Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Богатые граждане России и их отношения с Кремлем


Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Самым богатым россиянином, по версии журнала "Финанс", стал владелец группы "Онэксим" Михаил Прохоров. Его состояние издание оценило в 14 миллиардов долларов. В десятке российских богачей произошли серьезные изменения: глава компании "Базовый элемент" Олег Дерипаска переместился с первого на восьмое место, его состояние по сравнению с прошлым годом, если верить версии журнала, уменьшилось почти на 35 миллиардов долларов. Похожая участь постигла Романа Абрамовича, по сравнению с прошлым годом он стал беднее почти на 10 миллиардов. Во всем виноват кризис, считают эксперты.
У списка журнала "Финанс", как бы ни критиковали его некоторые эксперты, есть еще одно интересное измерение: самый удачливый олигарх Михаил Прохоров за год потерял треть своего состояния, бывший главный российский богатей - Олег Дерипаска, по сравнению с 2007 годом обеднел, если посчитать простые цифры, в 8 раз. Оставшийся в списке вторым Роман Абрамович, если верить рейтингу, потерял почти половину того, что имел. Понятно, что к этим цифрам можно относиться совершенно по-разному, однако обратим внимание на тенденции: все беднеют и никто этого не хочет.
Я беседую с известным московским политологом, знатоком системы отношений Кремля и крупных российских бизнесменов Владимиром Прибыловским.
Если попытаться экстраполировать этот список на сложную систему взаимоотношений российских олигархов и российского политического руководства, можно ли сделать вывод о том, кто сейчас ближе к Кремлю, кто дальше, кому Кремль нужен больше, кому меньше?

Владимир Прибыловский: Интересно, что Олега Дерипаску спасают. По этой таблице это может быть и не видно, но видно, что ему первому обещали кредиты, видимо, уже что-то выдали. Он в огромных долгах. То есть, собственно говоря, меня удивляет актив почти в 5 миллиардов, потому что по другим данным, он в минусе, то есть он должен намного больше, во всяком случае, значительно больше, чем у него есть. Но его спасают, притом, что список тех, кого спасать, он такой, туда включили просто всех, некоторых включили даже по два раза, что как раз и подрывает доверие к этому списку. Будут, конечно, не всех кредитовать с одинаковой скоростью, что называется. Может быть еще раньше, чем Дерипаску, спасли Усманова. То есть помогли ему вынуть деньги из исландских банков, например. Возможно, для этой цели было и обещание кредита Исландии, который, правда, вроде не дали, но само обещание тоже много значило тогда.
Практически все в этой десятке, может быть за исключением Сулеймана Керимова, будут спасены государством, им помогут.

Андрей Шарый: А почему вы Керимова исключаете из этого списка?

Владимир Прибыловский: Керимов дружит не совсем с теми. То есть он, конечно, тоже старается. Они всегда стараются, наши миллиардеры, дружить по возможности со всеми, но это не всегда возможно. Керимов больше всего дружит с мэрией, а позиции Лужкова, они может быть на самом деле не такие слабые, но Лужков не станет его кредитовать. Другие кремлевские группировки не станут ему помогать, потому что он не их.

Андрей Шарый: Какие новые качества потребовались российским богатым людям для того, чтобы выжить в условиях кризиса, сохранить свое богатство? В общении с государством какая-то двойная лояльность, новые социальные проекты, переориентация бизнеса. Что тут главное?

Владимир Прибыловский: Они, в общем, просто заверяют всех в своей дальнейшей лояльности. Они получают дивиденды в виде благоволения со стороны Кремля своей предыдущей покорностью, службой. У всех разные успехи, кто-то, как Керимов, может быть, не в тех вложился, а остальные, я думаю, что большинство из них выйдут из кризиса богаче, чем в него вошли. Для них все в пользу - и падение цен на нефть, и рост цен на нефть. Они прекрасно выживут, это вот мы можем не выжить.

Андрей Шарый: Роман Абрамович, за минувший, последний, скажем так, политический цикл отдалился скорее от политики, он, в общем, бросил руководство Чукоткой или позволили ему это сделать, он значительно меньше стал появляться и фигурирует сейчас только как начальник команды "Челси". Прохоров, наоборот, занимает другую стратегию, он активно помогает Союзу биатлонистов, он стал значительно чаще давать интервью, довольно развернутые, своим видением экономической ситуации, чего не было раньше.

Владимир Прибыловский: Прохорову чисто повезло. После того скандала куршевельского его позиции пошатнулись, он стал терять бизнес, но так получилось, что именно сейчас выгоднее было деньги из бизнеса вынуть. Тут догадаться очень сложно, так случайно получилось, что он накануне кризиса оказался без значительной части своего бизнеса, но зато с деньгами. Абрамович, у него просто так сложилось, что то ли он сам действительно добровольно отказался от части своих экономических, в том числе проектов в России, решил, в том числе экономически жить в более спокойной Британии, то ли его вытеснили, тут существуют разные взгляды. В общем, на самом деле его не обидели, на самом деле ему, конечно, заплатили огромные деньги за то, что он продал государству. Поэтому возникает, насколько это все его, сколько там откатов и так далее. Абрамович, можно сказать, что он, как, кстати, и Алишер Усманов, связан с теми группами в Кремле, которые сейчас, условно говоря, на стороне Дмитрия Медведева, а не, скажем, Игоря Сечина. Но дело в том, что сам Медведев, кажется, более-менее удовлетворен своей ролью, но не похоже, что он хочет быть первым. Поэтому те, кто ставил, во-первых, на Путина, а, во-вторых, на ту коалицию кланов и групп, которую возглавляет Игорь Сечин, они, в общем, не проиграли. То есть проиграли все, потому что цены на нефть упали и на сырье, но это все галлонах нефти, в тоннах никеля и олова, они не проиграли, это вечные ценности, они еще и подорожают через какое-то время.

Андрей Шарый: Кризис привел к сколько-нибудь существенной встряске в кремлевских структурах, в тех, которые крышуют тех или других или обеспечивают взаимодействие с теми или другими российскими крупными бизнесменами? Или по большому счету все осталось так, как было, все ходят в те же кабинеты, в которые ходили раньше?

Владимир Прибыловский: По сравнению с маем-июнем, это докризисное время, ничего особенно не изменилось. Может быть, если действительно сегодня-завтра перетрясут Министерство сельского хозяйства, назначат людей со стороны, не из этого клана, это, в общем, сельское хозяйство второстепенное у нас. Группка, которая типа чуть ли не 15 лет господствует в этой отрасли, она, конечно, там третьестепенная. Может быть, их подвинут, да, но и то пока не подвинули, скинули только министра.

Андрей Шарый: Богатые граждане России и их отношения с Кремлем. Эту тему комментировал известный московский политолог, знаток системы отношений Кремля и крупных российских бизнесменов Владимир Прибыловский.
XS
SM
MD
LG