство Украины и обнародовать по вашему радио. С уважением (такой-то), город Санкт-Петербург».

«Ну, здоровО (над последним «о» поставлен знак ударения) живёшь или здоровенькі були, Анатолий Иваныч, повесь портки на ночь, я тоже Иваныч! Давненько вам не писал – с тех пор, как послал матерное письмо, но продолжаю вас слушать с огромным удовольствием, вниманием и интересом. Для меня это кайф, лучше, чем смотреть разных скоморохов и кривляк, которые публику смущают и дурачат, умудряясь на этом ещё и бизнес делать, вертя голым задом, как у обезьян». Дальше автор подробно рассказывает, почему я набитый дурак, хотя он и ценит меня высоко, а набитый дурак я потому, что не извещаю слушателей о том, что мир идёт под конечное управление Антихриста. «Это, - объясняет он (не Антихрист, от которого я писем ещё не получал, а слушатель «Свободы» Смирнов, имени не знаю, а отчество Иваныч, из Риги, - такая хитроумная группировка влиятельных лиц, возомнивших себя властителями мира, но не понимающих, что над ними стоит кто-то выше, то есть, сам Сатана или враждебный людям Инопланетный Разум».
Если кто-то скажет, что теория этого слушателя далеко ушла от теорий Лужкова или кремлёвских пропагандистов, не соглашусь.

Несколько лет назад я ознакомил слушателей «Свободы» с письмом человека, который за сколько-то лет (не помню точно, за сколько) направил в разные инстанции то ли шестьсот, то ли семьсот (тоже не помню) жалоб и заявлений. И вот опять письмо от него, от Тарасова Виктора Тихоновича из Белоруссии. «Уважаемый Анатолий Иванович! В своё время в вашей передаче прозвучало моё письмо. Хотел написать вам сразу и поблагодарить, да подумал, что зря буду вас беспокоить. А теперь появился повод. Я отказался от гражданства России и получил гражданство Беларуси. В России мне не выдавали заграничного паспорта. Получив гражданство Беларуси, я получил белорусский загранпаспорт серии РР. Теперь у меня есть возможность выезда за границу, в любую страну мира. Хотя имеется выражение: «Я планирую Париж, а планирует ли меня Париж?». Но есть надежды маленький оркестрик. Повторю вам, что в бывшем СССР я написал свыше восьмисот писем и обращений в различные инстанции. Но это не всё. Уже в России я написал, полагаю, около четырёхсот-пятисот обращений. Но и это не всё. Затем, уже в Беларуси, я написал ещё около пятисот обращений. Если всё сложить, будет около двух тысяч. Ни одно из них юридически не опровергнуто как несостоятельное. Я полагаю, что моя деятельность, если не будет оценена как политическая или борьба за свои права, то, возможно, заслужит внесения в книгу Гиннеса. Так что меня, возможно, ещё запланируют и Париж, и Лондон, и Берлин, и Вашингтон. Тарасов Виктор Тихонович. Город Орша Витебской области».

Есть люди, которые возбуждаются, как только услышат слова «свобода слова». Они должны тут же объяснить тебе, что «свободы слова» нигде не было и нет, а если ты утверждаешь, что она таки кое-где имеется, то ты лгун, продажная шкура, и место тебе на адской сковородке. Читаю: «Вот высказываетесь вы о великой ценности свободы слова. Вы что же, думаете, действительно эта свобода есть в России, да и в мире целом? Да попробуй я раскрой рот, ну хотя бы на своего губернатора. В лучшем случае отделаюсь в суде статьей клеветы и оскорбления с последующей выплатой такой суммы, что придется пыхтеть лет пять по моей зарплате. Свобода слова тогда чего-то стоит, если это слово может быть барометром для объекта, а от этого объекта исходили бы положительные выводы. Говори сколько угодно - на тебя посмотрят как на деталь толпы. Раньше затыкали рот – значит, воспринимали серьезно, а ныне говори, сотрясай воздух, всё равно ты просто ноль. Любую стачку надо зарегистрировать. Это вроде бы я у пана спрашиваю: можно мне тебя чуть- чуть поругать, тот – снисходительно: ну давай, только лишнего ничего не болтай. Это вы такую свободу считаете ценностью? Я, конечно, знаю заранее, что вы скажете об этом», - пишет автор этого письма. Он знает, что я скажу, а я, по чести, не знаю, что сказать, и рад, что никто не обязывает меня что-то говорить, когда не хочется.

