Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каждая страна реформирует армию по-своему. Опыт Испании


Ирина Лагунина: В Испании принят новый «демократизированный» армейский устав, который впервые за всю историю страны поставил под вопрос известную формулу «приказ командира – закон для бойца». Что это может означать на практике? И почему новый устав вызвал резкую критику испанских военных? Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:

Виктор Черецкий: В уставе, разработанном гражданскими чиновниками Минобороны, отмечается, что «военная дисциплина отныне не может быть слепой», а 48-ая статья устава, я цитирую, предписывает соблюдать так называемые «границы послушания» подчиненных. То есть отныне военнослужащий не должен выполнять приказ, если считает, что он идет в разрез с положениями, записанными в конституции Испании, или в какой-то степени нарушает права гражданского населения на территории, где действуют испанские военные. Мало того, если вы выполните подобный приказ командира, то можете быть сурово наказаны. В уставе записано, что военные призваны соблюдать разделы устава ООН по правам человека, в частности в ходе миротворческих операций за рубежом. Речь идет о Косово, Ливане, Афганистане и Конго, где находятся испанские военнослужащие. Если имеет место вооруженное столкновение, то применять силу следует ограничено, чтобы ответ противнику был «пропорциональным», «соответствовал» бы удару с его стороны, но не более. И здесь также, в первую очередь, следует смотреть, «чтобы не пострадали гражданские лица и объекты. Ответный удар можно наносить только по военнослужащим и военным объектам противника». Конец цитаты. Одновременно, военные, находящиеся за рубежом с миротворческий миссией, должны уважать местные обычаи, охранять памятники культуры и не наносить вред природе. Представляя общественности новый устав, женщина-министр обороны социалистка Карме Чакон заявила:

Карме Чакон:
Устав впервые в истории предлагает военнослужащим правила поведения в ходе боевых операций, в том числе за рубежом. Испания официально обязывает своих военных придерживаться гуманных и справедливых положений, которыми должно руководствоваться все человечество. Кстати, мы начинаем не с нуля: наши миротворческие миссии всегда имели гуманный характер.

Виктор Черецкий: Новый устав вызвал раздражение и в штабах, и в казармах. 38-летней женщине-министру, которую и так недолюбливали за полное незнание военной темы и непонимание нужд армии, посоветовали в довольно грубой форме отправиться в отставку. Ну а у аналитиков устав вызвал вопросы: что значит не подчиняться командирам? Насколько каждый солдат в силах разобраться, какой приказ можно выполнять, а какой противоречит испанской конституции и уставу ООН? Что значит, не наносить удары по гражданским лицам и объектам? Что делать, если, например, террористы, одетые в штатское, ведут по вам огонь из здания больницы или жилого дома? С подобными ситуациями испанские военные могут столкнуться – и сталкиваются, к примеру, в том же Афганистане. Ну а если враг стреляет из пистолета, следует ли вам применить такое же оружие, чтобы не нарушить «гуманные» правила устава? Кроме того, придется ли вам, чтобы не нарушить «принцип пропорциональности», беспрерывно подсчитывать потери противника, чтобы они, не дай Бог, не превысили число ваших потерь? Лидер действующего в Испании полулегально профессионального союза испанских военных – АУМЕ – Мариано Касадо:

Мариано Касадо: Устав, представленный министром обороны, это сплошная пропаганда. Речь идет о показном пацифизме. Что это за армия, где каждый солдат может не подчиняться командованию и действовать по своему усмотрению? Если в бою начать спорить о гуманизме и об адекватности применения того или иного оружия – поражение обеспечено. Новый устав госпожи Чакон деморализует армию, делает ее небоеспособной.

