Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. В Польше создается Музей коммунизма


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Лемешевский.

Александр Гостев: Через 20 лет после падения коммунистической системы в Польше в Варшаве создается Музей коммунизма. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Александр Лемешевский.

Александр Лемешевский: Йоанна Щепковска, одна из наиболее выдающихся современных польских актрис, режиссер и писательница, стала известной миллионам поляков не только благодаря своему творчеству на киноэкране и в театре, а прежде всего тому, что осенью 1989 года произнесла в живом телевизионном эфире, в выпуске новостей, не запланированную ранее фразу.

Йоанна Щепковска: Дамы и господа, 4 июня 1989 года в Польше закончился коммунизм.

Александр Лемешевский: Речь идет о первых частично свободных выборах в парламент Польши, в которых депутаты от власти потерпели сокрушительное поражение от демократических сил.
Трудно представить себе Музей коммунизма без этого архивного материала, где знаменитая актриса говорит на всю страну то, о чем поляки уже знали, но что власти все еще пытались скрывать.
А как вообще должен выглядеть такой музей? Участники специальной конференции на эту тему, состоявшейся несколько месяцев назад, к общему решению прийти не смогли. Интересно, что больше всего споров вызвал
вопрос о том, чем должна заканчиваться экспозиция. Говорит участник конференции, профессор Анджей Пачковский.

Анджей Пачковский: Что должно быть в конце экспозиции - "круглый стол" и частично свободные выборы в парламент в 1989 или уже полностью свободные выборы в 1991? А может победа Леха Валенсы на выборах президентских? Есть еще предложения, чтобы в последнем выставочном зале собрать то, что осталось от коммунизма. Ведь осталось немало. Вот даже Коммунистическая партия есть, которая время от времени заявляет о себе на разных демонстрациях.

Александр Лемешевский: Идея создать музей коммунизма родилась около 10 лет назад. Среди ее авторов и выдающийся режиссер Анджей Вайда, который считает, что в польском кино не снят еще целый ряд исторических фильмов, что касается истории Польской Народной Республики, и сделать это будет все труднее, поэтому создание музея коммунизма сегодня актуально.

Анджей Вайда: Хорошо, когда фильмы создаются в то время, когда события, о которых фильм, происходят на самом дели, в окружающей нас жизни. Тогда они, хотя это и художественные фильмы, но, тем не менее, в какой-то степени документируют происходящее. А вот теперь, например, трудно будет сделать фильм о нашем "круглом столе" - так значительном событии для истории всей Европы. Мы Перессорились между собой настолько, настолько по-разному оцениваем те события, что как бы их показать, будут недовольные. О создании "Солидарности" фильм снял немец Фолькер Шлендорф. Это выдающийся режиссер, мой друг и фильм меня растрогал, но почему мои молодые коллеги не взялись за это. Говорят - нужно ждать. С перспективы виднее. И с кино и с музеем. А я думаю - нечего ждать, надо дело делать!

Александр Лемешевский: Между тем, как стало известно буквально накануне, решение, что касается места расположения Музея коммунизма и его концепции уже есть. Музей будет располагаться на территории Дворца культуры и науки, который называют еще "подарком Сталина польскому народу" - более подходящего места, пожалуй, не найдешь.
Согласно проекту архитектора Чеслава Белецкого, который сам в прошлом был активным деятелем антикоммунистической оппозиции, часть экспозиции будет размещаться под землей, а часть на поверхности, во дворе Дворца культуры и науки. В подземных залах, например, будут среди прочего висеть портреты коммунистических деятелей, а на верху - сброшенный с постамента памятник Сталину.
Музей будет занимать площадь около 7,5 тысяч квадратных метров и должен быть построен к 2011 году, если не помешает недостаток средств, связанный с мировым финансовым кризисом. Об этом уже поговаривают некоторые депутаты варшавского городского совета и вспоминают знаменитые слова коммунистического лидера Эдварда Герка, который обращался к полякам за помощью.

Эдвард Герек, архив: Товарищи, можете быть уверены, что мы так же, как и вы, сделаны из такого же теста. И нет у наст другой цели, чем та, о которой мы говорим. Если вы нам поможете, то вместе все у нас получится. Ну, так как, поможете?... Поможем!

Александр Лемешевский: Между тем, в Варшаве уже есть Музей преступлений коммунизма. Музей был создан два года назад в здании, принадлежавшем когда-то несуществующим ныне Военным информационным службам. Сразу после войны это была военная тюрьма, где до 1956 года приводились в исполнение смертные приговоры. В музее показаны способы, при помощи которых спецслужбы Польской Народной Республики заставляли арестованных "врагов народа" во всем признаться и подписать соответствующие бумаги. Говорит историк Ярослав Маевский.

Ярослав Маевский: Условия содержания в подобных тюрьмах были ужасными. Делалось все для того, чтобы арестант как можно больше страдал. А делалось это для того, чтобы в как можно более короткий срок добиться от него признания в том, что он сделал или не сделал. Это и не важно, в принципе. Главное, чтобы подписал то, что нужно службам.

Александр Лемешевский: В музее-тюрьме крохотное помещение карцера, пребывание в котором было особенно трудно перенести.

Ярослав Маевский: Часто в такой карцер наливали воду, чтобы увеличить страдания узника, который вынужден был стоять все время в холодной воде.

Александр Лемешевский: Польская народная республика просуществовала 44 года 11 месяцев и 12 дней.
XS
SM
MD
LG