Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис по-челябински. Таксисты возят в долг и за бензин. Продукты дорожают. Как это происходит во Пскове? Кто поддержит мордовских инвалидов необъявленных войн? Михаил Ермолов из Тольятти защитил свое право на оплату больничного листа по уходу за ребенком. Ростов-на-Дону: Что пришлось вытерпеть Борису Кудряшову, чтобы получить российский паспорт? Ижевск: В чем секрет повышения тарифов на коммунальные услуги? Тюмень: Существует ли на местных радиостанциях свобода слова? Оренбург: Радости и тревоги ветерана войны Дмитрия Богатырева. Петербург: Могут ли граждане восстановить разрушенный политиками мир между русским и чеченским народами


В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Александр Валиев: Согласно статистике, Челябинская область попала в число российских регионов, наименее благополучных с точки зрения рынка занятости. Много сокращенных - мало свободных вакансий - так можно охарактеризовать ситуацию в целом. Говорит Леонид Шушарин, руководитель областного Управления по трудоустройству.

Леонид Шушарин: На сегодняшний день у нас 45 тысяч зарегистрированных безработных. Вакансий - около 7,5 тысяч. Как только спад производства начался, предприятия не просто прекратили, они отозвали те вакансии, которые нам давали. Количество вакансий у нас в считанные дни сократилось в разы. Было 28 тысяч вакансий, стало сначала 15, затем 12, потом и до 6 доходило, но вот сейчас 7,5 тысяч.

Александр Валиев: В областном центре больше всего сотрудников пришлось сократить Трубопрокатному заводу. Пока таковых 173 человека. Завод находится в Ленинском районе Челябинска. В субботу сотрудники районного центра занятости специально вышли на работу, чтобы немного разгрузить столпотворение, ставшее обычным для будних дней. Попавшим под сокращение выдали талоны с фиксированным временем. Среди них в основном пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Светлана Савицкая работала на заводе экономистом. Из 8 человек их подразделения сократили ровно половину.

Светлана Савицкая: Работала на ТПЗ, ведущий экономист в финансовом бюро. Практически на заводе проработала 34 года. Уведомление дали, что сокращены. Конечно, неожиданно было, потому что практически я летом только на пенсию пошла. Я себя еще пенсионеркой не чувствовала. Сказали, что 30 процентов сокращения, а у нас в отделе было 8 вакансий и 4 сократили, то есть получается - 50 процентов.

Александр Валиев: А вот как ответила Светлана Сергеевна на вопрос, как сказалось увольнение на ее бюджете.

Светлана Савицкая: Да пока еще никак. Я еще не почувствовала ничего. Сейчас встали на учет. Три среднемесячные зарплаты нам должны будут заплатить. Сейчас я пока материально не почувствовала ничего, а там видно будет. Три пособия получу. Лето хочу отдохнуть. А там уже видно будет. Я сомневаюсь, что сейчас можно работу найти.

Александр Валиев: Светлане Савицкой при сокращении не предложили никаких альтернативных вакансий. А вот Анатолию Пантину, отработавшему на трубном слесарем-монтажником 10 лет, были предложены несколько должностей, но они его категорически не устроили.

Анатолий Пантин: Это не реально. Зачем мне это надо? У меня 14 в среднем, а там 6, 5, 7. 7 тысяч самое большое. Разве это деньги после этих? Видно будет. Мне, в общем-то, два года осталось до пенсии. Может быть, как-то пенсию оформлю здесь, я думаю. Пока так - на пособие, а потом - посмотрим.

Александр Валиев: Электромонтеру Александру до пенсии еще очень далеко, но его тоже сократили. И также предложили работу, от которой он заведомо должен был отказаться.

Александр: Предлагали как бы не то, что мне нужно, не по специальности. Сварщик, допустим, или еще что-то, то, что мне не подходит. Я не знаю. Давали такие вакансии - выбирай. Зарплата маленькая - 6 тысяч, 7, 8, 9. У меня тоже была не большая - 15. Пенсионеры сами ушли по собственному желанию. Обещали выплату. Пишите по собственному, а потом кинули. На завод больше не пойду. Трубный не понравился. В цехе зимой должно быть тепло, а там холодно, крыша течет зимой и летом, осенью и весной. Сквозняки, продувает, вечно с соплями ходишь, простывший. Да и зарплата маленькая, а требования такие!..

Александр Валиев: Не все ладно и на железной дороге. Татьяна проработала железнодорожником 20 лет, последнее время была распределителем работ, получала 11 тысяч, до ветеранского стажа оставалось 6 месяцев. И тут - сокращение, да еще и обман, как она считает.

Татьяна: Я обиделась на дорогу. Рассказать? У нас колдоговор принят на железной дороге. В нем сказано, кто больше 15 лет отработает, им платят за каждый год минимальную оплату труда по Российской Федерации. В этом году она 4300. А у нас вдруг подсуетились и сделали 2300. И выплачивают уже не по 4300, как в Российской Федерации, а 2300. Как бы дополнительное соглашение приняли в конце декабря. Конечно, в июне они уже знали, что будет минималка такая большая - 4300. Хотя народ-то у нас этого ничего не знает. У нас есть колдоговор, мы его читаем, верим этому колдоговору, что вот колдоговор у нас такой хороший. А оказывается, вот как бывает. И вот я так попалась. Мне выплатили по 2300.

Александр Валиев: Людмила Черепашкина, руководитель Ленинского районного подразделения Челябинской службы занятости вспоминает прошлый кризис, конца 90-х. Тогда тоже многие остались без работы. При службе существует бизнес-центр, где помогают тем, кто хочет открыть свое дело. Там читают лекции - с чего начать, какие нужны документы, какие налоги платить. Планируют и выделять деньги на организацию частной трудовой деятельности.

