Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Книжное обозрение» Марины Ефимовой:





Александр Генис: Февраль – обычно холодный и неприятный месяц. Но у него есть два преимущества. Во-первых, он короче других. Во-вторых, в феврале родились сразу два президента, каждого из которых хватило бы на отдельный национальный праздник: Вашингтон и Линкольн. Первый – великий президент, второй - любимый. Об этом можно судить по тому, что о Вашингтоне рассказывают легенды (вроде пресловутого вишневого деревца), а о втором – анекдоты. Например, такой.
Однажды, когда перед Белым Домом собралась толпа, чтобы поглазеть на Линкольна, один зевака разочаровано сказал:
- Да он обыкновенный человек.
- Не расстраивайся, приятель, - ответил Линкольн, - Бог предпочитает обыкновенных людей, поэтому он и создал их так много…
В сегодняшнем выпуске «Книжного обозрения» Марина Ефимова расскажет о новых книгах, выход которых приурочен к 200-летию Авраама Линкольна.



James McPherson. Abraham Lincoln. Oxford University
Ronald White Jr. A.Lincoln. Biography. Random House
Harold Holzer, ed. The Lincoln Anthology: Great Writers on His Life and Legacy.

Марина Ефимова: 12 февраля исполнилось 200 лет со дня рождения Авраама Линкольна, и это, конечно, поразительное совпадение, что именно в этот год президентом Америки впервые стал афро-американец. Свою президентскую клятву Барак Обама давал, держа руку на Библии, принадлежавшей президенту-освободителю.
Тут надо заметить, что Линкольн, будучи человеком верующим, никогда не принадлежал ни к какой церкви - свидетельство свободы нравов тогдашней Америки и редкой независимости духа самого Линкольна. Вообще – при внешней простоте и душевной скромности Линкольн был весьма оригинальным человеком: независимым, остроумным, мастером неброского, но чрезвычайно действенного красноречия. Даже некрасивость Линкольна была живописной и победительной. Его мудрость в отношениях с друзьями и с врагами, чистота его помыслов, победоносность его политики, его шутки, ставшие фольклором, его чуть гротескная внешность – все это сделало Авраама Линкольна лишь наполовину реальной исторической фигурой, а наполовину – легендой. И вот именно легенды, попавшие в биографические книги, хотел бы отделить от реальных фактов известный журналист-ветеран Уильям Сафаейр, обозреватель новых биографий Линкольна. Он пишет:

Диктор: «К счастью, во многих недавних биографиях мы находим новые туннели, проложенные сквозь горы мифов, выросших вокруг противоречивой личности Линкольна. Несколько примеров: хрестоматийная приветливость Линкольна, его мягкий юмор, любовь к занятным историям и притчам, которые он постоянно рассказывал, были не более характерны для него, чем приступы тяжелой меланхолии. Несмотря на его скромные заверения, что все его поступки продиктованы обстоятельствами, лучшие новые книги о нем утверждают, что его волевые решения диктовались неколебимыми политическими убеждениями. Он ненавидел рабство, но его готовность к братоубийственной войне с Югом диктовалась не столько христианским долгом, сколько политической целью, которую он считал задачей своей жизни – создать демократическое государство не крупных землевладельцев, а мелких свободных предпринимателей, в котором бы правило большинство... государство, каждая административная единица которого способна на самоуправление».


Марина Ефимова: Мне кажется, что такая политическая цель никак не противоречит христианскому долгу. Еще несколько новых наблюдений над Линкольном. Небольшая книга Джеймса Макферсона «Авраам Линкольн» более подробно, чем прочие биографии, описывает искусство Линкольна формировать мнение общества. Как пример приводится эпизод, реально начавший войну Севера с Югом. Через месяц после вступления Линкольна на пост президента пришло требование южан вывести федеральный гарнизон из форта Самтер в Южной Каролине. И Линкольн, по мнению биографа, оказался перед дилеммой: если послать в форт войска, тог перед лицом всего мира Север станет зачинщиком войны. А увести гарнизон из форта – значит показать свою слабость и дать повод Европе признать Конфедерацию южан легитимным отдельным государством.

Диктор: «Линкольн принял гениальное решение. Он послал в форт не армию, а запасы продовольствия для осажденного гарнизона. Конечно, Линкольн понимал, что президент Конфедерации Юга Джефферсон Дэвис не обманется таким якобы мирным жестом – ведь, этот жест явно показывал, что форт принадлежит Союзу. И действительно - Дэвис приказал открыть по форту огонь. После этого, естественно, зачинщиком войны стал считаться Юг. Как и предвидел Линкольн, Европа НЕ признала южные штаты отдельным государством. Но главное, гром пушек Юга немедленно объединил Север, который до этого был разделен в свих взглядах на то, стоит ли Юг войны».

«Манипуляторство? – спрашивает рецензент Сафайер. И сам отвечает: «Конечно, манипуляторство. Обдуманный ход политика». Однако не исключено, что интерпретация этого эпизода показывает не столько манипуляторство самого Линкольна, сколько желание рецензента представить всех политиков манипуляторами (чрезвычайно распространенный соблазн).
Другая биографическая новинка – книга Рональда Уайта «Линкольн. Биография». Несмотря на компактность, книга подробно и серьезно разбирает религиозные взгляды Линкольна и представляет новые документы по этой теме. В литературном плане Уильям Сафайер дал этой книге оценку: «лучше всех, кроме самой лучшей», имея в виду яркую и четкую биографию, написанную Дэвидом Доналдом в 1995 году и ставшую классикой. Еще одна новая интересная книга, под редакцией Харольда Хольца, - «Антология Линкольна. Великие писатели о его жизни и наследии». В списке: Уолт Уитмен и Натаниэль Готторн, поэт Роберт Лоуэлл и современные прозаики – от Ирвинга Стоуна до И.Л. Доктороу. Включенный в этот список писатель Артемус Ворд заметил проницательно:

Диктор: «Линкольн как бы просит простить его за то, что обстоятельства вынудили его стать львом. Но, несмотря на то, что эта роль была вынужденной, он все равно займет в истории место рядом с Вашингтоном».

Марина Ефимова: В конце обзорной статьи, посвященной новым книгам о Линкольне, рецензент Уильям Сафайер задается неожиданным вопросом: «А что НЕ написано о Линкольне?»

Диктор: «Я бы хотел прочесть книгу «Самые большие ошибки Линкольна». Например, как Линкольну удалось без постановления Конгресса приостановить действие habeas corpus (то есть, запрещения ареста и прочих мер пресечения без разрешения судьи) в отношении бунтовщиков Юга? Почему этот гуманный лидер, чувствительный к страданиям других, снял с поста главнокомандующего генерала Маклеллана, избегавшего кровопролитных сражений, заменив его генералом, готовым проливать кровь своих и чужих? Почему за год до конца войны он сначала написал, а потом НЕ послал письмо редактору «Нью-Йорк Таймс» с просьбой организовать мирные переговоры с президентом Юга? В этом случае ответ ясен: он боялся, что переговоры могут привести к согласию на создание второго государства ради прекращения братоубийственной войны».

Марина Ефимова: В этой предлагаемой Сафайером книге «Ошибки Линкольна» слово «ошибки» - явная замена выражению «преступления против гуманности». Не знаю, что бы ответили Сафайеру эксперты, но один ответ на все эти его «почему» может быть таким: «Потому что Линкольн провидел, что образование рядом с Соединенными Штатами рабовладельческого государства грозит не четырехлетней, а вековыми кровавыми войнами».
«Давайте, - заключает свой обзор Сафайер, - не будем коленопреклоненно стоять перед знаменитой статуей Линкольна, которая мрачно смотрит на нас с пьедестала вашингтонского монумента. Давайте лучше изучать его таланты и его хватку в достижении высоких политических целей».
Элегантное низведение. Но я не хочу ему подчиняться. Я по-прежнему верю в то, что настоящее величие – существует. И чем мрачнее и печальнее смотрит на нас Линкольн со своего пьедестала, тем яснее, какой ценой платит за свое величие смертный герой.



XS
SM
MD
LG