Виктор Черецкий: Особая статья нового устава вооруженных сил Испании посвящена присутствию в армии гомосексуалистов и женщин. Командному составу предписывается искоренять любые формы дискриминации этих лиц. При этом, к примеру, по мнению министра обороны, не должно быть дискриминации и при выборе женщиной той или иной воинской специальности. Независимый испанский политолог Сесар Видаль полагает, что в сегодняшней Испании идея женского равенства в армии доводится по уставу до абсурда и что у этого равенства есть определенные естественные границы, которые нынешняя министр явно не желает замечать. К примеру, является ли оправданным использование женщин на службе, скажем, в танковых частях в качестве водителя или башенного стрелка? Это не шутка. Сегодня в испанской армии уже более 20 процентов женщин, причем они зачисляются во все рода войск – на все должности. Задача министра – добиться 50%-ого паритета. Вот что говорит по этому поводу Сесар Видаль:

Сесар Видаль: Что это за навязчивая идея у наших властей - интегрировать женщин в Вооруженные Силы? Интересно, можно ли рассчитывать мне как члену экипажа танка, что мой товарищ – девица ростов 150 сантиметров со шлемом и весом в амуниции 40 килограмм – вытащит меня в случае ранения из горящей машины, в которую, скажем, попал снаряд афганских моджахедов?

Виктор Черецкий: Отметим, что Сесар Видаль - человек высокого роста и плотного телосложения – весит не менее 120 килограммов. Что касается военных, то их, в частности, раздражает тот факт, что министр, официально объявившая себя «воинствующей пацифисткой», постоянно повторяет, что Испания в международной антитеррористической операции в Афганистане не участвует, что ее миссия носит сугубо гуманитарный характер. Испанские военные призваны-де в эту миссию для поддержания демократии, раздачи гуманитарной помощи, карамелек «чупа-чупс» детям, лечения больных, разминирования, строительства мирных объектов и так далее. Это делается, как считают наблюдатели, исключительно в политических целях - для того, чтобы не вызвать отрицательной реакции у экстремистов в некоторых исламских странах. Ведь испанское правительство выдвинуло, как считают независимые наблюдатели, в поисках международного признания, идею так называемого Альянса цивилизаций – некоего союза христианского и мусульманского мира.
Чтобы поддержать утверждения министра Чакон в отношении Афганистана, в аналогичном духе высказываются все ее товарищи по правящей Испанской социалистической рабочей партии. Председатель парламента Хосе Боно:

Хосе Боно: Это сугубо гуманитарная миссия. Наши военные не применяют оружие. Они могут его использовать лишь минимально – для самозащиты. Таковы условия нашего участия в этой миссии.

Виктор Черецкий: Про участие в военных действиях в Афганистане - ни слова, хотя на деле боевые столкновения испанцев с талибами - с человеческими жертвами - там случаются постоянно. И если бы все оставалось в рамках пропаганды – куда ни шло. Но беда в том, что военнослужащие, погибшие или получившие увечья в боях с теми же талибами, считаются жертвами несчастного случая – ведь они участвовали не в военной, а в гуманитарной миссии. И по закону им положены значительно меньшие льготы, чем жертвам боевых операций. Несправедливость на лицо, - считает Мариано Касадо:

Мариано Касадо: Я полагаю, что правительство в любом случае обязано говорить людям правду. Мы требуем, чтобы власти внесли ясность в ситуацию вокруг Афганистана, где гибнут наши товарищи.

Виктор Черецкий: Однако под разговоры о гуманитарной миссии испанское правительство приняло решение, ввиду экономического кризиса, сократить пенсии по инвалидности госслужащим, в том числе военным. Представитель ассоциации военных-инвалидов Игнасио Крус:

Игнасио Крус: Речь идет о сокращении пенсии на 25 процентов. Кроме того, эта беспрецедентная мера принята правительством без предварительного согласования с профсоюзами и другими общественными организациями вопреки существующему законодательству.