Людмила Черепашкина: Я все время рассказываю пример из прошлого кризиса настолько трогательный. Пришла женщина с завода, 54 года, очень трезвомыслящий человек и говорит: "Я понимаю, что вы мне ничего не сможете достойного подобрать. Я прикинула, что я умею делать - неплохо шью, неплохо вяжу. Но лучше всего я пеку булочки". Действительно, у нее такие булочки были - не столько вкусные, сколько очень красивые. Вот ее две племянницы с такими корзиночками на перевес, покрытыми салфеточками, все так красиво аккуратненько ходили и торговали. Прошло пару лет, она ко мне пришла. А ей говорю, а если бы мы вам сейчас нашли достойную работу, ситуация изменилась. Она говорит: "Нет. Я поняла, что такое работать на себя. И, вообще, я хочу открыть маленький ресторанчик".

Александр Валиев: Многие из тех, кто остался без работы, пошли в таксисты. Сейчас частным извозом занимаются даже владельцы довольно дорогих иномарок. Иногда приходится возить пассажиров в долг или по взаимозачету. Рассказывает Алексей Волковинский.

Алексей Волковинский: Вожу в долг некоторых людей. Я как бы знаю, что люди порядочные, говорят, что нет сейчас денег, но нужно туда-то, туда-то и туда-то. Легко. До зарплаты, то есть месяц, я могу подождать. Я нашел людей, которые мне бензин в долг дают. Я их тоже в долг вожу. Ну, не в долг, а по взаимозачету - бензин дают, с бензином проблем нет.

Александр Валиев: По прогнозам специалистов пик безработицы в Челябинской области придется на март-апрель.

В эфире Псков, Анна Липина:

Антонина Трофимова: И как старикам жить-то? Пенсия-то у нас какая? 3 тысячи пенсия - а как мы живем?

Анна Липина: Пенсионерка Антонина Трофимова изучает ценники на прилавках мини-рынка. В Пскове приобрести продукты на мини-рынке можно немного дешевле, чем в супермаркетах. Контакт прямой - продавец-покупатель, что почём можно выяснить сразу. В супермаркетах же зачастую цена продукта на ценнике не соответствует реальной.

Жительница: Рассчитываешь там примерно. Вот у одной женщины 100 рублей было, она так примерно прикинула - мне хватит. А на кассе - 130 получилось. Потом еще что плохо у нас - не найдешь цену на товар. О! У нас только вчера подорожание случилось, мы еще не успели сменить ценники - вот так отвечают.

Анна Липина: Поэтому пенсионеры предпочитают покупать продукты на мини-рынках. Однако, за последние дни и там цены заметно выросли.

Жительница: На всё - на молочные, на мясо и хлеб, даже хлеб - уж такой урожай собрали, а хлеб и то 25 рублей - ну что это?!

Жительница: Они каждый день дорожают - и хлеб, и молоко, посмотрите все. Молочные продукты - так вообще, а рыба?!

Анна Липина: Наблюдения покупателей подтверждает и официальная статистика. С начала месяца продукты подорожали, говорит Галина Кельчевская, сотрудник территориального управления Госстата.

Галина Кельчевская: Тенденция роста цен на основные продукты питания сохранялась. Так мясо птицы подорожало почти на 4 процента, рыба, масло, сыры - на 2 процента.

Анна Липина: А по сравнению с прошлым годом стоимость некоторых продуктов выросла на треть.

Галина Кельчевская: Стоимость минимального набора продуктов питания по Псковской области выросла на 19,4 процента, а по России - на 17,5 процентов. При этом рост цен наибольший рост цен отмечался на такие продукты питания, как макаронные изделия - на 38 процентов, хлеб и хлебобулочные изделия - на 32 процента, мясные продукты - на 22 процента.

Анна Липина: На днях еще на 10 процентов подорожала колбаса псковского мясокомбината. По данным Комитета потребительского рынка и услуг Пскова, в ближайшее время стоит ожидать небольшого повышения цены на сахар, поскольку заводопроизводители с февраля перешли на импортное сырье, а оно получается дороже из-за роста иностранной валюты.

Продавцы объясняют подорожание - увеличением отпускной цены на оптовых базах. Оптовики объясняют, что цену увеличивают производители. К тому же для оптовых фирм ужесточились условия оплаты. Если раньше по договоренности с производителем можно было отсрочить оплату товара, то теперь все строго, говорит представитель оптовой базы Елена Иванова.

Елена Иванова: Будет фирма-покупатель переведена на предоплату.

Анна Липина: Любопытно, что за последние недели почти на 20 процентов подешевел бензин, но грузоперевозки при этом не дешевеют. Как отмечает председатель Псковской торгово-промышленной палаты Владимир Зубов, рост тарифов на энергоносители для производства продуктов и их хранения также в ближайшее время окажет влияние на стоимость продуктов.

Владимир Зубов: Начнут сказываться и увеличение цен естественных монополий. Это и на электроэнергию - от 9,5 до 30 процентов для промышленных предприятий. Это и увеличение цен на газ, потому что зачастую на производстве используется, это увеличение цен на холодную воду.

Анна Липина: К тому же, увольнения на предприятиях, урезание зарплат, и как следствие - уменьшение покупательской способности - приведет к сокращению производства. А это по сложившейся российской традиции - росту отпускной цены на продукцию, и в первую очередь - жизненно необходимую.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Почти три тысячи уроженцев Мордовии проходили в восьмидесятых годах прошлого века военную службу в Афганистане. Семьдесят человек вернулись на родину в цинковых гробах, для ста солдат из Мордовии возвращение из соседней страны прошло через госпитали и больницы, они стали инвалидами – без рук, без ног, с пулевыми ранениями. Один из ветеранов – Александр Платонов живет в Саранске.

