Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Влияние экономического кризиса на российское телевидение


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.

Кирилл Кобрин: Российские операторы кабельного телевидения, такие как "Акадо", "Национальные телекоммуникации", "Стрим", "ЭР-Телеком", могут оставить своих абонентов без зарубежных каналов, если не получат от поставщиков скидок, компенсирующих подорожание валют в отношении к российскому рублю.

Вероника Боде: По статистике, в прошлом году в России было зарегистрировано 17,5 миллионов абонентов платного телевидения. Лидерами по охвату аудитории стали, в частности такие каналы, как Discovery, РБК, Animal Planet, ТV 1000, Eurosport, ТДК, "Детский мир". И вот теперь некоторые из этих каналов могут стать недоступными для российских зрителей. О прекращении трансляции некоторых каналов Discovery, в частности, заявила группа компаний "Акадо". Сейчас она ведет переговоры с западными поставщиками о предоставлении скидок. Ситуацию комментирует Денис Рычка, пресс-секретарь группы компаний "Акадо".

Денис Рычка: В настоящее время с некоторыми каналами сотрудничество строится на взаимоотношениях, когда кабельный оператор оплачивает каналу лицензионные сборы за то, что российский телезритель смотрит этот канал. В частности только по такой схеме работает в России Discovery. Если нам не удастся договориться с дистрибьютором канала Discovery в России о новых условиях оплаты, которые бы компенсировали удорожание валют, то мы рассматриваем возможность прекращения распространения некоторых каналов Discovery в своей сети. Переговоры сейчас ведутся со всеми западными каналами, с кем-то уже закончены, с кем-то продолжаются, но единственный, с кем никак невозможно договориться, это как раз канал Discovery. И если невозможно будет договориться, то мы в соответствии с законодательством российским будем вынуждены предупредить наших абонентов в десятидневный срок о том, что мы меняем канал на какой-либо другой, аналогичный канал, просто другого контент-производителя.

Вероника Боде: Но есть же другой выход из этой ситуации? Скажем, можно повысить абонентскую плату.

Денис Рычка: Нет, в данной ситуации любой, наверное, участник телекоммуникационного рынка к этой мере не будет прибегать и мы в том числе, потому что кабельный оператор предоставляет еще и Интернет-доступ, и доступ к сети телевидения. Соответственно, мы считаем, что это абсолютно крайняя мера, которая никак не отражает наши интересы с точки зрения бизнеса. Соответственно, мы считаем, что здесь должны все играть в равных условиях. Если мы идем на какие-то расходы, соответственно, нам бы хотелось какой-то адекватности со стороны наших партнеров и не перекладывать вот эти убытки на наших абонентов.

Вероника Боде: Насколько важно кабельное телевидение для российского зрителя? Об этом я спросила социолога Наталью Зоркую, ведущего научного сотрудника Левада-центра.

Наталья Зоркая: Известно, что телесмотрение занимает в досуговой деятельности россиян центральное место. И хотя незначительная часть россиян, не очень значительная часть имеет возможность смотреть зарубежные телеканалы, но все-таки это очень существенная часть. Спутниковое телевидение может смотреть в среднем около 9 процентов россиян. Понятно, что эта цифра значительно выше в городах и в образованных слоях, для которых чрезвычайно важно иметь разные каналы информации. И тут надо отметить телесмотрение новостных каналов. Большой популярностью пользуются так же научно-популярные каналы. Так вот среди тех, кто знает о том, что канал Discovery существует, 25 процентов могут его принимать, то есть это значительная часть россиян, и тоже как бы лишение их возможности смотреть передачи, которых стало на отечественном телевидении совсем мало. Это большая такая утрата может быть.

Вероника Боде: О влиянии экономического кризиса на российское телевидение рассказывает Александр Мельман, телевизионный обозреватель газеты "Московский комсомолец".

Александр Мельман: Ситуация в связи с кризисом на телевидении постепенно проясняется. Можно уже говорить, что некий негативный тренд обозначился довольно ясно. Если говорить о кабельных сетях, то действительно это уже плохая новость, что, скорее всего мы больше не увидим такие очень качественные каналы зарубежные, как Animal Planet, исторические всевозможные специализированные каналы. Потому что это действительно то, как надо делать, и это такая школа не только для телезрителей, которые просто смотрели и получали удовольствие, но и для самих телевизионщиков это некий знак качества, некая планка, до которой нашим программам подобного рода еще расти и расти.
Другое дело, что, несмотря на то, что в больших городах у нас очень развито кабельное телевидение, все-таки надо сказать, что большинство зрителей даже не совсем, наверное, понимают, что это такое. То есть Россия в этом смысле не настолько технически развита. В Москве, безусловно, люди могут смотреть 60, а то и больше каналов именно благодаря кабельному телевидению. Но, еще раз говорю, что многие просто это не почувствуют, потому что еще этого на большей части территории нашей страны просто нет. Все-таки люди смотрят, как правило, в среднем восемь каналов всем известных и не более того.

Вероника Боде: Александр, если говорить о влиянии кризиса на российское телевидение в целом, то насколько оно уже заметно и что еще здесь может произойти в ближайшее время?

Александр Мельман: Можно констатировать, что, во-первых, так ожидаемое внедрение у нас в стране цифрового телевидения, я боюсь, что может просто отложиться. Что касается того, что просто зрители могут видеть на больших каналах, то уже ясно, что реклама вдруг вернулась старая, та, которая давно уже пропала. То есть, соответственно, рекламодатели, очевидно, уже по второму или третьему разу перепродают тот залежалый товар, который, казалось бы, они уже должны были продать.
Во-вторых, мы видим многочисленные повторы, но об этом уже много говорилось, но просто они иногда бросаются в глаза, когда, например, очень хороший, на мой взгляд, юбилейный вечер Юрия Николаева показали через месяц после того, как мы увидели его тогда, когда у Николаева был юбилей. То есть это было на Первом канале и на Первом канале происходит подобное уже не первый раз. То есть это явно мы уже видим, что каналы экономят, они должны протянуть, скажем, до конца телевизионного сезона, поэтому они ставят некий такой вторичный продукт и, как бы хорош он ни был, все-таки мы уже избалованы все время такими новинками, тем более от Первого канала. На других каналах происходит то же самое. Мы видим, как на канале "ТВ-Центр" идет сериал "Апостол", то есть некий бартер, потому что этот сериал прошел, напомню, на Первом канале тоже не так давно. Поэтому, конечно, все выкручиваются, как могут. Пока это может быть не так сильно сказывается для зрителя на том самом контенте, то есть на программном обеспечении, потому что у нас люди любят смотреть эти самые повторы, но, надо прямо сказать, что дорогих шоу мы, наверное, уже так скоро не увидим. Более дешевые программы, как то, прежде всего, разговорные, когда есть одна или две говорящие головы и, в общем-то, больше ничего, вот сейчас, наверное, будут превалировать. Это такой новый идеологический контент.
Кризис, надо сказать, вообще сейчас у нас на телевидении стал некоей новой фишкой. Включишь любую программу, от юмористической до музыкальной, все говорят буквально о кризисе. То есть, если еще недавно мои коллеги говорили, а где же разговоры о кризисе, то теперь хочется бежать от этих разговоров куда подальше, в частности, наверное, на канал "Культура", смотреть концерт Джона Леннона или "Линию жизни" с поэтом Александром Кушнером. Вот уже хочется спасаться от такого нового кризисного гламура.

Вероника Боде: Таковы наблюдения Александра Мельмана, телевизионного обозревателя газеты "Московский комсомолец", по поводу влияния экономического кризиса на российское телевидение.

XS
SM
MD
LG