Следующее письмо – редчайшее. Это второе или даже третье письмо этого слушателя. Он москвич. В предыдущих письмах называл меня Иудой. Теперь пишет: «Здравствуйте Анатолий Иванович! Прослушал вашу передачу и беру свои слова обратно - насчёт «Иуды». Вы действительно читаете письма с различными точками зрения и просто выполняете свою работу. Приношу свои извинения».
Принимаю ваши извинения, дорогой, но готов к тому, что завтра вы опять наречёте меня если не Иудой, то ещё как-нибудь. От человека, который так легко меняет свои оценки, этого можно ожидать.

«Уважаемый Анатолий Иванович! Мне нравится ваше общение с читателями и слушателями - слегка ироничное и в целом доброжелательное.
Огромная просьба - поделитесь своим мнением о росте шовинизма в России. Ведь молчание общества и даже поощрение властями этой чумы может привести и уже приводит к ужасным последствиям. Неужели никто не писал вам об этом? Надо кричать и бить во все колокола. Или уже поздно?
Владимир».
О, Владимир! Иногда мне кажется, что только об этом и пишут, заходя с той или иной стороны. В каждой передаче я читаю два-три письма, если не больше, о разгуле великорусской спеси и хамства, о том, как люди упиваются чувством своего превосходства над всеми другими, о том, что власть не только поощряет эту болезнь, - она, собственно, сама является этой болезнью. Наши слушатели уже подробно описали последствия. На демократии поставлен крест, на людей, для которых что-то значит политическая свобода, права человека, смотрят как на дурачков или врагов… О причинах тоже сказано всё, и давно, мне вместе со слушателями «Свободы» остаётся только повторять и повторять сказанное…

Правда, есть у меня одно письмо, в котором присутствует мысль, которую не часто обсуждают. Это, собственно, не письмо, а целый трактат, главная мысль такая: жители России не то что не любят свободу – они её боятся, а боятся потому, что шестое чувство им подсказывает, что Россия свободы не выдержит, распадётся как государство, а не выдержит она свободы и распадётся потому, что русские ещё не стали нацией в полном смысле слова, нация ещё в ходе становления. Как это понять? Что имеется в виду? Понять это легко, все подсказки даны очень давно. Если очень просто и коротко, то речь идёт вот о чём: русские ещё слишком разные. Люди и должны быть разными, человек неповторим. Но когда они представляют собою созревшую нацию, мы находим у них общие понятия, что такое хорошо и что такое плохо. Французы, к примеру, - нация давно готовая, это хлёбово давно сварилось. У барина и слуги, у воротилы и простого работяги, есть общие понятия, общие ценности: что значит жить по праву, как вести дела, как обращаться друг другу… В России же верхи и низы – это до сих пор как разные нации. Они чужие друг другу. Низам плевать на заботы верхов, верхам до лампочки тяготы низов. В стране нет согласия, как устроить общую жизнь. Одним всё ещё подавай коммунизм, другие примостились в фашизме, третьи хотят жить с западными удобствами, но с рабскими порядками. Вот русский человек и боится, что свобода приведёт к тому, что все передерутся со всеми, вот и терпит путинизм, эти путы на ногах. Другие народы идут всё вперёд и вперёд, некоторые несутся на всех парах, а Россия плетётся в хвосте и только надувает щёки. Заканчивается пересказанный мною трактат так: «В обычной жизни подсознание народа весьма консервативно, его изменение – процесс в высшей степени медленный. Ускорить его могли бы лишь экстраординарные шоковые события в жизни народа, часть из которых не пожелал бы пережить и врагу».