Александр Платонов: Вот здесь к горлу комок подступит, как пельмень не глотили. И так до конца два года этот пельмень носите, и постоянно вы ходите вокруг, озираясь, откуда в вас стрелять будут. Война – это свет потух, воды нет, темно, все стреляют, все кричат, орут. Тут автоматные пулеметные очереди.

Игорь Телин: Александр Платонов был контужен в Афганистане. Однако не только это осложнило ему жизнь после демобилизации. Он заболел, и отчасти из-за контузии теряет слух.

Александр Платонов: После войны, где-то месяц, два, три проходит, гепатит начался, тиф начинает развиваться. Это до сих пор остается.

Игорь Телин: Инвалид второй группы, Платонов теперь не может доказать, что его нынешнее состояние, в котором он, впрочем, пребывает уже почти двадцать лет – последствия выполнения так называемого интернационального долга, а точнее – службы и участия в боевых действиях в Афганистане. Многочисленные медицинские освидетельствования, полученные по их результатам справки – ничто для сотрудников республиканского военного комиссариата. Именно через военкомат и проходит процедура признания того или иного человека инвалидом войны. Мордовские военкомы с завидным упорством продолжают утверждать, что свою инвалидность Платонов получил уже после демобилизации, а следовательно, это – не их случай. К тому же, факты контузии и ранения, хоть и были документально зафиксированы армейскими медиками в Афганистане, но документы затерялись в архивах, а сотрудникам военкомата недосуг заниматься его делом – писать требования в архивы, делать запросы.

Александр Платонов: Говорят, мы вас не посылали – и все, затерли до нуля. Какое правительство еще придет? Что придет? Может быть, скажут, что мы – это ошибка, никаких войн, никаких локальных войн и конфликтов.

Игорь Телин: Аналогичные проблемы и еще у одного жителя Саранска – Владимира Пиманова. Тоже получил ранение в Афганистане – в грудь. И хотя рана зажила достаточно быстро, но через несколько лет пуля, попавшая в легкое, дала о себе знать – у него стремительно начала развиваться астма. Сейчас Владимир не может обходиться без дорогостоящих лекарств, которые помогают сбить приступ болезни. 1200 рублей, которые он получает от государства за полученное ранение, ему не хватает. Если бы он был признан инвалидом войны в Афганистане, то размер пособия возрос бы до девяти тысяч рублей. Однако доказать сотрудникам мордовского военкомата, что его болезнь связана именно с ранением – не удается. Немало и других проблем у сорокадвухлетнего ветерана.

Владимир Пиманов: Да, во всем трудности возникают. Куда не обратись, везде трудности. Это просто на бумаге в Федеральном Законе написано, что пользуются тем-то, тем-то и тем-то. А куда не коснись, везде самому нужно идти. Никто тебе не предложит и на блюдечке не принесет.

Игорь Телин: С мнением Владимира Пиманова об отношении государства и чиновников к ветеранам боевых действий согласен и Владимир Ерофеев, председатель мордовской общественной организации инвалидов войны в Афганистане.

Владимир Ерофеев: Нас просто бросили. Сами призвали на войну, ребята пришли, раненные душами, раненные физически. И все! На этом этапе мы для них уже перестали существовать.

Игорь Телин: Владимир Ерофеев признает, что его организации, существующей уже более полутора десятков лет, так и не удается наладить нормальные отношения с военным комиссариатом Республики Мордовия. Собственно, понимания проблем армейских инвалидов у военных чиновников не было никогда, говорит Владимир.

Владимир Ерофеев: Традиции не нарушились - что тогда, то и сейчас. Это одинаково – контакта не находим. Полковник Белоусов пренебрегает нашими ходатайствами, инициативами какими-то. Приходим с мольбой о помощи – помогите, сделайте запрос, человек умирает, страдает, ему нужны документы. Мы этого не получаем.

Игорь Телин: Документы нужны для оформления материалов на получение инвалидности. Статус инвалида боевых действий дает существенную материальную прибавку, что важно, так как деньги в любом случае уходят на лекарства. Участник афганской войны из Саранска Александр Платонов обращает внимание и на фактор, разделяющий ветеранов – есть участники войны, а есть – участники боевых действий, то есть хоть и воевавшие, но как бы не на войне, а скажем, в локальном конфликте. А это совсем другое дело – со всеми вытекающими из этого материальными составляющими. Хотя, казалось бы, участников локальных конфликтов и приравняли по статусу к участникам Великой Отечественной войны, но толку от этого мало, говорит Александр.

Александр Платонов: Хотя бы половину той суммы выплачивали инвалидам, участникам локальных войн и конфликтов "афганцам", "чеченцам", "осетинцам", кто инвалидность зарабатывает, чтобы выплачивали. Не получается.

Игорь Телин: И если худо-бедно, но инвалиды войны в Афганистане сообща, объединившись в общественную организацию, но отстаивают свои права, то у другого поколения ветеранов и инвалидов боевых действий возможности такой нет. Просто нет организации, и не могут они решать проблемы совместными усилиями. Казалось бы, заботу о них само по себе должно проявлять государство, но в лице чиновников, а иначе председатель мордовской общественной организации инвалидов войны в Афганистане Владимир Ерофеев офицеров республиканского военкомата не называет, вчерашние солдаты, служившие и получавшие ранения и увечья в Чечне и Южной Осетии, помощников в решении своих проблем не имеют. Военкомат должен заниматься не только призывом в армию, считает Владимир.

