Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Археологи против энергетиков – проблемы высокогорного водохранилища в Северной Осетии


Ирина Лагунина: В Северной Осетии завершается строительство крупнейшего в регионе энергетического объекта – каскада Зарамагских ГЭС. Недавно началось заполнение ложа высокогорного водохранилища. Однако московские и владикавказские ученые-археологи выступили с требованием прекратить затопление Зарамагской котловины, поскольку на дне будущего водохранилища навсегда останутся неисследованные уникальные памятники эпохи каменного века и скифского периода, имеющие большую ценность для мировой науки. За спорами между энергетиками и археологами в Северной Осетии следит наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Власти Северной Осетии утверждают, что пуск в эксплуатацию высокогорного каскада Зарамагских ГЭС обеспечит республику электроэнергией чуть ли не на 80 процентов. Стройка финансируется из федерального бюджета. Хозяйственники пытаются уложиться в отведённые им сроки – в июне нынешнего года станции должны начать вырабатывать энергию. У них есть хороший шанс избежать последствий финансового кризиса.
Зарамагские ГЭС – один из самых масштабных долгостроев на Северном Кавказе. Их начинали возводить ещё в середине 70-х годов прошлого века. На каком-то этапе строительство было прекращено из-за нехватки денег. Затем в стране наступила перестройка. Денег у энергетиков стало ещё меньше, к тому же добавились протесты экологов, утверждающих, что Зарамагские ГЭС и огромное горное водохранилище принесут массу проблем – изменят климат, поставят под угрозу существование многочисленных населённых пунктов в Алагирском ущелье.
В Северной Осетии уже мало кто верил, что энергетикам вообще когда-нибудь удастся покончить с долгостроем в Зарамагской горной котловине. Но несколько лет назад федеральный бюджет, изрядно пополнившийся за счёт нефти и газа, позволил вернуться к реанимации проекта.
Когда строительные работы уже набрали темп, у энергетиков появились новые оппоненты – московские и владикавказские археологи. Учёные обнаружили на месте предполагаемого водохранилища уникальные следы скифской и сарматской культуры. В зоне затопления находятся Адайдонский некрополь и поселение. Более того, как убеждены сотрудники Института истории и археологии Северной Осетии, речь идёт о памятниках эпохи каменного века, которые «могут кардинально изменить взгляд на историю развития мировой цивилизации». Слово заместителю директора по науке Института истории и археологии Северной Осетии Назиму Гиджрати.

Назим Гиджрати: Конечно же, Адайдонский могильник принадлежит к числу выдающихся памятников мировой культуры. Потому что там найдены произведения искусства, создававшиеся на протяжении более тысячи лет, с 22 века до нашей эры примерно до 4 века до нашей эры. И то, что сейчас происходит из Адайдона, украсило бы лучшие витрины. Но остался не раскопанным участок так называемого классического периода скифо-кобанского. Тот период, который остался в земле и, страшно сказать, теперь уже и под водой, он содержит как раз то, что обычно является самым привлекательным в любом музее, то, что выходит на первые страницы альбомов, издающих сокровищ мировой культуры. Что касается памятника каменного века Цми-2, то это здесь первые поселенцы высокогорья, это следы первого появления «хомо сапиенс» на высокогорье сразу после схода оледенения. Далее слои эпохи неолита, которые показывают начало производящего хозяйства. Очень мало свидетельств этого, для Осетии, для центрального Кавказа их практически нет. Это, безусловно, необходимо изучать.

Олег Кусов: Археологические находки в Зарамагской котловины представляют собой уникальную ценность для мировой науки, считает ведущий научный сотрудник Института археологии Российской Академии наук Вера Ковалевская.

Вера Ковалевская: Самым интересным комплексом был ранний могильник, который копался в самой южной части Зармагской котловины – это уникальный совершенно памятник и по длительности существования, это всемирно-известная кобанская культура. А там это вся свита погребения разного времени. Могильник потрясающий, причем интересно, что очень крупные специалиста, два доктора наук - Мария Николаевна Погребова, ныне здравствующая, и Дмитрий Сергеевич Раевский на кончике пера определили в свое время, что именно в зоне Зарамага должен быть такой центр кобанской культуры. Но это действительно мирового значения памятник. Еще много десятилетий по имеющимся материалам будут рассматриваться самые новые темы его происхождения этого населения, связей, духовной культуры. Потому что там очень много оснований для того, чтобы восстанавливать духовную культуру древности. Это предки не только осетин, это предки всего Центрального Кавказа. Границы кобанской культуры выходят достаточно далеко и на запад, и на восток. Подобного памятника нет, тем более и территория Осетии является, это было всегда ясно, той точкой, откуда расходились эти и племена, и культура.

Олег Кусов: Вице-премьер республиканского правительства Сергей Дзантиев недавно провёл во Владикавказе пресс-конференцию, в ходе которой подвёл черту спорам: «есть карты, и есть заключение, что археологические работы уже выполнены в полном объёме». Немалые деньги на эти работы выделило открытое акционерное общество «Зарамагские ГЭС», напоминает управляющий директор компании Виталий Тотров.

