Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Учителя выступают против введения новой системы оплаты труда


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марк Крутов: На сайте с красноречивым названием Zavuch.info появилось открытое письмо, адресованное председателю российского правительства Владимиру Путину. В обращении утверждается, что после введения новой системы оплаты труда школьных учителей, нагрузка у них возросла, а доходы уменьшились. По этим текстом появилось уже более 1400 подписей. Аналогичное письмо ранее было отправлено Дмитрию Медведеву, но ответа от президента страны авторы послания не получили. Над этой темой работает наш корреспондент Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Как сообщает редактор сетевого ресурса Zavuch.info Евгений Барановский, текст письма - результат коллективного творчества учителей, зарегистрированных на сайте.

Евгений Барановский: Они обсуждали данный вопрос на форуме сайта, и родилось предложение все проблемы объединить в одно письмо, и это открытое письмо отправить председателю правительства.

Лиля Пальвелева: Правда, это уже второй по счету адресат.

Евгений Барановский: 23 октября было отправлено письмо президенту Российской Федерации, где собрали 1453 подписи, живые подписи, учителей со всей страны. Это 140 писем пришло. Мы отвезли данное письмо в приемную президента Российской Федерации, а 26 ноября нам пришел ответ, что письмо Дмитрию Анатольевичу Медведеву переправлено в правительство Владимира Владимировича Путина. Ответ до нас не дошел. Поэтому было предложено учителями составить открытое письмо, что мы и сделали.

Лиля Пальвелева: Так чего же добиваются авторы письма и чем они недовольны? В ряде регионов с начала учебного года введено новшество, о котором в послании сказано следующее.
"В связи с отменой единой тарифной сетки и внедрением нового метода расчета заработной платы, базовая оплата учителям в ряде регионов была снижена. Согласно новому методу, активно внедряемого Министерством науки и образования, заработная плата учителя с начала учебного года рассчитывается за класс-комплект, то есть за фактическое количество учеников в классе, а не количество отработанных часов. На практике учитель потерял от 1 до 3 тысячи рублей при увеличении нагрузки в среднем на 4-6 академических часов в неделю. Эти изменения происходят на фоне того, что школьный учитель в среднем получает около 8 тысяч рублей в месяц. Как прожить на эти деньги?"
Одна из лучших московских школ носит название «Образовательный центр «Царицыно». По словам директора этого учебного заведения Ефима Рачевского, здесь с новшествами, о которых сообщается в письме Путину, еще не сталкивались.

Ефим Рачевский: У нас ситуация совершенно иная. В Москве новая система оплаты труда еще не введена. И, насколько мне известно, она будет введена не ранее чем с 2010 года.

Лиля Пальвелева: Тем не менее, вы о ней слышали, об этой системе?

Ефим Рачевский: Да, я о ней слышал. В разных регионах она разная. Множество различных нюансов. Размер учительской заработной платы сегодня зависит не столько от этой схемы, новая система оплаты труда, сколько от ресурсных возможностей региона. Например, в Москве, в других крупных мегаполисах она значительно выше, чем в небольших городах, в небольших населенных пунктах.

Лиля Пальвелева: И уж тем более в деревнях.

Ефим Рачевский: Вот относительно сельской местности я бы не стал торопиться. Все зависит от того, каким является региональный бюджет. Является ли данный регион дотационным, например, Астрахань или Пенза, или регион-донор, например, Москва, чьи бюджеты достаточное наполнение имеют. В школах это, скорее, напрямую зависит именно от возможностей регионального бюджета.

Лиля Пальвелева: А когда вас в 2010 году переведут на такую схему, что изменится?

Ефим Рачевский: Я пока не знаю, говорю честно. Я знаю только одно, что действующая система оплаты труда, ориентированная на тарифную сетку традиционную, сама по себе порочна, поскольку она ни коим образом не влияет на качество работы учителя. Более того, достаточно распространена, традиционно распространена за многие-многие десятилетия система, когда учитель получает деньги за то, чего он не делает, и не получает за то, что он делает.

Лиля Пальвелева: Например?

Ефим Рачевский: Например. Давайте возьмем два класса - 6 "А" и 6 "Б". У 6 "А" есть классный руководитель, и у 6 "Б" есть классный руководитель. Оба они получают доплату за классное руководство одинаковую - примерно 3 тысячи рублей в месяц в Москве. Классный руководитель 6 "А" в течение года провел 11 экскурсий, сходил в 2-3 похода, постоянно общается с помощью интернет-технологий с родителями и так далее. Классный руководитель 6 "Б" провел две экскурсии, не сходил ни разу в поход (неважно по каким причин, не любит ходить) и совершенно не знаком с информационными технологиями. А зарплату получают одинаковую. Это справедливо или нет?

Лиля Пальвелева: Думаю, что - нет. А разве в этих разрядах не предусмотрена такого вида деятельность?

Ефим Рачевский: Нет. В разрядах это не предусмотрено. Более того, часто в своей директорской практике встречал ситуацию - учитель, имеющий высокий разряд, работает значительно хуже, чем молодой специалист, проработавший в школе 2-3 года, имеющий небольшой разряд. А у него, молодого специалиста, доплата... Допустим, работник с 5-летним стажем, имеющий небольшой разряд. Поэтому нынешняя система аттестации, равно как и оплата труда по единой тарифной сетке, ориентирована на некий усредненный образ учителя, который должен делать все хорошо. Могу еще один пример привести. Хотите?

Лиля Пальвелева: Да, да, конечно.

Ефим Рачевский: Ну, вот два учителя русского языка. Один проверяет тетради у пятиклассников регулярно, чуть ли не ежедневно, а другой - раз в неделю, а оплата одинаковая. Это несправедливо.

Лиля Пальвелева: А по вашему мнению, какая система оплаты была бы самой справедливой и самой успешной?

Ефим Рачевский: Когда много денег дают и чем больше, тем лучше.

Лиля Пальвелева: Это я понимаю, но каким образом распределяют эти деньги?

Ефим Рачевский: Я полагаю, что должен быть обязательно фонд материального стимулирования или фонд материального поощрения, которым распоряжаются внутри образовательного учреждения, руковдоство, то есть директор. Для того чтобы директор не самодурствовал, к этому есть различные формы общественного участия в этом - публичность, прозрачность и ясность критериев. Вот и все.

Лиля Пальвелева: Вы знаете, кстати, один из пунктов этого письма, с которого мы начали наш разговор, касался примерно такой же ситуации. Когда есть некий поощрительный фонд, который директор школы в праве распределять по своему усмотрению. Так вот в письме говорится, что это увеличивает количество интриг, создает нездоровую атмосферу в коллективе и позволяет расправляться очень быстро с неугодными учителями.

Ефим Рачевский: Вы знаете, это свидетельствует о непрофессионализме или о бездарности директора - не более чем! Потому что если директор четко вместе с педсоветом обозначит критерии, на основании которых возможно материальное поощрение, если эту процедуру он сделает открытой и прозрачной, вплоть до публичности, тогда ничего не произойдет, ничего дурного не будет.

Лиля Пальвелева: Кстати, здесь позиция Ефима Рачевского совпадает с тем, что написано в обращении к Путину, где систему начисления стимулирующей части заработной платы призывают сделать четкой и прозрачной. По общей для всех формуле расчета.
XS
SM
MD
LG