Владимир Ерофеев: Ты человека призвал, ты его отправил, ты его встреть, поставь хотя бы на учет, хотя бы в чем он нуждается помоги – с работой, с квартирой, насколько возможно. Никто там не требует фантастических каких-то дотаций.

Игорь Телин: Но главный показатель в отчете о деятельности военкомата – выполнение нормы по призыву. Графы об оказании помощи тем, кто получил раны и травмы во время службы в армии, стал инвалидом - в этих отчетах нет.

В эфире Тольятти, Сергей Хазов:

Инженер Волжского Автозавода Михаил Ермолов доказал несовершенство одного из законов российской Конституции. Три года назад начальство отказалось оплачивать Михаилу Ермолову больничный лист по уходу за годовалым сыном. Мужчина ухаживал за ребенком вместо супруги, которая находилась в больнице. Рассказывает Михаил Ермолов.

Михаил Ермолов: Никто меня не предупредил сразу, что будут какие-то проблемы с оплатой. Через месяц уже в расчете я не обнаружил этой суммы, то есть за 15 лет больничный мне не оплатили. Обратился в бухгалтерию – что за проблема? Ошибка какая-то? Бывают задержки платежей. А мне сказали, что в соответствии с распоряжением больничный такого рода не оплачивается.

Сергей Хазов: Мировой судья отказался удовлетворить иск инженера о взыскании с Волжского Автозавода пособия по уходу за ребенком в размере 8 с лишним тысяч рублей, пояснив это тем, что в законе отсутствует норма выплаты в случае болезни матери. Районный суд Тольятти принял решение приостановить дело. Самарские правозащитники заинтересовались ситуацией с нарушением прав Михаила Ермолова. "Уже то, что районный суд отказался рассматривать иск Ермолова было нарушением закона, ведь прецеденты с получением отцами оплачиваемых больничных в России были и раньше", - комментирует правозащитник Юрий Никишин.

Юрий Никишин: Равноправие между мужчиной и женщиной, между отцом и матерью у нас по советскому законодательству, по Кодексу о семье и браке существовало всю жизнь, но оно никогда не соблюдалось. Я это формулировал еще в советские времена вот так, что две хамки-бабы могут отсудить в суде честного мужика, и суд примет их сторону. Это законодательство перешло по наследству и в российскую действительность, что зафиксировано во всех законодательных актах. Суды стояли на стороне равноправия, и это осуществлялось на практике. Поэтому то, что произошло в Тольятти, является грубым нарушением настоящих российских законов.

Сергей Хазов: Суд Автозаводского района Тольятти направил в Конституционный суд запрос о законности требований инженера Ермолова о выплате денег за больничный лист по уходу за ребенком. 6 февраля на заседании Конституционного суда судья Сергей Маврин заявил, что забота о детях является правом обоих родителей. "Требования Михаила Ермолова к Волжскому Автозаводу об оплате больничного по уходу за ребенком полностью законны", - пояснил судья Конституционного суда Сергей Маврин.

Сергей Маврин: Если он еще раз попадет в эту ситуацию, чего ему, конечно, не желаю и его жене тоже, тогда у него беспрепятственно будет реализовано это право на получение пособия.

Сергей Хазов: Конституционный суд обязал Госдуму доработать закон, так как в действующем варианте не предусмотрен случай, дающий право отцу на пособие при уходе за маленьким ребенком во время болезни матери, так как это лишает одного из родителей права на заботу о своем ребенке. Инженер Михаил Ермолов оценивает решение Конституционного суда неравнозначно, но надеется, что отныне закон будет исполняться.

Михаил Ермолов: По сути, решение Конституционного суда необходимо, безусловно, оно наведет порядок в дальнейшем.

Сергей Хазов: Узнав, что дело Ермолова дошло до Петербурга, в Минздраве выпустили специальный приказ, чтобы мужья могли оформлять документы вместо жен и вместо них уходить в декрет. Это российская казуистика: чиновники не слушают никого, кроме себя и боятся только вышестоящих чиновников.

Самарские правозащитники намерены создать бесплатную юридическую консультацию для самарцев, уверенных в том, что чиновники нарушают федеральный закон, необоснованно отказывая им в их законных требованиях, так как это было в истории с Михаилом Ермоловым.

В эфире Ростовская область, Григорий Бочкарев:

Предки Анны, сколько себя помнили, всегда жили неподалёку от озера Севан среди своих — их село по населению было исключительно русским. После 1991 года многие из односельчан тронулись на север — на историческую родину. Анна с семьёй оставалась на месте. Престарелая мать и парализованный отец, малолетний сын сдерживали от рискованных экспериментов. За десять лет Анна по очереди, одного за другим, похоронила родителей и двух братьев. Других родственников в Армении не осталось.

В 2002 году мать и сын перебрались в Ростовскую область, в город Батайск. Чтобы переехать в Россию, Анне пришлось принять гражданство Армении — просроченный паспорт СССР давно был недействительным, потому выехать с ним за пределы страны было невозможно. А тринадцатилетнему Бориске и вовсе документы не полагались. Анне, хоть и не без труда, всё же удалось получить российское гражданство. Мама надеялась, что теперь-то у сына особых проблем не будет. Но, как оказалось, взрослым проще легализоваться в России. Они имеют на руках хоть какой-то документ, удостоверяющий личность. А вот ситуация с теми, кто въехал в Российскую Федерацию подростками, зачастую выглядит просто тупиковой.

Когда сыну исполнилось 16 лет, матери в батайском органе регионального Управления Федеральной миграционной службы объяснили, что без паспорта гражданина Армении он не получит ничего - ни разрешения на временное проживание, ни гражданства России. Несколько лет Анна добивалась российского гражданства для сына, но все её попытки были тщетными, они вдребезги разбивались о требования миграционной службы предоставить или паспорт гражданина другого государства (в данном случае – Армении). Не помогало даже то, что на руках у Кудряшовых было два решения батайского городского суда, который признал действия работников миграционной службы Батайска незаконными и обязал их принять документы у Бориса для оформления вида на жительство и российского гражданства. Но миграционная служба проигнорировала судебные решения, ловко ссылаясь на другие нормы того же закона. Как вспоминает теперь Анна:

Анна Кудряшова: Дважды подавали в суд, и дважды выигрывали дело. И дважды УФМС по Ростовской области подавало кассационную жалобу на эти решения суда. И дважды областной суд своим определением подтверждал решения суда первой инстанции. Но дело в том, что пришло письмо из УФМС по Ростовской области, что, для того чтобы предоставить Борису Кудряшову российское гражданство, необходимо предъявить удостоверяющий личность документ. А этим документом является паспорт.

Григорий Бочкарев: На доводы Анны Кудряшовой, что Борис в момент выезда из Армении был всего лишь подростком без каких-либо документов, сотрудники Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации никак не реагировали - делали вид, что не понимают, о чём идёт речь, словно напрочь, на тот момент, забывая русский язык. Более того, сотрудники межрайонного отдела города Батайска УФМС России по Ростовской области стали угрожать депортировать Бориса, как только он достигнет совершеннолетия, в Армению.

По мнению корреспондента областной газеты "Наше время" Елены Слепцовой, подготовившей для своего издания несколько материалов на эту тему:

Елена Слепцова: Конечно, там существует так называемый человеческий фактор. И лично меня поразило то злорадство, с которым, допустим, сотрудники городского территориального органа УФМС по Ростовской области, они объявляют маме и сыну о том, что вот скоро с ним будут говорить по-другому. Откуда это злорадство, откуда такой вот примешивается совершенно непонятный эмоциональный фон, я не понимаю этого?!

Григорий Бочкарев: Так случилось, что об этой истории узнали представители общественных организаций, журналисты. Появились публикации в прессе, запросы во многие властные структуры. Об этой истории заговорили не только в общественном транспорте и на рынках, но и в региональном парламенте. За дело взялись сотрудники батайской городской службы приставов.

И вот на днях счастливые Кудряшовы с гордостью продемонстрировали журналистам российский паспорт Бориса. Как рассказала нам Анна:

Анна Кудряшова: Дело в том, что мы вчера ходили в военкомат уже с Борисом, писали заявление. Что греха таить, мы уж думаем, год он обязан отслужить. Он у нас отучился, получил свидетельство сварщика. Отучился – и уже водитель, В и С категории имеет. Мы просто поговорили, попросили, нам пошли на уступки, так как приняли его документы на гражданство, в связи с этим. Он отучился, получил паспорт.

Григорий Бочкарев: Журналист Елена Слепцова глубоко убеждена, что Кудряшовым просто очень повезло. Удачно всё так совпало - два судебных решения в их пользу, а ещё публикации в прессе, которые ускорили этот явно затянувшийся процесс. Никому не ведомо, сколько бы ещё Кудряшовы обивали пороги чиновничьих кабинетов, если бы не помощь представителей общественности.

У этой истории - счастливый конец. Мать и сын вместе остаются на исторической родине на законных основаниях. Россия приобрела не только нового гражданина, но и пару крепких и умелых рабочих рук, ведь Борис на все руки мастер - об этом хорошо знают их соседи. Тревожит лишь одно – "счастливый билет" в такой лотерее, как получение российского гражданства для русских из бывших республик СССР, достаётся сегодня далеко не каждому.

В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:

Поставка тепла и горячей воды в Ижевске стала предметом острых споров между поставщиком этого коммунального ресурса - дочерним предприятием Российских коммунальных систем ООО "Удмуртские коммунальные системы", с одной стороны, и большинством частных управляющих компаний и товариществ собственников жилья - с другой. Предмет спора выглядит так – "Коммунальные системы" считают управдомов должниками и предъявляют им счета на оплату, а управдомы не согласны с величиной предъявленных им платежей. При этом заложниками разногласий становятся жители многоквартирных домов, которые исправно оплачивают коммунальные платежи в размере начислений.

Чтобы принудить управляющую компанию погасить долг, "Коммунальные системы" еще до начала нынешней зимы, как говорится, на живых людях отработали сценарий снижения подачи тепла на отдельно взятый жилой микрорайон, поселок Старки. По местному радио и телевидению постоянно муссируется тема долгов управляющих компаний, горожане живут в страхе перед возможностью замерзнуть в собственных квартирах. Вот характерное выступление. В новостях канала "Моя Удмуртия" выступает Александр Андриянов, директор департамента по сбытовой деятельности "Удмуртских коммунальных систем".

Александр Андриянов: Мы вынуждены будем давать теплоносители не того качества, которое положено. Упадут объемы. И, скажем, если по температурному графику мы должны давать в дома 75 градусов, в батареях у людей будет градусов 60 или 55. Придется одевать шубу и шапки и затыкать окна.

Надежда Гладыш: Второй путь давления - арбитражные суды против должников. Из 48 управляющих компаний, работающих на рынке ЖКХ Ижевска, 19 "Коммунальные системы" считают должниками. Против пяти возбуждены арбитражные дела, три из которых уже управдомы проиграли.

Так есть долги или нет? Я обратилась с этим вопросом к руководителю ООО "Райжилуправление" Рауфу Кутдузову, который в декабре проиграл "Коммунальным системам" процесс. По словам Рауфа Кутдузова, "Коммунальные системы" создали ситуацию якобы долга, на пять месяцев затянув перезаключение договора при смене статуса управляющей организации.