Виктор Черецкий: Между тем новый устав декларирует, что воинское начальство обязано заботиться о том, чтобы их подчиненные могли успешно сочетать службу с личной жизнью. Этот пункт военные активисты назвали «демагогическим и невыполнимым» в данной ситуации. Дело в том, что в испанских воинских частях не хватает кадров. К тому же правительство без конца наращивает присутствие страны в различных зарубежных миссиях – к уже упомянутым миротворческим миссиям недавно прибавили Сомали. Кроме того, из-за низкой зарплаты – рядовой и сержантский состав профессиональной армии получает зарплату на 30-40% ниже среднего заработка по стране - а также из-за плохих жилищных условий и других проблем, налицо текучесть кадров. Армейская служба вообще становится с каждым годом все менее привлекательной для испанцев: вакансии заполняются за счет наемников из Африки и Латинской Америки, которых зазывают обещанием предоставить испанское гражданство. Так что у тех испанских военнослужащих, кто остается в строю, рабочий день не нормирован. Кроме того, их то и дело гоняют из гарнизона в гарнизон в связи с постоянными преобразованиями, проводимыми министерством. Военным подобная ситуация надоела, и они требуют, чтобы власти уважали их гражданские и профессиональные права не на словах, а на деле.
Жоан Мигель Перпинья, представляющий профессиональную организацию военизированной полиции, которая тоже подчиняется министерству обороны.

Жоан Мигель Перпинья: Мы говорим о возможности защищать наши гражданские и социальные права, зафиксированные в Конституции страны, а посему общие для всех граждан. Мы хотим, чтобы выполнялся основной закон государства, и чтобы люди в форме пользовались правами наравне с остальными гражданами. Коллеги из других стран, с которыми мы вместе служим в Афганистане и Косово, этими правами давно пользуются. Почему же мы должны быть самыми отсталыми в этом смысле? Начальство забывает, что сейчас уже в 21-й век. Что касается нас, то мы будем продолжать борьбу за свои законные права.

Виктор Черецкий: Профессиональные организации военных, а они действуют, как уже отмечалось, нелегально, поскольку в армии запрещено иметь профсоюзы, видят демократизацию испанской армии не в предоставлении солдатам права оспаривать боевые приказы командира, а в возможности отстаивать свои права на достойную жизнь. И в первую очередь, иметь свой легальный профессиональный союз.
Военные активисты внесли свои собственные предложения по демократизации армии еще четыре года назад. Министерство с тех пор обещало учесть их пожелания при составлении нового устава. Однако так и не учло. И кроме довольно абстрактного пункта о том, что отцы-командиры должны заботиться о подчиненных, в нем ничего нет относительно социальных прав военных. А между тем, в высших армейских эшелонах, по мнению АУМЕ, по-прежнему процветают кумовство, коррупция, безответственность и пренебрежение к низшим чинам. Продвижение по службе зависит не столько от служебного рвения военного, сколько от его личных отношений с начальством. Многие казармы, в которых живут военные с семьями, находятся в аварийном состоянии. В военных городках нет детских дошкольных учреждений и т.д. Мариано Касадо:

Мариано Касадо: Рядовые военные бесправны в Испании. Нашим мнением даже не интересуются. Речь идет об условиях прохождения службы, социальных правах, жилищных условиях военных и их семей. Эти вопросы в остальных странах Западной Европы давно решаются с участием коллективов военнослужащих.

Виктор Черецкий: Ситуация в испанской армии объясняется особенностями истории. Эта страна относительно недавно перешла к демократической форме правления. И в ее армии еще служат лица, начавшие карьеру при генерале-диктаторе Франсиско Франко. В Испании еще недавно отсутствовали гражданские свободы. Тоталитарные порядки насаждались во всех сферах жизни, ну а армия должна была служить «школой» для испанских юношей. Профилактикой от свободомыслия служила муштра, офицерские оплеухи, гауптвахта и дедовщина. Военный активист Мариано Касадо:

Мариано Касадо: Пришло время всерьез поговорить о свободах и правах в Вооруженных Силах. Пора принять во внимание наши предложения, которые лежат без движения с 2005 года. Следует, наконец, наделить испанских военных хоть какими-то правами.

Виктор Черецкий: Франкистская диктатура исчезла в 70-е годы прошлого столетия, а в начале этого десятилетия Испания отказалась от всеобщей воинской повинности и перешла к пополнению армейских рядов на профессиональной основе. Однако, как утверждают специалисты, с наследием прошлого в армии так и не удалось покончить. Нижние чины по-прежнему полностью бесправны, хотя и служат по контракту.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG