Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Деятельность салафитов в Центральной Азии


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Малика Рахманова.

Михаил Саленков: Власти центральноазиатских республик вводят ограничения на деятельность так называемых салафитов, последователей реформистского, "аскетического" течения в исламе. Иногда их отождествляются с "ваххабитами". В некоторых азиатских республиках бывшего СССР деятельность салафитов объявлена вне закона, где-то на них оказывается давление. Это заставляет приверженцев салафизма бежать за рубеж.

Малика Рахманова: Салафия - фундаменталистское религиозно-этическое направление, возникшее на базе суннизма в Саудовской Аравии в XIV веке (одним из направлений салафизма является "ваххабизм"). Слово "салафит" происходит от арабского глагола "салафа", значит "быть изначальным". Это мусульманское течение отрицает любые иные проявления ислама, кроме своего собственного, осуждая особенно шиизм. Во многих странах Центральной Азии салафиты преследуются правоохранительными органами. В Таджикистане, к примеру, в начале января вообще запретили это религиозное движение. Такой шаг мотивируется таджикскими властями необходимостью защиты конституционного строя, укреплением безопасности страны и борьбой с межконфессиональной рознью. Спецслужбами уже выявлены и поставлены под наблюдение около 200 приверженцев салафизма. По данным самих же сторонников этого мусульманского течения, в республике салафитов порядка 20 тысяч. Хотя эта цифра не подтверждается официальными источниками.
Преследованиям и давлению, по словам правозащитников, также подвержены салафиты в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане. Директор программы мониторинга прав человека в Центральной Азии правозащитного центра "Мемориал" Виталий Пономарев утверждает, что репрессивные меры против салафитов в регионе начались в конце 90-х.

Виталий Пономарев: И вот, начиная с 1999 года, эти сообщества стали подвергаться давлению со стороны властей, правоохранительных органов. Речь идет о фабрикации уголовных дел, и о как бы других различных незаконных формах запугивания. Это привело к тому, что часть тех, кто состоял в общине, они отошли, как бы вышли из общины. Другие сбрили бороды, перестали проводить эти учебные занятия. Но даже в этой ситуации, когда они, в общем-то, до минимума свели свою религиозную активность, любая встреча, даже встреча друзей, собрания на какие-то мусульманские праздники, они опять-таки становились поводом для новых репрессивных действий, для угроз. Это, к сожалению, продолжается уже достаточно долго. Пару лет назад был даже такой, совершенно жуткий как бы эксперимент, то есть пытались в Казахстане создать тюрьму, типа "Гуантанамо".

Малика Рахманова: Эксперты считают, что в последнее время салафизм становится популярным и в России, в частности на Северном Кавказе. По мнению аналитика, научного сотрудника Института этнологии и антропологии Российской Академии наук Ахмета Ярлыкапова, существуют две точки зрения на проблему салафизма. Первая такова: сам по себе "салафизм" не представляет угрозы. Вторая точка зрения сводится к тому, что салафизм - привнесенное в российский ислам течение, приверженцы которого пользуются широкой поддержкой в арабском мире. Насилие является имманентной чертой "ваххабизма" вообще и салафизма в частности.

Ахмет Ярлыкапов: Салафиты есть самые разные. Есть салафиты, которые вполне вписываются в общую традиционную канву ислама и не являются экстремистами, радикалами и так далее. То есть, есть вполне нормальные салафиты. Но есть салафиты, которые применяют какие-то радикальные оценки и делают экстремистские выводы, это те же самые ваххабиты, которые в XIX веке довольно много бед натворили, и другие группы. То есть салафиты бывают разные. Поэтому, если мы говорим о роли салафитов, допустим, в России, на Северном Кавказе, то она самая разная. Есть вполне респектабельные салафитские группы, есть очень серьезные экстремистские, радикальные салафитские группы. И тут, я думаю, не зря среди населения региона этот термин "ваххабизм" утвердился и обозначает именно тех, кто экстремистскими методами пытается решать эти проблемы. И вообще сам термин "салафиты" означает то же самое почти, что и "фундаменталисты", то есть те, кто стремится к исламу времен Мухаммеда и первых его последователей.

Малика Рахманова: Многие салафиты из Центральной Азии с семьями бежали в Европу, в частности в Чехию, Словению и Германию, добиваясь международной защиты. В немецкой прессе публиковались сообщения об озабоченности правоохранительных органов по поводу деятельности этого течения в Германии. Так же обстоят дела и в Чехии. Беженцы из западного Казахстана, называющие себя последователями "Чистой веры", обратились к чешским властям с просьбой о предоставлении статуса беженцев, но уже дважды получили отказ.
По словам одного из последователей салафитских идей - он предпочитает не называть своего имени - салафиты не придерживаются какой-либо доктрины. Они руководствуются только Кораном и Сунной (то есть мусульманским священным преданием). Салафиты не ходят в мечети и совершают намаз на квартирах. Они осуждают поклонение мертвым и святым местам и не поддерживают насилие. Другой верующий беженец из Западного Казахстана говорит, что он и многие его знакомые были задержаны у себя на родине и стали жертвами жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов. Это и стало причиной его с семьёй бегства в Чехию.

Сторонник салафизма: От правительства Чехии я хочу прозрачности, справедливых решений и безопасность найти в этой стране, так как мы не нашли ее в Казахстане. Здесь мы чувствуем себя в безопасности, так как нас не могут туда депортировать, но попытки уже есть в Чешской республике. Мы думаем, что найдем здесь безопасность. Потому что, если мы туда приедем, нас просто-напросто посадят, убьют, а статьей много, которые нам могут просто-напросто пришить.

Малика Рахманова: По мнению эксперта Ахмета Ярлыкапова, запрет, преследование и давление со стороны властей на всех без исключения сторонников салафитского течения - неправильное решение проблемы. По его словам, необходимо разделять экстремистские течения салафизма от мирных сторонников этого мусульманского течения.

Ахмет Ярлыкапов: Власти должны очень дифференцировано подходить к проблеме салафизма и к салафитам. Потому что, если о человеке сложилось мнение что он салафит, это не должно стать неким ярлыком, который сразу же делает человека изгоем или преследуемым. Просто в силу того, что салафизм не однородное движение. Говоря о салафитах, необходимо понимать, что это разношерстная группа, среди которой есть те, кто представляет угрозу, а есть и те, кто совершенно не представляет никакую угрозу и даже готов сотрудничать и всячески стремится мирно сосуществовать и с государством, и с окружающим населением.

Малика Рахманова: Несмотря на опасения властей центральноазиатских стран, само по себе течение салафизма, по мнению аналитиков, сейчас не представляет угрозы для стабильности: пока оно не укоренилось в регионе. Связано это с недостаточным количеством сторонников и отсутствием финансовой поддержки.
XS
SM
MD
LG