Рауф Кутдузов: Получается парадокс, что формально они пытаются взять за один и тот же период за одни и те же дома оплату дважды, заплатив новой компании и старой компании.

Надежда Гладыш: То есть платежи фактически от "Райжилуправления" шли. И УКС этого не отрицает. Второй момент - потери в теплосетях. Анализ показаний теплосчетчиков позволяет утверждать, что по горячей воде потери достигают тридцати и более процентов, по теплу - до двадцати процентов. Поставщик прячет потери, предъявляя счета, рассчитанные так называемым балансовым методом - весь объем поставок делится на все дома за минусом тех, где уже стоят узлы учета. У Кутдузова в договоре с УКС прописан пункт, что оплата идет за минусом потерь. Суд этого не отрицает, но в решении пишет, что сначала должник должен оплатить счет целиком, потом по итогам года сделать перерасчет, и в январе затребовать обратно переплату.

Рауф Кутдузов считает, что этими абсурдными судами "Удмуртские коммунальные системы" добиваются неявных, но стратегических целей.

Рауф Кутдузов: Решение суда о взыскании списать на издержки, доказать РЭКу, что не получена доходная часть и использовать это как мотив для увеличения тарифов на следующий год. У них тариф растет от фактических издержек. Вполне возможно, что за этими процессами стоит сам КС-холдинг. КС-холдинг пытается обосновать необходимость того, чтобы деньги, квартплату, собирали не сами управляющие компании, а Расчетно-кассовые центры. Возможно, КС-холдинг пытается в целом по России пробить изменение федерального законодательства, чтобы лишить управляющие компании права сбора денег. Чтобы собирали РКЦ и расщепляли по своему усмотрению.

Надежда Гладыш: Остальные управляющие компании, на которые "Коммунальные системы" также подали иски о взыскании, не хотят спорить с истцом, считают это дело заведомо проигранным.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

Очередной этап 7 фестиваля "Вместе - Радио" Фонд независимого радиовещания провёл в Тюмени. Полсотни участников, два дня творческой кухни и выборы лучших в номинациях "Новости", "Ток-шоу", "Тематическая программа", "Репортаж". Говорили о месте радио в обществе и роли журналистики в нынешних кризисных условиях. К примеру, Дима Губин, представленный публике как обозреватель "Огонька", первым поднял тему свободы слова и позиции журналиста.

Дима Губин: День и ночь можно обсуждать личную жизнь Владимира Путина, как обсуждают личную жизнь Барака Обама. И я посмотрю, что будет с вашим местом работы. Это свобода?

Алекс Неймиров: Михаил Порфирьев, редактор челябинского "Радио ОТВ", считает, что и на местном уровне есть темы, на которые наложено табу. Он называет это "редакционной политикой". А все, что не запрещено, то разрешено.

Михаил Порфирьев: Буквально недавно у нас бастовали шахтеры. И мы дали высказаться всем сторонам конфликта. Мы дали высказаться шахтерам, которые сказали, что им не платят зарплату. Мы дали высказаться виновникам, из-за которых шахты остановились. Мы дали высказаться власти, которая предложила пути выхода. Это была разрешенная тема. Это тема, которая была на виду, о которой мы должны были говорить.

Алекс Неймиров: В перерывах и кулуарах мне удалось выяснить, что многие мои коллеги-радийщики сознательно не омрачают себе жизнь проблемами социума, а потому и тема свободы слова для них не актуальна.

Яна Будаева: Я считаю, что можно вообще отказаться от этой темы, забыть ее, потому что весь остальной мир прекрасен и интересен. Радио должно быть аполитичным.

Алекс Неймиров: Яна Будаева, корреспондент "Снежинского радио" (это Челябинская область) со мной вполне откровенна.

Яна Будаева: Меня достали эти противные дебаты по радио, что есть хорошо, что плохо. Ты как бы занимаешься самолюбованием, что ты наехал на какого-то чиновника.

Алекс Неймиров: Позицию молодой журналистки разделяет и опытный боец тюменского эфира Владимир Богоделов. Сейчас он директор "Медиагруппы-101", которая управляет радио "Шансон". Так что, он судит о свободе слова с рациональной стороны - поможет ли это успешно вести бизнес.

Владимир Богоделов: Я не просто не помню, этого просто не было, чтобы хоть кто-то бы мне позвонил и сказал: "Слушайте, парни, какую вы лажу делаете! Почему вы не можете сделать в Тюмени "Эхо Москвы"?!" Хоть бы одна зараза позвонила! Нету этих людей!

Алекс Неймиров: Владимир Богоделов не скрывает, что среди участников фестиваля присматривает себе новых сотрудников - креативных, способных работать в FM формате музыкальной радиостанции. А его московский коллега, один из основателей фестивального движения "Вместе – Радио", главный редактор ФНР Андрей Аллахвердов хотел бы видеть среди молодых звезд эфира людей, способных размышлять и докапываться до истины.

Андрей Аллахвердов: Вся эта развлекательность, бесконечная музыкальность и несерьезность… Я не говорю, что это плохо, но когда только это, то это наводит на определенные мысли. И, мне кажется, что есть это повод задуматься и понять, что нужно в какой-то момент сделать выбор. И кризис нас к этому подталкивает

Алекс Неймиров: "Как найти работу и не потерять себя в условиях кризиса?" - ответить на этот вопрос организаторы фестиваля предлагали каждому участнику. Московские модераторы призывали пересмотреть стереотипы, выработанные в "эпоху безудержного потребления" (так теперь окрестили последнее десятилетие). Региональные радийщики приводили железные аргументы в пользу своей аполитичности.

Роман Белоглазов: Безусловно, бороться есть за что. Но я думаю, что если рассказать все как есть, все это подпевание "Единой России" на каждом шагу, противное и омерзительно подпевание… Если ты пойдешь против этого, то ты просто потеряешь работу. То есть ты должен задать себе вопрос - сможешь ты, либо у тебя кишка тонка. Вот и все!

Алекс Неймиров: Это было мнение Романа Белоглазова, редактора "Шадринского радио" что в Курганской области. От критических материалов он открещивается и называет себя рассказчиком. Зато у него есть шанс побороться за специальный приз 7 фестиваля "Вместе – Радио", который будет вручен за лучшую программу о культуре.

В этот раз не было острых и взрывных тем, вынужден констатировать руководитель фестиваля Максим Поляков. Но вот его прогноз:

Максим Поляков: Уверен, что последуют очень серьезные социальные последствия. Не знаю как насчет волнений людских, но есть конкретные решения властей, которые уже приняты и вызвали определенную реакцию, и об этом уже сделаны работы - начиная с Дальнего Востока, с запрета на ввоз автомобилей и заканчивая повышением или наоборот, не снижением цен на бензин. Люди реагируют и достойно работают, потому что человек попадает в точку, находясь на пике какого-то очень значимого события в том или ином месте России.

Алекс Неймиров: Сроки очередного фестиваля "Вместе – Радио", как и дата выхода из кризиса, пока не известны.

В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:

Дмитрий Богатырев: По деревне ехал царь с войны. //Едет, черной злобой сердце точит. //Слышит, за кустами бузины девушка хохочет. //

Елена Стрельникова: Поэму Горького «Девушка и смерть» Дмитрий Егорович Богатырев впервые прочитал в 60 лет. Спустя 22 года он легко и душевно рассказывает наизусть это произведение, считая его самым сильным в мировой литературе.

Дмитрий Богатырев: Прочитал, можете поверить мне на слово, вагон книг. Кроме этого произведения, сильнее ни у кого ничего нет.

Елена Стрельникова: Для Дмитрия Егоровича Богатырева книги всегда были источником вдохновения. И тогда, когда параллельно с основной профессией машиниста поезда занимался любительской живописью, и тогда, когда уже профессионально стал вырезать деревянные скульптуры. Кстати, именно привычка ежедневно просматривать газеты и натолкнула Дмитрия Егоровича на его увлечение.

Дмитрий Богатырев: В 1962 году увидел в центральной газете "Неделя" шахматы, вырезанные из дерева. Главный инженер завода Лихачева делал так – партию немецких рыцарей в полном вооружении и русские войска в рубахах по колено, подпоясанные веревочкой, в лаптях, кто с будьем, кто с косой. Вы знаете, мне так обидно стало за русских. Думаю, вряд ли бы они победили немцев на Чудском озере. Четыре года шахматы резал. Зиму собирал доску. Вот с них и начал заниматься дровами.

Елена Стрельникова: Сам он тоже воевал в Великую Отечественную войну. Вот только сегодня вспоминаются больше не те четыре года войны, а голод 1932 года. Богатыревы жили тогда в селе. Отец вместе со старшим братом ушел искать лучшей доли, а он, сестра и годовалый брат, остались практически одни. Мать распухла от голода. Спасла весна. Суслики пошли. Дмитрий Егорович и сегодня хорошо помнит, как шестилетним мальцом поймал своего первого суслика.

Дмитрий Богатырев: О! Еще как! Решил один пойти. Смотрю, роет нору. Я к нему. Он рванул, а рядом нора – и спрятался туда. Я набрал воды обеими руками, дотащил, начал выливать. Смотрю – лезет. А я видел, как сестра брала, я его тоже со стороны спины за шею взял. Кое-как вытащил, здоровый суслик оказался. Обеими руками его взял, он вырвался. И по этому ручью на ту сторону побежал. (Смеется)

Елена Стрельникова: Мы сидим с Дмитрием Егоровичем на больничной койке, вспоминаем былое. И он, как-то грустно, добавляет:

Дмитрий Богатырев: Моменты жизнь. Как-то все притупилось. Сколько можно жить-то, и столько болячек иметь. Иногда чего-то рассказывают. Внуки-то у меня не очень-то к этому. Начнешь рассказывать, а им это дело не интересно почему-то.

Елена Стрельникова: И все же Дмитрий Егорович Богатырев считает себя счастливым человеком.

Дмитрий Богатырев: Счастливым, пожалуй, считаю за свою деятельность, за свою работу, за свое увлечение.

Елена Стрельникова: Дмитрий Егорович с любовью рассказывает обо всех своих работах, сетует, что нельзя по радио их представить визуально и с нежностью поглаживает свой посох. Эта трость, сделанная в виде переплетенных змей из яблоневых корней, вот уже более 15 лет поддерживает старика в трудную минуту. Опираясь на нее, можно рассуждать о политиках, о простых людях, о современном ритме жизни.

Дмитрий Богатырев: А сейчас черте что творится. Говорят, что у нас денег куры не клюют, а инфляция, инфляция все съедает. Раньше были более доброжелательные люди. А сейчас все канителятся, суетятся, куда-то торопятся.

Елена Стрельникова: Выйдя из больницы, Дмитрий Егорович Богатырев, мечтает создать свою, наверное, последнюю деревянную композицию - Иисус и грешница. Грешница по имени Россия.

