Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискуссия. Тайны блогосферы






Александр Генис: Всемирный кризис бумажной прессы (в Америке он уже поставил на грань банкротства ряд крупнейших газет) привел к тому, что на место старой медии претендует новая – электронная. Сегодня мы с Владимиром Гандельсманом обсудим одну из самых животрепещущих тем современной светско-информационной жизни – блоги.

Владимир Гандельсман: Начнем с Живого Журнала. Являетесь ли вы, Саша, участником этого массового увлечения или психоза, как Вам будет угодно?

Александр Генис: Нет, Володя, я отчасти потому и затеял этот разговор, что надеялся понять, чем притягивает к себе блоги авторов, особенно – профессиональных. Писать ведь очень трудно, и меня удивляет, как много людей себя не жалеют. Короче, я со стороны и с удовольствием присоединюсь к разговору. С чего начнем?

Владимир Гандельсман: Может быть, с определения самого слова blog? Это сплав двух слов английских: сеть и регистрация (web и log). В его четырех буквах краткое и точное самоописание: это – публичное воспроизведение мыслей и слов во Всемирной Паутине. В отличие от любой журналистики, здесь границы совершенно размыты и бесконечны, а истинность весьма мимолетна.

Александр Генис: Мимолётная истина? Парадокс, граничащий с оксюмороном: зрячий слепец, нищий богач…

Владимир Гандельсман: Несомненно. Последствия такого способа общения обсуждаются. Тема – очень актуальная. Что же получается в Живом Журнале?
Читая его, вы испытываете любопытное чувство: вы двигаетесь во времени назад, - и это противоположно тому, что происходит с книгой. Ибо последняя запись в журнале для вас - первая. При том, что мимолетная истина – оксюморон, как Вы, Саша сказали, это повествование кажется более правдоподобным, чем книга, потому что журнал фиксирует факты. Кроме того, финал этой истории вам уже известен, вы ведь начали с конца.

Александр Генис: Но у блогера нет времени собраться с мыслями, нет времени ожидать развязки событий, о которых он пишет. Блогер ежечасен и даже ежеминутен. Это – скорее зуд, чем словесность.

Владимир Гандельсман: Верно, но все очень живо. По сравнению с репортерами, больше вероятность ошибок, больше свободы, больше как бы «несчастных случаев» - вроде как экстремальный спорт. Но живость, по-видимому, все оправдывает. Это как бы такое письмо вслух.


Александр Генис: Наверное, самая близкая форма к живому журналу – дневник?


Владимир Гандельсман: Наверное. Но и разница велика: дневник – почти всегда интимно-частное дело. Не так много дневников выставляется на всеобщее обозрение. А «блог» - немедленно общественное достояние. То есть – жанр публично-исповедальный. В этом – новость жанра. И это, я полагаю своеобразный бренд человечества. Если не сказать «бред»... На самом деле я склонен к некоторой иронии, говоря об этом жанре.

Александр Генис: Я - тоже. Но мы в меньшинстве. Я слышал, что, скажем, в Южной Корее блоги ведут все – все! - молодые люди страны. Что, по-Вашему, делает этот исповедальный способ существования столь популярным?

Владимир Гандельсман: Успех здесь коренится в разговорном стиле, возрожденном блогерами.

Александр Генис: К этому, наверное, можно добавить, что писательство такого рода – труд коллективный и, одновременно, индивидуальный. Связь между блогерами так же важна, как и содержание блогов.

Владимир Гандельсман: Это тоже нечто новое, верно? И линки притягивают не только «писателей», но читателей. Чем больше у вас связей-цепочек, тем больше цепочек тянется к вам, и тем больше у вас читателей.

Александр Генис: У Вас получается, что блогосфера - свободный рынок идей и мнений, и его открытость гарантирует отсев никудышных идей и мнений? То есть, блог сам себя чистит от глупости? Так ли это на самом деле? Ведь там полно грязи!

Владимир Гандельсман: Конечно, блогеры – люди, и они не застрахованы от всех человеческих глупостей и мерзостей. Грубость, однако, – не худшее, что бывает в блогах. Хуже – когда их игнорируют, отцепляют от линка и прочее. Поэтому успешный блогер маневрирует. Многое зависит от того, как и где вы размещаете линки тех, с кем общаетесь. Список и его размещение на странице – индикатор того, кто и как вами уважаем в вашей интернет-вселенной. Я читал одного политического обозревателя, который описывал свой опыт интернет-общения: первое время он общался с узким кругом специалистов по политике, но в сегодняшней блогосфере это значит быть маргиналом. Теперь у него связи с литераторами, с учеными и религиозными деятелями, и просто с любопытными людьми. Для этого надо держать баланс между своим интересами и интересами других. Такие времена, когда блогер чувствует себя не столько писателем, сколько он-лайн диск-жокеем, который творит некий гибрид своей музыки из разных мотивов и музык. Он - и артист, и продюсер. Блогеры – не писатели, и не могут рассчитывать на это. У писателя результат всегда как бы более рассчитанный, надежный, в сравнении с бурными высказываниями в Живом Журнале. Победный клич, что блог должен как-то потеснить традиционное писательство, столь же глуп, сколь вреден.

Александр Генис: Мне это напоминает ЛЕФ, требовавший отменить литературу ради факта.

Владимир Гандельсман: Возможно. Важно, однако, что в каком-то смысле блоги обогащают писателя, если он в состоянии использовать идеи и мысли, которые там мелькают. Если он способен их переработать и преобразовать во что-то более прочное.

Александр Генис: В сущности, никто друг друга не заменяет и не вытесняет. Мне нравится сравнение с джазом. Джаз стал частью нашей культуры гораздо позже, чем классическая музыка. Но он не заменил и не отменил ее, и ни один джазовый музыкант не скажет, что это возможно.

Владимир Гандельсман: Конечно, джаз требует просто другого подхода, он интимней, импровизационней, индивидуальней, - и в то же время это коллективное творчество. И публика соучаствует. Очень похоже на систему писанины в Сети. Быть может, участие в таком действе важнее слушания, важнее впитывания того, что слышишь. Обычное чтение требует покоя и медитативного ответа. Вы знаете, чтобы высказать до конца свое ироничное отношение к блогам и всей этой системе общения, я скажу вот что: человеку подарена возможность почувствовать себя интересным и значительным, - и это великое заблуждение и, одновременно, великая психотерапия. Это первое. Второе – блогеры провоцируют каламбуры. Поэтому, я предлагаю ввести выражение «Слава Блогу!» и переиначить концовку поэмы Элиота «Полые люди». У Элиота: «так кончится мир, так кончится мир, не взрыв, но всхлип». У меня: «так кончился мир, не взрыв, но КЛИК»... Или – переиначивая Маяковского – «ваше слово, товарищ Браузер!»

Александр Генис: Сарказм, Володя, нам не поможет, ибо на фоне мрачных перспектив умирающего газетного бизнеса, у блогов может наступить золотая эра. Мне приходилось слышать, что блогосфера – это новое поколение нон-фикшен. Это невиданная и неслыханная возможность писать так, как никогда ранее не писали.

Владимир Гандельсман: Конечно, это так. С другой стороны, тотальное блогописание обнаружило голод по настоящему, традиционному письму, которое, казалось, убывало в эпоху телевидения. Слова, любые слова, никогда не казались столь необходимыми, как сейчас. Это обнадеживает.
XS
SM
MD
LG