Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За счастьем и свободой бежим в Арденский лес




Марина Тимашева: В театре-мастерской Петра Фоменко – премьера. Пьеса Шекспира «Как вам это понравится» в переложении Юлия Кима.


Петр Фоменко ставит ее в третий раз: Бог любит троицу. Первую версию сыграли в театре на Малой Бронной в 1969 году Александр Ширвиндт, Лев Дуров, Валентин Гафт, Ольга Яковлева, Леонид Каневский. Спектакль закрыли, тут сошлось два обстоятельства: Ким уже числился диссидентом, а в постановке тоже обнаружили что-то диссидентское. Там ведь герои бегут от герцогского двора в Арденский лес и много болтают о свободе. Видимо, тогдашнее руководство отождествило себя со злым герцогом, и из чувства феодальной солидарности, спектакль закрыло. Фоменко поставил пьесу снова – в 1981 году, в театре Комедии в Ленинграде, которым тогда руководил. Там играли Михаил Светин, Виктор Сухоруков, которого именно Фоменко пригласил в театр Комедии, и из которого вскоре ушел сам, а вместе с ним « ушли» из репертуара, как это часто бывает, его постановки. Дальше все помнят, что Петр Наумович перебрался в Москву, создал свой изумительный театр, возглавил кафедру режиссуры РАТИ, а потом оставил ее своему ученику Сергею Женовачу. В общем, все шло естественным, обычным чередом ровно до прошлого лета. Тогда Союз театральных деятелей в пансионате под Звенигородом проводил Летнюю театральную школу. Один из мастер-классов вел Фоменко. Он привез с собой группу стажеров, выпускников театральных институтов, которых выбрал из тысячи претендентов годом раньше. Очевидцы сообщают: «Вместе натаскали откуда-то столов, стульев, веток, наплели венков из одуванчиков и показали сшитый на живую нитку, незавершенный, несовершенный, наполовину сымпровизированный в незнакомом пространстве, но абсолютно живой спектакль «Сказки Арденского леса».


Отклик из Интернета: «Они играли спектакль "Сказки Арденского леса". Прямо по ходу спектакля он делал им замечания, поправлял, объяснял. Когда на сцене появился Олег Нирян в седом парике, женской шубе и венке из листьев, когда мимо прошелестели девчонки в смешных шуршащих юбках, когда они все запели... Во мне лопнула склянка с счастьем и оно залило меня по самые уши. Я так давно ЕГО не видела. Я забыла, какой ОН. Когда ты попадаешь в его стихию, сразу в голове всё становится на места. Есть много интересных режиссёров, но все они кажутся посредственными и никогда не будут ему равны. Потому что ОН - гений. Сначала хотели играть этот спектакль в лесу, но потом передумали. Вы бы видели, как он и его ребята за 15 минут (!) из подручных средств сделали декорации, как в антракте бегали в лес за ветками и одуванчиками. А он всё время хватался за какие-то неподъемные предметы, и все сразу ахали и его отгоняли! Из столов, тряпья, веток и верёвок за 15 минут он создал абсолютную гармонию! Когда вечером мы уезжали, я поняла, что ко мне вернулось то позабытое чувство радости, желания ею поделиться и полное осознание невозможности выразить словами то счастье и вместе с тем муку, которые меня охватили».

Этот отзыв написан прозой, но читается, как стихи. Потому что «Сказки Арденского леса», теперь уже спектакль театра-мастерской Фоменко, это и есть чистая поэзия.


Играют на прежней, маленькой сцене. Безо всяких дорогостоящих декораций (художник тоже совсем молодой, Альберт Рудницкий, выпускник Школы-Студии МХТ). У Шекспира действие шло на нескольких уровнях, и у Фоменко – тоже, под столом, над столом, на лестницах. Шекспир писал для открытой сцены без занавеса и декораций, а реквизит определял только основные признаки места и времени действия. Так и здесь: столы и лавки, но, если перевернуть их ножками вверх, на обратной стороне увидишь зеленый газончик, был герцогский дворец, а стал волшебный лес. Воображенье уж мигом дорисует остальное. Все держится не на деньгах, бутафории, шикарных нарядах, а на фантазии авторов и исполнителей.