Виталий Тотров: Зарамагские ГЭС выделила свою прибыль четыре миллиона рублей для производства этих работ. Была необходимая документация собрана, работы произведены, но якобы по ходу обнаружилось, что еще надо докопать. Нам должны представить документы, согласовать, сметы должны пройти согласование. Никаких документов не было. Потом они обратиться должны были в Росохранкультуры, должны были деньги выделиться. Ничего не было сделано, никаких бумаг, что продолжать дальше раскопки нужно. У нас самих нельзя было не затапливать, потому что у нас строительные работы осуществлялись чрез туннель, которому больше 20 лет, по нормам небезопасно. Поэтому необходимо было перенести расходы на другой берег и в то же время начать быстро к паводку проходить тоннель, который будет паводок в мае месяцы обеспечивать расходы реки. Поэтому было принято решение затапливать. Там было правительство, у нас прошло обследование и подтвердил Ростехнадзор необходимость перевода строительных расходов. И мы осуществили это мероприятие после того, как мы осуществили, а археологи стали поднимать голоса. Они прекрасно знали, что в течение 2008 года можно было производить работы, но работы не производились.

Олег Кусов: Документы о необходимости продолжения археологических работ в Зарамагской котловине уже в работе. В ведомствах, от которых зависит финансирование работ, наличие уникальных объектов на предполагаемом дне искусственного водохранилища не вызывает сомнений, утверждает заместитель директора по науке Института истории и археологии Северной Осетии Назим Гиджрати.
Головная ГЭС должна быть сдана в 2009 году, времени у строителей уже нет, подчёркивает управляющий директор компании «Зарамагские ГЭС» Виталий Тотров.

Виталий Тотров: Сколько бы мы ждали, и чего бы мы ждали, никто не знает. А вдруг документы не прошли бы экспертизу, и сейчас этих документов никто не видел в глаза. А сколько ждать, не работать и держать население под угрозой? ГЭС должна вводиться в этом году. Водохранилище является федеральной собственностью, поэтому они должны выделять деньги. Мы просто пошли на беспрецедентный шаг тогда и сами выделили, чтобы все это не ушло под воду. И даже сейчас на сегодняшний день часть территории не ушла под воду. Если бы они хотели копать, они могли бы быстро сделать документы и до мая месяца копать. Что-то я такой активности не вижу.

Олег Кусов: Археологи, напротив, ожидают, что отступят хозяйственники. Ведущий научный сотрудник Института археологии Российской Академии наук Вера Ковалевская убеждена, что «стройку века» в горах надо остановить.

Вера Ковалевская: Конечно, нужно останавливать, но такие вещи, к сожалению, памятники культуры не обладают той силой, они не прагматичны. И при прагматичном подходе начинается дележка, что важнее. Хотя это памятники такой огромной важности, что нужно изыскивать все возможности. Дана возможность, вода поднимается понемногу, еще неизвестно, как она себя будет вести, не будет ли она уходить, когда ее не просят. Главное – это параллельно с разговорами о возможной задержке, причем не исключено, что по каким-то чисто собственным целям и задачам, о которых мы сейчас не знаем, могут все сроки измениться в удобную для археологов сторону. Но сейчас, мне кажется, самое главное – бросить туда большие деньги и все возможные силы археологов. Я боюсь сказать, в каком месяце можно начать, но чтобы можно было успеть еще что-то сделать при поднимающейся и подступающей воде.

Олег Кусов: Любая задержка строительства каскада Зарамагских ГЭС и водохранилища принесёт огромные убытки в период наступившего мирового финансового кризиса, подчёркивает Виталий Тотров.

Виталий Тотров: Несмотря на мировой кризис, мы как раз готовимся к сдаче. Вы поймите правильно, если бы мы сейчас не затопили, эта стройка просто бы понесла колоссальные убытки. Самое необходимое начали делать, к паводку должны подготовить тоннель, без этого просто могут быть критические случаи. И могло быть в паводок просто самопроизвольное обрушение тоннеля строительного 20-летнего, набор воды бы пошел неуправляемый. Катастрофические последствия могли бы быть. А это же ненужно никому.

Олег Кусов: Так считает управляющий директор компании «Зарамагские ГЭС» Виталий Тотров.
Ведущий научный сотрудник Института археологии Российской Академии наук Вера Ковалевская полагает, что Зарамагские ГЭС несут в себе угрозу не только археологическим памятникам.

Вера Ковалевская: Это еще своеобразное ущелье, отличающееся от всех остальных, где вся жизнь современного населения находится в урезе воды. И случись что угодно в гидроэлектростанции, даже не хочется продолжать, что может быть. Борьба с этой электростанцией идет с 30 годов со стороны экологов. В довоенное время острота борьбы была не меньшей.

Олег Кусов: На недавней пресс-конференции во Владикавказе представитель правительства Северной Осетии Пётр Кацалов, комментируя высказывания по поводу безопасности каскада гидростанции, подчеркнул, что он «не знает другого объекта, где бы проводились такие капитальные исследования». Он также заметил, что проект Зарамагских ГЭС предполагает подачу электроэнергии в Южную Осетию. Чиновники в Северной Осетии, как считают наблюдатели, хорошо уяснили, что в Москве обращение к нуждам Южной Осетии воспринимают, как приоритетные инициативы. Политический проект под условным названием «Независимая Южная Осетия» уже помог осуществиться многим экономическим проектам на Юге России. Вопросы материально-духовного наследия кавказских народов при этом в расчет не берутся.
XS
SM
MD
LG