Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Успех партии "Наш дом – Израиль" (НДИ) на парламентских выборах в ближневосточном государстве стал, пожалуй, главной сенсацией голосования. Хотя, конечно же, сенсацией ожидаемой – социологические опросы накануне выборов регистрировали неуклонный рост рейтинга НДИ. Однако сейчас расклад сил в израильском Кнессете таков, что именно лидера НДИ Авигдора Либермана СМИ называют "делателем королей". Потому что именно от его предпочтений зависит, кто из лидеров ведущих политических партий Израиля – глава "Ликуда" Биньямин Нетаньяху или недавно возглавившая "Кадиму" Ципи Ливни – возглавит новое правительство страны.
Самим фактом своего существования Либерман доказал, что постсоветская модель политической деятельности возможна всюду, где есть бывшие советские люди.


Между тем, Либерман – лидер партии, опирающейся прежде всего на русскоязычное население Израиля, репатриант из Кишинева, сделавший головокружительную политическую карьеру вначале в "Ликуде", а затем и в собственной партии. Этой карьере не помешали подозрения в нарушении закона – последний скандал разразился как раз перед выборами и затронул самых близких к Либерману людей. Но и он не повлиял на популярность НДИ. И объяснить это только тем, что Либерман опирается на "русских", трудно. Потому что в Израиле уже была "русская" партия, возглавляемая знаменитым отказником и диссидентом Натаном Щаранским. Но ее история завершилась бесславно, как, собственно, и политическая карьера самого Щаранского. И после того, как этот знаменитый во всем мире человек стал одним из депутатов "Ликуда", стало казаться, что сильных партий для русскоязычных больше не будет.

Но это был ошибочный прогноз. И вот почему. Щаранский работал в парадигме израильской политике – и, естественно, проигрывал куда более сильным и искушенным гроссмейстерам. Либерман действует совершенно иначе. Он – постсоветский политик в гораздо большей степени, чем израильский. Он не боится обещать, эпатировать, менять позиции. Его только с очень большой долей условности можно назвать правым – разве что по отношению к арабскому населению Израиля. А в вопросах светскости государства Либерман – бесспорный левый. И не беда, что если НДИ исполнит свои обещания по преданию государству более светского характера, это в еще большей степени сделает невыполнимыми предложения Либермана о лишении гражданства израильских арабов. Либерман знает, что его электорат хочет гражданских браков и без особого восторга относится к арабским соседям. И он говорит то, что хотят услышать люди. То, что не каждое обещание может быть исполнено – не беда. Ведь обещал же НДИ отменить визовый режим с Россией, если получит министерство туризма! И отменил. Но у партии, входящей в коалиционное правительство, могут быть границы возможностей. Это не только Либерман объясняет своим потенциальным избирателям. Это делает каждый постсоветский политик. У него всегда есть объяснение, почему накормить пятью хлебами всех, собравшихся на предвыборном митинге, на этот раз не удалось. Ничего, удастся в следующий раз!

Именно поэтому опыт Авигдора Либермана так ценен – самим фактом своего существования он доказал, что постсоветская модель политической деятельности возможна всюду, где есть бывшие советские люди. Нужно только научиться обещать…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG