Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ахмеду Закаеву предложили вернуться на родину


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие глава чеченского правительства в изгнании, живущий в Лондоне политэмигрант Ахмед Закаев.

Андрей Шарый: Глава чеченского правительства в изгнании, живущий в Лондоне политэмигрант Ахмед Закаев в интервью Радио Свобода подтвердил факт обращения к нему со стороны чеченских властей с целью возвращения на родину. Об этом президент Чечни Рамзан Кадыров сообщил в интервью "Российской газете", заявив, что в Грозном Закаев, профессиональный актер, мог бы играть в местном театре или заведовать государственным концертным залом. Российская прокуратура обвиняет Закаева в совершении преступлений в ходе российско-чеченского конфликта, в том числе в терроризме, и требует от британских властей выдачи политэмигранта. В 2003 году Закаев получил в Великобритании политическое убежище. В интервью Радио Свобода Закаев опроверг слова Кадырова о том, что инициатива в переговорах о возвращении в Чечню исходила от самого политэмигранта.
Насколько верны слухи о контактах между вами и Рамзаном Кадыровым, либо людьми из его окружения относительно перспектив вашего возвращения в Грозный?

Ахмет Закаев: Сегодня с утра, наверное, практически все средства массовой информации задают один и тот же вопрос относительно тех громких заявлений, которые якобы сделал Рамзан Кадыров, в частности, относительно моего возвращения или трудоустройства. Если бы я был движим заботой или проблемами трудоустройства, то, конечно, я бы давно эту проблему решил, еще когда Казанцев во время нашей встречи в 2001 году от Путина передал мне предложение занять место тогда еще не назначенного Кадырова-старшего. После этого тоже поступал ряд предложений со стороны российского руководства. Я глубоко убежден в том, что российско-чеченские взаимоотношения могут измениться и перейти в другую стадию или другую политическую плоскость только после того, как будут определены эти взаимоотношения. Российско-чеченский конфликт не имеет силового решения. Собственно говоря, Рамзан Кадыров решает только те задачи, которые ему дают решать, которые на него возложили. Отвечать или гарантировать что-то кому-либо он не может, безусловно, в силу тех обстоятельств, в которых он оказался.

Андрей Шарый: А вы общались все-таки с Кадыровым или с его людьми? Было такое предложение напрямую вам? Говорили ли вы с кем-то из них?

Ахмет Закаев: Да, безусловно. Ко мне приезжал его представитель от его имени. Это было 7-8 месяцев назад, что если я возвращусь в Чечню и буду способствовать восстановлению республики, возрождению, что якобы все мои проблемы, связанные с российской Генпрокуратурой, что они будут решены. Как бы Рамзан Кадыров лично заверяет меня в том, что никаких проблем не будет. Якобы он даже говорил с кем-то из высшего руководства России, чуть ли не с Дмитрием Медведевым. Потом мне передали трубку и сказали, что по этому телефону говорит Рамзан. Безусловно, он также подтвердил эти слова, что он хочет, чтобы я вернулся. Я ответил, что у меня нет никаких проблем ни с ним, ни с теми, кто за ним стоит. Российско-чеченское противостояние уходит корнями несколько веков, еще до его и моего рождения. Поэтому разрешение этой ситуации исключительно прерогатива российского руководства. И до тех пор, пока не будут разрешены вот эти вопросы, вряд ли можно говорить о долгосрочной стабильности в Чечне или на Северном Кавказе. Я сказал, что оттого, что я вернусь в Чечню, ничего не изменится. Нужно изменить ситуацию в самой Чечне, и как бы решить вопросы с Россией - в каких взаимоотношениях и как мы будем двигаться дальше. Я как председатель кабинета министров Чеченской республики - Ичкерия готов обсуждать именно эти вопросы, но ни в коем случае обсуждать какие-либо мои личные проблемы и мои личные вопросы.

Андрей Шарый: Господин Закаев, ваше имя всплывало несколько недель назад еще и в связи с заявлением ФСБ. Они убили, как заявили, в ходе спецоперации в Чечне некоего человека по имени Иса Хадиев. Говорили о том, что он заслан вами с целью организации незаконных вооруженных формирований в Чечне. Это ваш лазутчик или нет?

Ахмет Закаев: Нет, конечно. Я вам скажу абсолютно точно. Я этого человека заочно знал. Я его никуда не направлял. Позиция чеченского руководства, кстати, правительство которого я возглавляю, остается неизменной. Российско-чеченский конфликт не имеет силового решения. Создавать какие-то дополнительные вооруженные структуры в Чечне или в подполье, просто нет абсолютно никакого смысла. Поэтому я этим не занимался и не занимаюсь. Конечно, это была истерия очередной пропаганды со стороны российского ФСБ. Может быть, даже тому способствовали какие-то сигналы со стороны Рамзана Кадырова или его сторонников о возможном нашем диалоге, о возможной консолидации чеченского общества, которого больше всего Россия и боится. Безусловно, они не хотят, чтобы чеченцы на какой-то идее сформулировали общую позицию и консолидировались как единая нация, как единое общество. Принцип людей империи - разделяй и властвуй - очень хорошо отработан, и он сегодня дает свои плоды именно в Чечне. Поэтому любые контакты с Кадыровым или контакты Кадырова со мной, безусловно, будут находить отрицательную, негативную реакцию со стороны российских спецслужб, которые заинтересованы в продолжении этого конфликта.

Андрей Шарый: В этот раз с этим несчастным Исой Хадиевым вас защищал сам Кадыров. Он говорил (и его люди, и его представители) о том, что вы не имеет отношения к организации вооруженного подполья в Чечне сейчас. В этой связи у меня вот какой вопрос. Мы с вами беседовали в эфире Радио Свобода уже о вашей характеристике нынешнего чеченского режима и Кадырова. Меняется со временем ваше отношение к Рамзану Кадырову? У вас есть о чем с ним говорить?

Ахмет Закаев: Безусловно, чеченцы, в чеченском обществе всегда доминировал плюрализм мнений. Я уверен, что чеченцы должны и обязаны разговаривать между собой для решения любых проблем, которые сложились. А сегодня в республике, безусловно, есть проблема - так называемая чеченизация конфликта. Выход из этой ситуации возможен только при открытом диалоге. Неважно, каких политических убеждений и взглядов тот или иной субъект или гражданин придерживается, важно, чтобы была попытка найти какую-то общую формулу, которая способствовала бы недопущению национальной катастрофы. Продолжение чеченизации - это и есть национальная катастрофа. К большому сожалению, мы сегодня должны признать факт, что, да, в какой-то степени этот вариант - вариант чеченизации - это удалось российскому руководству и российским спецслужбам. Сегодня все, кто озабочен будущим чеченцев и чеченского народа, как раз таки и должны способствовать тому, чтобы этот конфликт или чеченизация не развивалась, чтобы это остановить. В этом отношении, безусловно, я уверен и глубоко убежден в том, что чеченцам надо разговаривать между собой.

Андрей Шарый: Вы считаете, Кадырова предателем чеченского народа или нет?

Ахмет Закаев: Знаете, я вам и тогда ответил на этот вопрос. Безусловно, то, что сегодня делает Кадыров в Чечне, практически став проводником российской политики, историей этому будет дана оценка как предательство. Но если сегодня мы сумеем найти какой-то абсолютно приемлемый выход из сложившейся ситуации, если Рамзан Кадыров будет способствовать тому, чтобы этот выход был найден, я думаю, что будет другая оценка. Но на сегодняшний день я говорю - эта оценка остается.
XS
SM
MD
LG