Показательный случай надувания щёк, кстати, автор следующего письма относит к августу прошлого года. «Военные специалисты знают, - пишет он, - что российская армия показала себя в Грузии слабой, несовременной, по существу, не способной воевать. Август прошлого года нанёс страшный удар по самолюбию Путина и его генералов. Оказалось, что они ни хрена не делали все эти годы, только воровали и болтали, а почему? Потому что общество их не контролирует, сказать вслух на всю страну правду о провалах никто не может, кругом враньё и очковтирательство, как всегда».

«3дравствуй, дорогая редакция! – следующее письмо. - Немалая часть нашего общества напоминает тоталитарную секту, которая ждёт конца света, с той разницей, что этот конец должен произойти в США. Этот антиамериканизм более зоологичен и смехотворен, чем даже при Сталине или Брежневе. Тогда не опускались до детских прозвищ типа пиндосов и мерикосов, а политобозреватели не косили под великовозрастных скинхедов, тыкающих пальцами в глаза дяде Сэму. Недавно в Интернете мне попался стишок неизвестного автора. Хорошо описывается психология ново-русского фашизма, который на полном серьёзе решил, было, сесть на голову развитым странам, и сидеть вечно, то есть, простодушно паразитировать на его технологиях и финансах.

Мы - цари! Вселенная - кормилица!
Стоит только глазом нам моргнуть,
всё бабло придет к нам и попилится,
устилая стружками наш путь!

Так думали до прошлой осени. И вдруг бабло перестало поступать.

И сегодня нам пора обидеться:
что еще за кризис мировой?
C сентября бабло у нас не пилится!
Как у вас, ребята, c головой?

Это – обращение к американцам.

Нам плевать на банки и на вкладчиков,
кто у вас чего не доплатил!
Вызовите срочно к нам наладчиков,
пусть наладят прерванный попил!

Быстро все исправили, раз-два!
C сентября в стране бабло не пилено!
И уже кончается жратва!

Всё именно так, как в этом стихе, - пишет автор письма. - Многие из нас уверены, что Америка хоть и враг, но почему-то обязана нас обеспечивать своими технологиями и деньгами. Она должна быть у нас на посылках, как золотая рыбка. Правительство надеется, что подаренного Бушем стабфонда хватит на год и больше, а потом то ли нефть опять подорожает, то ли наберём
кредитов опять же у врагов. Но почему эти детские надежды сопровождаются антиамериканским психозом? Потому что, при всех своих пороках и проблемах, США - единственная страна, которая способна придушить ново-русский фашизм. Он боится «вашингтонского ЦК», больше никого».
Автор этого письма забыл о «пекинском ЦК», которого ново-русский фашизм боится больше вашингтонского. В письме есть ссылка на один любопытный интернет-форум. Оказывается, проводится опрос "Позор России". Счёт ответов идёт уже на десятки тысяч. Первую четвёрку лиц, представляющих собою «позор России», пока составляют Путин, Ельцин, Горбачёв и Ксения Собчак. Этот перечень для меня такой же странный, как и телевизионный отбор героев российской истории. Поэтому я верю, что тут нет подтасовки. Такую кашу в совокупной голове невозможно сочинить… В этом письме хорошо сказано о разнице между советским антиамериканизмом и нынешним. Советский антиамериканизм был идеологический, религиозный, так сказать. На Запад и США смотрели с высоты коммунистического идеала. Запад пока богаче нас, но у него отсталое общественное устройство – капитализм, мы пока бедные, но у нас передовое общественное устройство – социализм, он постепенно станет коммунизмом, а ничего выше, чище, справедливее быть уже не может. Понятно, что взгляду с такой высоты не приличествовало босяцкое хамство. Шла жестокая борьба двух миров – мира капитализма и мира социализма. В этой борьбе, конечно, применялось такое оружие, как сатира, использовалось и хамство – тот же Никита Хрущёв не знал удержу. Но не было хамства подворотни, где никакой идеологии, никакой веры, никакого полёта: только злобная зависть и страх, да племенная спесь. В этом письме находим ещё одно важное наблюдение. Российский антиамериканизм последних месяцев – это антиамериканизм обескураженных паразитов. Советский антиамериканизм был антиамериканизм тружеников, людей, которые назывались строителями – строителями коммунизма, и они таки были ими. Строили Вавилонскую башню, конечно, но это другой вопрос - вопрос к архитекторам. А нынешний российский антиамериканизм – это антиамериканизм миллионов «халявщиков», о чём хорошо сказано в стишке, который привёл автор письма… И вот ещё что. Первый же человек, объявивший Путина самым большим позором России, написал в обоснование своего решения: «За зомбирование через ТВ про стабильность, преемственность и порядок». Вот сколько важности придаётся этому проклятому светящемуся ящику. Вот как ненавидят некоторые люди казённую брехню. Кажется, ещё нигде и никогда её ненавидели так, как сегодня в России.

