Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинообозрение Андрея Загданского.





Александр Генис: На мой взгляд, решусь высказаться определенно: самым интересным из номинированных на «Оскара» в этом году фильмов стала лента известного драматурга, ставшего недавно и режиссером Мартина Мак-Дона. О его фильм «В Брюгге» мы беседуем с ведущим нашего «Кинообозрения» Андреем Загданским.
Прошу вас, Андрей!


Мартин Мак-Дона, «В Брюгге».
Martin Mac-Donagh, ‘In Brugge’


Андрей Загданский: Фильм, который наверняка озадачит многих зрителей. Вернее, я надеюсь, что озадачит. Меня «В Брюгге» озадачил, в какой-то момент сбил с толку. И мне это очень нравится. Я люблю, когда фильмы остаются загадкой, к которой интересно возвращаться, о которой интересно думать потом. Что происходит в фильме? Два гангстера приезжают из Лондона в Бельгию, в средневековый город Брюгге, жемчужину европейского Средневековья, чтобы пересечь крайне неприятный момент в их карьере. Начинающий профессиональный убийца Рей выполняет первое заказное убийство, и случайно, не намеренно, убивает ребенка. Рассерженный босс отправляет Рея и его напарника Кена в Брюгге до дальнейших распоряжений. Кен и Рей реагируют на красоты Средневековья и шедевры Босха по-разному. Кен, который много старше, очарован городом, церквями и религиозными реликвиями. Рей раздражен всеми этими красотами, шедеврами и скукой. Но это, так сказать, поверхность Рея. В душе начинающий убийца переживает глубокую эмоциональную травму. Он убил невинного ребенка. Тут надо добавить, что мишенью заказного убийцы был католический священник, и убил его Рей во время исповеди. Но это, почему-то, совершенно не омрачает его совести. Кровь невинного младенца, того самого, о котором вопрошал Достоевский - вот, что терзает Рея. Кен, как старший товарищ, сочувствует Рею. В качестве поддержки он рассказывает Рею о своих оплошностях в работе, о случайно убитом невинном человеке. Но невинный, убитый Кеном, был уже взрослым, и в глазах Рея это не выравнивает их прегрешения. Тем временем босс из Лондона звонит Кену с новыми распоряжениями. Распоряжения неожиданные. Кен должен убить Рея, Рей - обуза и грешник. После того, что сделал Рей, в глазах босса, ему жить на свете нельзя. Так считает босс, человек, который заказывал все эти убийства, о которых шла речь в фильме. С этого и начинается картина - это завязка, предпосылка всего того, что нам предстоит увидеть. У фильма много чтений. Брюгге становится не столько городом, сколько чистилищем. То самое место, где будет взвешиваться судьба всех грешников. Кому - прощение и Рай, а кому - вечное пламя или, попросту, смерть. А грешники в фильме абсолютно все. Здесь только градации греха или, скажем так, архетипы грешников – кто убил просто невинного человека, кто отдает распоряжения на убийства, а кто убил ребенка. Картина представляет собой определенно жанровую смесь между «Бульварным чтивом» Тарантино и пьесами Беккета. «В Брюгге», с моей точки зрения, принадлежит к числу самых интересных фильмов прошлого года. Не случайно фильм номинирован на «Оскара» за лучший сценарий.

Александр Генис: Я очень надеюсь, что он его получит, потому что, на мой взгляд, это прорыв именно в сценарной работе. После «Бульварного чтива» я не видел фильма с так хорошо написанными диалогами. И это, кончено, не случайность. Мартин Мак-Дона - один из самых успешных драматургов нашего времени. 27 лет в Лондоне шло четыре его пьесы и говорят, что до этого такое было только у Шекспира. В этом фильме я внимательно следил за диалогом, и выверенность этого диалога действительно напоминает Беккета. Он очень смешной и очень точный. Кроме всего прочего, вся сценарная идея построена как хорошая пьеса - здесь не торчит ни одного конца, нет ничего лишнего, если есть ружье, оно стреляет. Не будем забывать, что Мартин Мак-Дона - очень молодой человек, ему еще нет сорока, и это всего лишь его второй фильм. Я очень надеюсь, что нас ждет явление большого режиссера.

Андрей Загданский:
Я с вами абсолютно согласен, картина - щедрая, при этом она действительно экономно выписана, нет ничего лишнего, ничего не торчит. В чем моя единственная претензия по отношению к Академии в этом году, это то, что они не номинировали актеров, которые играют в этом фильме. Все играют не просто сложных негодяев, дело не в том, что это просто негодяи, а в том, что это негодяи с угрызениями совести, или с тягой к культуре, или со строгими моральными прикупами. Любое это сочетание становится очень смешным и привлекательным.

Александр Генис: Мне вспоминается, как Довлатов однажды сказал, что лучшие в мире герои литературных и художественных произведений это неудавшиеся злодеи как, например, Дмитрий Карамазов. И именно из такого персонажа, в принципе, вылезает весь этот фильм. Я вас уверяю, что Мартин Мак-Дона очень внимательно читал Достоевского, и слезинка замученного ребенка появляется в этом фильме не случайно.

Андрей Загданский: Да, но на этой слезинке Мартин Мак-Дона и сделал свою чрену притчу о превратностях добра и зла. Притчу, лишенную любого нравоучительного выхода. И это - самое замечательное.








XS
SM
MD
LG