Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большие перемены к лучшему ожидаются в петербургских колониях


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Марк Крутов: Большие перемены к лучшему ожидаются в петербургских колониях. В одной из них заключенных собираются обучать профессии журналиста, для областных колоний разработана антикризисная программа, состоящая в создании собственных подсобных хозяйств.

Татьяна Вольтская: Заявления о нововведениях в петербургских колониях сделал начальник Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Петербургу и Ленинградской области Владимир Маленчук. Он рассказал, что в колонии строгого режима N7 под Петербургом люди, осужденные на большие сроки, своими силами смонтировали видеостудию, кабельное телевидение, а купить оборудование им помогло тюремное начальство. И вот теперь у заключенных появилась мечта, чтобы в колонии был открыт факультет журналистики, - и его действительно собираются открыть. Оказывается, у Владимира Маленчука уже был подобный опыт во время службы в Калининграде: там в одном из учреждений региона начали обучать такой специальности, и самое удивительное, что, по словам Маленчука, один осужденный, освободившись, действительно стал журналистом.
Что же на практике сулит осуществление такой идеи в колониях Петербурга и Ленинградской области? Говорит заместитель директора Петербургского Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков.

Евгений Вышенков: Я думаю, что, конечно, если мы говорим об образовании журналистском типичном, возьмем Университет Герцена, конечно, это невыполнимая задача, и мы сами прекрасно понимаем, по каким критериям она невыполнимая. Если мы говорим о том, чтобы сделать некую игру в образование, сделать людей более социальными, чтобы они понимали, что такое информационный мир, через это питались некой информацией и сами ее генерировали, начиная от заметок, заканчивая какими-то сюжетами, музыкальными программами, спортивными мероприятиями, то это вещь очень правильная. Но я позволю себе заметить, что это как с ребенком: лучше ребенка не заставлять, а заниматься с ним в игровой форме. Конечно, это будет плюс. Но мы должны понимать, что на выходе есть некое лукавство, что, конечно, если сто человек получат некий сертификат либо какие-то дипломы, то, конечно, журналистами они не будут. А если кто-то и будет, то и Довлатовы работали в колониях, и Довлатовы сидели в зонах, но это же штучный товар.

Татьяна Вольтская: Евгений Вышенков считает, что когда в недрах консервативной пенитенциарной системы создается зародыш средства массовой информации, пусть совершенно подконтрольного, это уже хорошо.

Евгений Вышенков: Пройдет 5 лет - и, может быть, мы будем читать эти газеты. Давайте вспомним, что до середины 30-х годов ГУЛАГ в разных колониях и тюрьмах издавал газеты большим тиражом. Более того, редакторами этих газет являлись не осужденные, а очень известные люди: и Гладков, и молодой Фадеев, и далее по списку. И вот эти газеты той системы продавались в Москве, в Ленинграде. Потом это, в конце 30-х годов, прихлопнули. Но это все было. Почему бы ни подумать о том, что пройдет 5 лет - и, может быть, мы около метро встретим газету, которую сделали осужденные, допустим, в Ленинградской области. Это не значит, что она будет нарасхват, но мы сможем взять и прочитать.

Татьяна Вольтская: Вообще-то аналогия опасная - значит, сначала были лагерные газеты, а потом начался "большой террор"?

Евгений Вышенков: Но здесь-то немножко другая система. Все-таки нынешнее начинание полковника Маленчука говорит о том, что он потихоньку сам разрушает этот ГУЛАГ. Если мы возьмем все нововведения, начиная с 1987-го, с 1985 года, с апрельского пленума, мы увидим, что от ГУЛАГа ничего не осталось в правовом смысле. А то, что там ребята делают, я лично смотрел эти сюжеты, во-первых, это нужно купить аппаратуру, это все сложно, нужно найти каких-то людей, которые будут делать сюжеты, они все это делали. Конечно, они вызывают улыбку, только они вызывают улыбку у профессионалов, которые работают на телевидении по 10 лет, но если мы придем сейчас на какое-нибудь предприятие, то они делают хуже, чем это сделали, допустим, в 7-ой колонии.

Татьяна Вольтская: Более скептически смотрит на обучение заключенных журналистике правозащитник, член Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Юрий Вдовин.

Юрий Вдовин: Если это не просто показуха, если там дадут возможность получить какую-то специальность, это очень хорошо, на самом деле. Потому что беда-то в том, что больше половины их возвращается раз от раза снова. Может быть, это создаст какую-то почву для того, чтобы их права в этом плане были сохранены. Честно говоря, боюсь, что там какая-нибудь показуха.

Татьяна Вольтская: А вот другое нововведение - антикризисное - создание подсобных лагерных хозяйств по разведению свиней, птицы, кроликов и овец Юрий Вдовин целиком приветствует, напоминая, что сейчас колонии вообще сидят без работы, и это большая проблема.

Юрий Вдовин: У них руководители МВДэшный ищут, чем занять их. Конечно, возникнет потребность в том, чтобы их хотя бы кормить.

Татьяна Вольтская: Кроме того, в этом году три петербургских изолятора собираются оборудовать системой внешнего видеонаблюдения, чтобы пресечь поступление наркотиков и других запрещенных предметов.
XS
SM
MD
LG