В эфире Санкт-Петербург, Татьяна Вольтская:

Петербургская правозащитная организация "Дом мира и ненасилия" уже несколько лет налаживает дружеские связи с людьми из Грозного, поселка Новые Алды и других городов и сел Чечни. Толчком для этого послужила трагедия в поселке Новые Алды, куда в феврале 2000 года вошли петербургские ОМОНовцы и произвели зачистку, описанную в книге, изданной "Мемориалом" под одноименным названием "Зачистка". Там подробно говорится о том, как в село, уже много дней подвергавшееся бомбардировкам, где боевиков давно не было, а жители сидели по подвалам, вошли ОМОНовцы и начали жечь и грабить дома, насиловать женщин, убивать мирных людей, включая стариков и детей. По сведениям "Мемориала", подтвержденным многочисленными свидетельствами, тогда было убито 56 человек, на самом деле, погибло гораздо больше. Это известие потрясло председателя правления организации "Дом мира и ненасилия Елену Виленскую".

Елена Виленская: У нас есть фотографии (нам прислали из Грозного) – люди не хоронили своих близких, вопреки мусульманским традициям, потому что они хотели, чтобы возбудили уголовные дела против тех людей, которые совершили эти преступления. Кто-то держал их в домах в холодном месте, кто-то выкопал могилы и только припорошил землей. И так держали эти тела до начала марта, пока не стало тепло. Они вынуждены были похоронить этих людей. До сих пор не выявлены, не наказаны преступники. А для людей самое главное – справедливость. Близких не вернешь, но хотя бы, чтобы были наказаны преступники, потому что иначе это будет повторяться постоянно. Мы живем среди них в Петербурге. Важно, чтобы эти события в Алдах были признаны преступлением против человечности, тем более, что уже первые дела в 2007 году жители Алдов против Российской Федерации выиграли. Еще около 30 дел приняты к рассмотрению Европейским судом. Если эти дела дошли до Европейского суда, значит, люди не добились справедливости в России.

Татьяна Вольтская: Елене Виленской и ее коллегам очень не хотелось, чтобы у жителей Новых Алдов, да и других чеченских сел Петербург навсегда был связан исключительно с образом ОМОНовцев. Об этом же говорит сотрудница той же организации Елена Смирнова.

Елена Смирнова: Первый раз, когда я оказалась в Грозном, конечно, это было удручающее впечатление, это мягко сказано, от того разбомбленного города, который я увидела. После того, как я вернулась в Санкт-Петербург, долго не могла прийти в себя. Сопоставлялись у меня все время картинки нашего красивого города и обломков Грозного.

Татьяна Вольтская: Побывала Елена Смирнова и в Новых Алдах.

Елена Смирнова: Первая встреча с жителями поселка Алдов произошла на тренинге, который проводила наша организация совместно российских и чеченских женщин, который был посвящен не насильственному разрешению конфликтов. Эта молодая девушка рассказывала о том, что произошло в Алдах. И вот одна, молодая девушка, когда она услышала этот рассказ, она просто рыдала. Для нее это было новостью. Даже правозащитники не были осведомлены о том, что там произошло.

Татьяна Вольтская: И все же цель не только в том, чтобы вспомнить беды, выплакаться, выговориться. Главное - перейти через поля смерти, и, миновав их, оказаться живыми. "Дом мира и ненасилия" заметил, что именно чеченская женщина оказалась самой сильной и выносливой во время войны - и в то же время не озлобилась, не преисполнилась ненавистью, то есть осталась живой. Этот опыт было учесть в специальном конкурсе "Женские судьбы", - говорит Елена Виленская.

Елена Вленская: Важно, чтобы они, во-первых, просто поделились этим опытом, чтобы они были услышаны, чтобы они могли обменяться этим опытом с российскими женщинами, чтобы они могли завязать какие-то контакты.

Татьяна Вольтская: Таких женщин в Чечне много. Об одной из них говорит сотрудница организации "Дом мира и ненасилия" Наталия Нестеренко, которая сама родилась и выросла в Чечне.

Наталия Нестеренко: Сацита Исраилова. У нее удивительный пример, удивительная судьба. Она во время войны, во время перемирия, несмотря на все сложности и тяготы, собирала книги в Грозном и создавала фонд начальной библиотеки. Вот та центральная библиотека, которая сегодня есть в Грозном, это, можно сказать, ее рук дело. Делала она это еще с Сережей, русским парнем, который в тот момент находился в Грозном.

Татьяна Вольтская: А вот другая героиня, удивившая Наталию Нестеренко.

Наталия Нестеренко: Это женщина, которая похоронила двоих своих сестер, добилась эксгумации тел сегодня, добилась признания гибели своих сестер как преступление. Они погибли в доме, то есть они были все загнаны в подвал. И туда была брошена бомба. Это преступление совершили, к сожалению, российские солдаты. Эта женщина не обозлилась на русских, не обозлилась от отчаяния на российских солдат, на российскую власть. Наоборот. Такой христианский подвиг абсолютно – она им посочувствовала в этом. Но при этом она не потеряла своего достоинства как женщина, как мать. Она воспитывает сейчас своих двоих сыновей. У нее нет мужа, который тоже погиб. Очень много родственников у нее погибло. Она сочувствует всем вокруг, и готова делиться этим опытом.

Татьяна Вольтская: Идея прощения и понимания, идея собирания жизни на пепелище - вещи непраздные и совсем не отвлеченные. Они способны вызывать ответную реакцию даже на далеких расстояниях. Сначала Сацита Исраилова собирала книги в разрушенном Грозном, а потом в Петербурге "Дом мира и ненасилия" организовал сбор книг для грозненской библиотеки - и эта библиотека сейчас существует. И женщины ездят друг к другу и общаются между собой, дружат - поверх всех войн, всех слез.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG