Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем причина ухудшения отношений между Сербией и Черногорией


Ирина Лагунина: Официальные отношения Сербии и Черногории находятся на очень низком уровне. Руководство обоих государств обвиняет в этом друг друга. Однако, как отмечают наблюдатели и в той, и в другой стране, на деле практически ничего не предпринимается для того, чтобы как-то эти отношения улучшить. Как сказывается это на жизнях и судьбах людей? Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Девяносто лет Сербия и Черногория провели вместе, в одном государстве. У сербов и черногорцев были общая история, язык, традиции, церковь, два народа переплетены родственными связями. Но с тех пор, как Черногория на референдуме в мае 2006 года заявила о своём выходе из союза с Сербией, общая история забыта, православная церковь разделилась на сербскую и черногорскую, сербский язык, на котором ранее, считалось, говорили черногорцы, теперь назван черногорским языком. Кульминация ухудшения отношений произошла четыре месяца назад, когда черногорское правительство приняло решение признать независимость Косово. Белград расценил этот шаг как «удар ножом в спину» и выдворил из страны посла Черногории. На днях лидер Черногории, премьер-министр Мило Джуканович в интервью сербским средствам информации открыто сказал, что сербско-черногорские отношения недопустимо плохие, но не предложил никакого выхода из ситуации.

Мило Джуканович: Был период определённого потепления отношений, когда межгосударственное сотрудничество Сербии и Черногории шло в значительном объеме. Но после решения нашего правительства о признании Косово, последовало решение правительства Сербии о выдворении нашего посла, и это снова привело к замедлению двусторонних отношений между Черногорией и Сербией. Моя оценка: сейчас отношения на недопустимо низком уровне, но это политическая реальность.

Айя Куге: Тот факт, что отношения двух соседей и бывших ближайших братьев недопустимо плохие, что на официальном уровне они почти отсутствуют, не скрывает и руководство Сербии. Президент Сербии Борис Тадич недавно выступил с заявлением, что Черногория может поднять отношения на нужный дипломатический уровень, когда назначит нового посла в Белград. Ведь присутствие посла в стране – символ нормализации дипломатических отношений. Однако для Мило Джукановича одного заявления Бориса Тадича не достаточно.

Мило Джуканович: Мы хотим улучшить отношения с Сербией, но мы не хотим умолять Сербию принять нашего посла. До тех пор, пока Сербия не скажет нашему послу «добро пожаловать», мы не начнём процедуру его назначения.

Айя Куге: Тем временем министр иностранных дел Сербии Вук Еремич упрямым голосом заявляет, что пусть Черногория выберёт нового посла, а потом Белград внимательно изучит биографию кандидата.

Вук Еремич: Дипломатическая процедура совершенно ясна, она давно широко известна, и я уверен, что она известна и господину Джукановичу.

Айя Куге: Член совета министерства иностранных дел Сербии Светозар Стоянович также считает, что именно Черногория должна сделать первый шаг в урегулировании отношений.

Светозар Стоянович: Это не Белград признал часть Черногории, которая от неё отщепилась как независимое государство, а Черногория признала отщепившуюся часть Сербии. Поэтому первый шаг должна сделать Черногория. Нам надо сконцентрироваться на тех областях, где отношения неплохие – это отношения между двумя народами, обществами, связи в экономике и торговле. Об остальном надо вести трезвую дискуссию и подумать, что можно предпринять.

Айя Куге: Очевидно, что официальный Белград ожидает от Подгорицы невозможного: что она покается, что признала независимость Косово. Ситуация в последнее время осложнилась еще и тем, что без результата закончились переговоры Сербии и Черногории о возможности двойного гражданства для жителей обоих государств. Сербский закон о гражданстве очень либеральный, Сербия признаёт за человеком возможность иметь два паспорта, а Черногория возможность двойного гражданства допускает только в исключительном порядке и предоставляет его иностранцам, имеющим особые заслуги перед государством. Вот мнение бывшего председателя Конституционного суда Сербии Слободана Вучетича:

Слободан Вучетич: Кстати, Черногория ещё раньше проявляла непонятную сдержанность, даже когда шла речь о предоставлении её гражданства беженцам из Боснии и Косово, которые по рождению или происхождению черногорцы. Очевидно, что это вызвано политическими причинами, вероятно, сомнениями, что они на выборах они могут проявить себя нелояльными в поддержке правящей в Черногории партии. Но с другой стороны, когда нужно было показать себя открытым современным государством, проявить великодушие, двойное гражданство получали некоторые видные граждане Сербии. Одновременно Черногория требует от Сербии, чтобы та предоставляла информацию Подгорице о каждом черногорце, который здесь получил сербское гражданство – с целью лишить их черногорского гражданства, поскольку двойное гражданство запрещено. То есть очевидно, что причины такого отношения чисто политические.
Мне кажется, что сейчас соглашение между Сербией и Черногорией о гражданстве достигнуто не будет, тем более, что отношения между двумя государствами серьёзно нарушены после признания черногорцами независимости Косово. К тому же 29 марта в Черногории состоятся внеочередные выборы, а в предвыборное время такой чувствительный вопрос, как гражданство, решаться не будет – тем более, что между Сербией и Черногорией по этому вопросу существуют существенные разногласия.