Перейду к следующему письму. Данила Петров (так он себя называет: не Даниил, а Данила, это я подчёркиваю, чтобы люди не подумали, что я сам изменил его имя на панибратский лад) живёт в Москве, работает в иностранной фирме. Он рассказывает, как ездил со своими скандинавами в Троице-Сергиеву лавру. Читаю: «Нас встречает у ворот гид, женщина лет пятидесяти пяти в темном мохеровом платке и черном пальто. Взгляд властный, движения быстрые. «Вам на каком языке? Я могу и на английском». И вот на чистом английском языке матушка Сергия, так она себя называет, начинает свой рассказ. Ивана Грозного в семнадцатом веке называли не Грозный, а Святой, и сына он не убивал, и жён его бояре отравили. Тут же, к слову, и о Сталине. И Сталина бояре отравили, а он свой, православный - храмы открыл, а его отравили, а он реформы учинить хотел! Вот и дети бодро шагают по Лавре, очередная группа из Москвы. Сколько школьных групп переводила по Лавре наша матушка? «А как же картина Репина?». – «Нет, не было ничего, нет документов, нет источников». Да, матушка, нет новгородских и псковских летописей, нет переписки с Курбским, нет записок опричника Штадена. Нет ничего, нет и синодиков, в которых более трёх тысяч невинно убиенных. Нет свидетельств о том, как живых людей жгли на огне " мукою огненною", "подвешивали за руки и поджигали у них на челе пламя". Грозный приказал опричным катам привязывать младенцев к матерям и "метать в реку", рогатинами и топили тех, кому удавалось всплыть. Не было, наконец, и следующих слов недавно почившего патриарха: "Если признать святыми царя Ивана Грозного и Григория Распутина и быть последовательными и логичными, то надо деканонизировать священномученика митрополита Московского Филиппа, преподобномученика Корнилия, игумена Псково-Печерского и многих других умученных Иваном Грозным. Нельзя же вместе поклоняться убийцам и их жертвам. Это безумие. Кто из нормальных верующих захочет оставаться в Церкви, которая одинаково почитает убийц и мучеников, развратников и святых?". Остаются, Ваше святейшество, ещё как остаются, и слушают не вас. В группе были и мои соотечественники, молодые юристы и их наставники, матерые законники. После экскурсии слышу от них о матушке Сергие: «Она все верно говорила. А Иван все совершил в состоянии аффекта. Мы как профессионалы можем вам сказать, что его бы оправдали». Не сомневаюсь. И думаю: неужели снова нам станет "страшно поневоле средь неведомых равнин" и снова захочется прижаться к "святому" Грозному, к "мудрому" Сталину, к Путину с матушкой Сергией?».
Автор этого письма понимает, для чего нужны путинизму Грозный и Сталин. «Это спицы в державную колесницу, - пишет он. - Тут тебе и борьба с сепаратизмом, и укрепление вертикали, и защита церкви и русского народа от ересей». И ничего, кстати, нового, добавлю от себя. Иоаннаниты, то есть, поклонники Грозного, появились не сегодня – сегодня они только вплотную берутся за воспитания народа в своём духе. Дух тоже не нов, очень не нов – дух рабства, ненависти к свободе, собачьего восторга перед хозяином, который уж если врежет палкой между глаз, что куда там америкосу или шведу - им таких искр никогда не видать. Данила Петров своё письмо предваряет парой строк Максимиллиана Волошина: «И гильотине молится народ. /Благоговейно, как ковчег с дарами,/ он голову несет на эшафот». А я ещё раз вспомню Некрасова: «Люди холопского звания сущие псы иногда: чем тяжелей наказание, тем им милей господа». Но не надо, по-моему, рассуждать «в духе Фрейда», что она просто холопка, эта матушка Сергия, что в ней живёт тайная мечта полежать под плетью Грозного, под сапогом Сталина, извиваться, вопя от боли и упоения. Я думаю, дело проще и не так мерзко, Фрейд тут ни при чём (он вообще не идёт ни к какому делу) - она верит во врагов Христа больше, чем в самого Христа. Ей больше нравится думать о врагах православия, а не о его друзьях, вот ей и легла на душу байка, что Грозный изводил врагов её веры, за и что и пострадал.