Исполнители – из «старичков»: Кирилл Пирогов в роли Жака-меланхолика, Иван Поповски – начальник охраны Чарли, Олег Нерян – добрый герцог Фердинанд, а его деспотичного брата играет Никита Тюнин. Остальные – те самые стажеры, с миру по нитке, а какая затейливая рубаха вышла. Пара лирических героев – Орландо и Розалинда, Мария Андреева и Иван Вакуленко – из Щепки, то есть школы Малого театра. Трое – из Петербурга, это Шут Билли Дмитрий Рудков, злой брат Оливер – Дмитрий Смирнов, и, итальянка Моника Сантори – Селия. За вахтанговскую школу, то есть Щукинский институт, отвечают Вера Строкова и Игорь Войнаровский. А еще есть пастушка Дженни, она же – Елена Ворончихина из Ярославского института и двое ведущих – режиссер и переводчик из Румынии Богдан Будеш и режиссер из Ташкента Сергей Угланов. И все они обворожительны. Дело, конечно, в том, что Фоменко, в отличие от многих, не так уж интересно прийти в какой-то театр, поставить там спектакль и победить. Он, в первую очередь, режиссер-педагог. Когда он выучил тому, что знал, своих старшеньких, или когда они больше не захотели учиться, или, когда став знаменитыми, потеряли желание репетировать по десять часов в день и жить только театром, тогда-то Петр Наумович набрал стажеров и начал заново.
В пьесе Шекспира очень много разговоров о театре. Но там, как вы уже поняли, действие происходит при дворе герцога, а затем в Арденском лесу, куда бегут герои, и где начинаются всякие чудесные превращения. А для Петра Фоменко Арденский лес это и есть театр – земной рай, изобильный и прекрасный.


Где еще скрыться от земных горестей, где еще искать вдохновения и свободы, как не в искусстве. Иное дело, что и Шекспир, и Фоменко знают: театр - рай до поры до времени, пока в него не проникнут зависть и ревность, корыстолюбие, эгоизм, мстительность и мелочность, пока и здесь заведутся хищники. Поэтому в «Сказках Арденского леса» - театр младенческой поры, когда герои-актеры юны, когда грешники легко обращаются в праведников, когда еще живут сердцем, когда влюбленность принимают за любовь, когда воображение богато, тело сильно, чувства ярки. Недаром Жака-меланхолика играет Кирилл Пирогов, он давно обитает в Арденском лесу, то есть в Мастерской Фоменко и знает, как потом все меняется, недаром Жак прощается с новоселами такими словами:
«Такой хороший лес. И кров, и пища. Деньги не нужны. Взаимное согласье вместо власти. Нет повода для розни и вражды, есть только все условия для счастья. А мы? Мы – не злодеи, мы как малыши беспомощные. Наш душевный возраст лет пять от силы. Попадется нам красивая и хрупкая игрушка. И вмиг она разломана в куски. Ни с чем мы обращаться не умеем. Как мы нетерпеливы при раздаче: « Я, мне, а как же я…»
Все в этом спектакле летит, кружится, поет, все такое воздушное, легкомысленное, чувственное – ах, эти маленькие ножки, эти быстрые озорные взгляды, ах, мгновенные, капризные перепады настроения. Но на ресницах дрожат слезы, на губах оседает горечь.

Странные у Шекспира комедии – печальные, меланхолические. Иллюзорность бытия и призрачность счастья. Все смертны: и персонажи, и актеры, все движется к финалу: и жизнь, и спектакли. A rose will blum It then will fade So does the Youth So does the fairest maid – Роза расцветет, потом завянет Так и молодость, так и прекрасная девушка – пел в «Ромео и Джульетте» Дзефирелли мужской голос. Но – как он пел! Пусть завянешь, лишь бы под звуки дивного голоса. Так и со спектаклем Фоменко, пусть потом, когда-нибудь, завершив свой круг, угаснут все люди, львы, орлы и куропатки, но сейчас, в это мгновение, стоит жить. В лучших спектаклях Фоменко всегда есть что-то французское, шампанское, грациозное. Это какой-то чувственный реализм. Его театр – опять же по Шекспиру – не сама природа, а поставленное перед ней зеркало. Когда вы смотрите спектакли Фоменко, вы не видите корней, они, словно замки Фата Морганы висят в воздухе, они сами как воздух, или стихи, или музыка.


Кстати, какое счастье, что никто не назвал «Сказки Арденского леса» оскверненным российской реальностью словом мюзикл. Нет, это музыкальный спектакль. Шекспир перемешивает народный фарс, пастораль, карнавал и обрядовые игры с высокой лирической поэзией, использует самые разные формы стихосложения, так делает и Ким в музыке. Мелодии разнообразные, красивые и запоминающиеся с лету, причем, вместе с текстом. Конечно, Ким с Фоменко пустили клочки Шекспира по закоулочкам, но фабулу, и настроение, и смысл сохранили.


Как вам это понравится – спрашивают актеры у зрителей. А как же нам это могло не понравиться?

(В программе использованы фрагменты из спектакля)
XS
SM
MD
LG