Айя Куге: 70 тысяч граждан Сербии имеют недвижимость на Адриатическом побережье Черногории. Они стараются запастись черногорским паспортом, чтобы оплачивать налоги как местные жители, а не как иностранцы. С другой стороны, черногорцы, постоянно проживающие в Сербии (считается, что их около двухсот тысяч), хотят иметь черногорское гражданство, не отказываясь от сербского. А есть еще и часть черногорцев из Черногории, считающих себя сербами, которые хотят доказать свой сербский патриотизм паспортом Сербии.
Наш собеседник – журналист из Подгорицы Веселько Копривица, может быть, лучше с черногорской точки зрения разъяснит сложную ситуацию с гражданством, сложившуюся после распада общего государства.

Веселко Копривица: Черногория небольшая, 650-700 тысяч жителей, из которых 150 тысяч себя считают сербами. Про-сербские партии требуют двойного гражданства, то есть: чтобы все сербы из Черногории получили и гражданство Сербии. В Сербии также много черногорцев и людей, по происхождению из Черногории, которые хотели бы взять гражданство Черногории. Проблема состоит в том, что черногорское гражданство подразумевает пассивное и активное избирательное право. Если бы, может быть, сотня тысяча граждан Сербии получили гражданство Черногории, они бы автоматически имели право принимать участие в наших выборах. То есть люди, никогда не жившие в Черногории, управляли бы судьбой нашей страны. Как повсюду в мире, маленькие государства ограничивают предоставление гражданства. Таким является и закон о гражданстве Черногории. Лишь в особых случаях допускаются два паспорта, то есть, двойное гражданство.

Айя Куге: Это факт, что в Сербии всё меньше интереса к тому, что происходит в Черногории. Порой кажется, что для многих сербов Черногория не соседняя страна, а белое пятно на карте мира.

Веселко Копривица: То же самое можно сказать и о настроениях в Черногории. Для черногорцев Белград больше не центр мира. Правда, к счастью для Черногории, и в Белграде нас больше не считают сербским государством. Следствие этого отношения – отсутствие у черногорской общественности интереса к тому, что происходит в Сербии. У нас даже сербское телевидение смотрят всё меньше, намного меньше, чем пять или десять лет назад. Если исключить личные контакты, всё ограничивается скудной информацией. Я, как корреспондент белградской газеты «Данас» в Черногории, из своего опыта могу сказать, что если раньше я писал много аналитических статей и комментариев, то теперь передаю лишь основную информацию, так как в Сербии не интересуются внутренними событиями Черногории. У нас теперь два государства, каждый обустраивает свой дом, как умеет, мы удаляемся и всё меньше занимаемся тем, что происходит в жизни и политике соседей.

Айя Куге: Порой складывается впечатление, что сербское и черногорское политическое руководство слишком эмоционально относятся к межгосударственным проблемам, что сами эти проблемы нарастают как последствие нерационального упрямства.

Веселко Копривица: У нас это частично связано с предстоящими выборами, а частично - со сведением старых счетов. Правда, такая ситуация осложняет жизнь гражданам и одной, и другой страны. Моя позиция, и думаю, что это позиция большинства граждан Черногории: нужно добиться такого компромисса, чтобы никто не был под угрозой из-за закона о гражданстве и не терпел ущерб в области прав на имущество, прав на работу, учёбу, лечение. Всё это можно урегулировать посредством межгосударственных соглашений. Когда речь идёт о сербско-черногорских отношениях, в чём-то права одна сторона, в чём-то – другая, а политики виноваты в создании проблем. Что касается граждан двух государств, их ежедневные отношения, отношения между знакомыми, друзьями и родственниками, и деловые отношения, функционирую совершенно нормально.

Айя Куге: Мы говорили с черногорским журналистом Веселько Копривицей. Сербия и Черногория пошли каждая свои путём, но наблюдатели оценивают, что сербские политики ещё не до конца осознали новую реальность, а черногорские – проявляют все комплексы маленькой нации.
XS
SM
MD
LG