Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Берлинского кинофестиваля



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.

Дмитрий Волчек: Подходит к концу Берлинский кинофестиваль. Его предварительные итоги подведем с кинокритиком Андреем Плаховым. Андрей, добрый вечер. Мы пока не знаем решения жюри, так что давайте начнем разговор с фильмов, созданных знаменитыми режиссерами – это Анджей Вайда, Франсуа Озон, Лукас Мудиссон, Бертран Тавернье. Что вам запомнилось?

Андрей Плахов: Да, действительно, имен было довольно много в берлинском конкурсе. Может быть, самое крупное или одно из самых крупных имен – это Анджей Вайда, чей фильм был показан в самом конце фестиваля, он называется «Татарак» по-польски, что означает траву, которая растет в воде, в реке и которая имеет такое смертоносное значение. Вообще это фильм о смерти. Очень тяжелый, очень личный фильм об умирании, о дыхании смерти, которое ощущается буквально в каждом кадре. Фильм навеян, с одной стороны, рассказами Ярослава Ивашкевича, с другой стороны судьбой оператора Вайды Клосинского, который мер и его вдова, знаменитая актриса Кристина Янда, творческая судьба которой также очень тесно связана с Анджеем Вайдой, она вспоминает о своем муже, рассказывает о том, как он умер. И это, конечно, очень драматическое впечатление производит в сочетании с экранизацией прозы Ивашкевича, которая тоже посвящена смерти и умиранию. Сказать, что этот фильм Анджея Вайды стал лидером конкурса или имеет большие шансы получить одну из главных наград, вряд ли возможно, поскольку это очень камерная интимная картина.
То же самое относится к фильму Франсуа Озона «Рики». Это маленький фильм, полный, с одной стороны, печали, с другой стороны юмора. Фильм необычный даже для Франсуа Озона, который представляет собой что-то может быть новое в его творчестве, но, тем не менее, вряд ли дает ему шанс оказаться в лидерах фестиваля. По сути дела это касается всех практически больших имен, участвовавших в конкурсе, они участвовали, но вряд ли они победят.

Дмитрий Волчек: Вот я вижу, что критики отмечают малоизвестного режиссера Рашида Бушареба, фильм «Река Лондон».

Андрей Плахов: Совершенно верно, этот фильм получил самые высокие оценки критиков. Но надо сказать, что Рашид Бушареб уже имеет международное имя, поскольку в свое время прозвучал и в Канне его фильм «Некоренные», так его можно перевести, или «Туземцы», его по-разному переводили на русский язык, речь шла об арабах, выходцах из Магриба, Алжира, Туниса, которые воевали во Второй мировой войне и по концепции этого фильма практически спасли Францию от фашизма. Я несколько утрирую, но тем не менее, именно таков акцент в этом фильме. А новая картина этого режиссера Рашида Бушареба называется «Река Лондон» и действие ее происходит в Лондоне, который представлен как огромная человеческая река, река, в которой сплетаются разные потоки, судьбы людей. И в данном случае речь идет о последствиях террористической атаки на Лондон, произошедшей несколько лет назад, и о том, как ее переживают двое уже немолодых людей, женщина, которая живет на ферме на одном из британских островов, и мужчина арабского происхождения, мусульманин, живущий во Франции, работающий лесником. Оба они потеряли своих детей во время этой террористической атаки, но это выясняется только в середине фильма. И в общем-то фильм не об этих детях даже и не о проблеме терроризма как таковой, а о проблеме недоверия, ксенофобии, подозрительности, паранойи, которые сопровождают все эти события, связанные с мировым терроризмом. И Бушареб делает акцент на том, что люди абсолютно разных убеждений, разных религий, разного воспитания, подхода к жизни, они все-таки способны понять друг друга. Такая может быть несколько идеалистическая, но гуманистическая концепция.

Дмитрий Волчек: В эти дни в Мадриде проходит международная арт-выставка «Арко» и, судя по репортажам, довольно мрачные настроения там царят из-за рецессии. Несколько десятков галерей не приехали, цены падают, покупателей стало меньше. Какие настроения в Берлине, отразился ли экономический спад на Берлинале?

Андрей Плахов: Совершенно нет, даже наоборот. За первые семь дней фестиваля было продано 270 тысяч билетов, что уже превышает цифру, достигнутую в течение всего фестиваля прошлого года. То есть за 10 дней прошлого года было продано билетов меньше, чем за 7 дней нынешнего. Таким образом покупательная способность даже как будто бы выросла или вырос интерес к кинематографу. Кстати, это известный феномен, что во времена депрессии, рецессии возникает желание людей не столько развлекаться, сколько вот именно кино становится в каком-то смысле заменой реальности. Это, конечно, и «фабрика звезд» своего рода, но это в то же время и связь с реальностью, потому что берлинские фильмы не столько уводили от нее, сколько наоборот сближали. Вот такой интересный казус мы наблюдали на Берлинском фестивале в этом году.
XS
SM
MD
LG