«Уважаемый Анатолий Иванович! В прошлой передаче вы подняли и замечательно раскрыли тему кремлёвского вранья в ходе газовой войны России против Украины. Вы сделали это просто, доходчиво, Кремль вам ничего возразить по существу не сможет, да и не станет возражать. У меня в связи с этим риторический вопрос. Что же это делается? Кто нами руководит? Вы убедительно показали, что это люди не только бесчестные и безответственные, они элементарно некомпетентны, они не знают той работы, которую обязаны исполнять. Что же нам делать? Путин – это что-то вроде Николая Второго накануне и в ходе Первой мировой войны».
Вот уж это не приходило мне в голову! Напрашивались сравнения с другими историческими лицами. При этом лице нет, например, Распутина, его супруга не вмешивается в государственное управления, как делала последняя императрица. И не думаю я, что замечательно раскрыл тему кремлёвского вранья. Даже не уверен, нужно ли особенно стараться… Население России разделено на два народа. Один охотно верит всему, что говорит ему «ящик», особенно же тому, что враг не только за океаном, но и у ворот, другой народ твёрдо знает, что «ящик» врёт даже тогда, когда говорит правду. В такой обстановке нужно просто рассказывать людям, как обстоят дела, какие есть мнения и оценки – о том, например, что европейская проверка не подтвердила воровства газа украинцами. Или о том, что противники Путина в России считают, что он проиграл газовую войну, причём, вчистую, из-за своей некомпетентности и безответственности. В свою очередь, противники Юлии Тимошенко в Украине считают, что газовую войну проиграла она, причём, вчистую, из-за своей некомпетентности и безответственности. И Путина, и Тимошенко поносят одинаковыми словами. Как под копирку! Разница в том, что в России противников Путина никто не видит и не слышит, а в Украине противники Юлии Тимошенко с утра до утра на всех телеканалах, их половина в парламенте, их полно на государственной службе и повсюду. Интересно, что ни противники Юлии, ни её сторонники не стали кричать: «Ура, Европа подтвердила, что мы не воры!». В Украине не прекращается, а всё обостряется открытая борьба за власть. Стороны не щадят друг друга. Каждое лыко идёт в строку. Но воровство газа не может служить лыком, потому что все в Украине знают, что воровства не было, вот и не интересует эта тема участников борьбы. Можно обвинить волка, что он съел козлёнка, но что он съел капусту – нельзя, бесполезно, никто не поверит. Понимаете, как интересно и, по-моему, не очень хорошо, не очень правильно? Страну обвинили в воровстве - она молчит, оправдали – опять молчит, и всё потому, что данная тема не может быть использовано во внутренней сваре… А про Юлию Тимошенко на базаре говорят, что она продешевила, торгуясь с Путиным. И у неё, при всей её находчивости, пока не нашлось слов, чтобы убедить базар в обратном. Думаю, и не найдётся – есть вещи, в которых убедить базар невозможно.










Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG