Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Репортаж. Грузинский концерт в Нью-Йорке -






Александр Генис: Русское дворянство в Нью-Йорке образует крайне любопытную и весьма экзотическую область городской жизни. Уцелевшее после Октябрьской революции дворянство перенесло в Новый Свет – и сохранило здесь - многие черты старого обихода. Прежде всего – вкус и любовь к благотворительности. Об одной такой акции, привлекшей внимание зимнего Нью-Йорка, рассказывает наш корреспондент Виктория Купчинецкая.

Виктория Купчинецкая:
Зрители аплодировали долго и искренне. В который раз поклонившись, артисты, подойдя к краю сцены, протянули навстречу залу руки – как будто пытаясь выхватить из первого ряда тех, кого их музыка больше всего тронула. И действительно, на сцену поднялась невысокая, на вид хрупкая пожилая женщина в черном вечернем платье, с пушистой светлой прической, украшенной старомодными заколками. Графиня Татьяна Николаевна Бобринская приложила руку к сердцу и, обращаясь к собравшимся в камерном зале Линкольн Центра, сказала, что, похоже, ее желание сбылось – она порадовала любителей музыки. Концерт организован Орденом Святого Иоанна Иерусалимского – его еще называют Орденом госпитальеров или Мальтийским Орденом. Нью-йоркский концерт с участием трех грузинских оперных исполнителей политику отвергает – собранные средства будут направлены грузинским и осетинским детям, пострадавшим в результате недавнего российско-грузинского конфликта. В зале – как обычно в Нью-Йорке – публика интернациональная: грузины, русские, белорусы, американцы. Татьяна Николаевна, рассказывает о культурных целях этого мероприятия и о том, как собранные средства будут переправлены в Осетию и в Грузию.

Татьяна Бобринская:
Они будут переправлены в Осетию через православную церковь, у них там свои люди. А еще здесь находится Маруся Чавчавадзе, которая занимается грузинскими детьми много лет. И мы через нее познакомились с грузинской матерью Терезой, Мариам, у неё сто бездомных детей. Так что это наш долг – помогать как можем. А еще я хочу, чтобы мы понимали наши культуры. Они что думают, в Грузии – они только кинжалы бросают? Нет, они чудно поют, у них чудная музыка. Я ее практически не знаю. Грузия – старинная страна со старинной культурой.

Виктория Купчинецкая: Музыка эта действительно на уровне самых драгоценных жемчужин западной классики. Но - уникальная своим народным звучанием. Основателем грузинской классической оперы считается Захарий Палиашвили, получивший образование в Московской консерватории в начале 20-го века, позднее ставший ведущим музыкальным деятелем советской Грузии. Его оперы – стройные, классические по форме. А в обрамлении формы – традиционное грузинское многоголосье, фольклор, национальная гармония. Вот дуэт из его оперы «Абесалом и Этери» в исполнении тенора Теймураза Гугушвили и баритона Сулхана Гвелисиани.


Для многих знатоков оперы вечер стал открытием – такие грузинские композиторы 20-го века, как Отар Тактакишвили, Григол Кокеладзе, Реваз Лагидзе, практически не известны на Западе. Реваз Лагидзе, кстати, писал не только классику, но и песни для советской вокально-инструментальной группы «Ореро»... Уже после концерта, на приёме, среди улыбающихся гостей с бокалами в руках, на вопрос журналиста об отношениях российского и грузинского народов, тенор Теймураз Гугушвили обвел рукой гостей:

Теймураз Гугушвили: Вы видите здесь врагов? Вы замечаете, что мы враги? Нет, враги это там, которые на верхушке сидят. Народ всегда был доброжелателен друг к другу и у меня так много друзей в России – и певцы, и, вообще, очень большие люди. А то, что сейчас происходит – это не большие люди делают, это маленькие люди делают. Я думаю, что это все до поры до времени, это все кончится. Мы хотим, чтобы была спокойная, тихая жизнь, чтобы друг другу не мешали, а помогали.

Виктория Купчинецкая: Это не первое благотворительное мероприятие Православного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, который в США имеет статус неправительственной организации. Иоанниты уже оказывали помощь жертвам урагана Катрина в Новом Орлеане, пострадавшим в результате терактов в Беслане и в Нью-Йорке в 2001-м году, поддерживали совместные летние «лагеря мира» для палестинских и израильских детей. Для графини Бобринской такие проекты – продолжение многолетних традиций.

Татьяна Бобринская: Мои родители тоже занимались благотворительностью. Но ведь это дело Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Мы - рыцари-госпитальеры. Это было устроено, чтобы принимать паломников, которые терялись в Иерусалиме, не знали, куда им деваться, болели. Когда они попали на Мальту – это были самые знаменитые госпитали в Европе.

Виктория Купчинецкая: Членов ордена можно узнать по небольшому восьмиконечному белому кресту, который они носят или в петлице, или на шейной ленте. В 1798-м году российский император Павел Первый, благоволивший к рыцарям, принял титул Великого магистра Ордена и основал в России его некатолическое отделение. Император предоставил нескольким десяткам благородных российских семей, в том числе и предкам графа Бобринского, потомственное командорство.
Кому-то все эти кресты, посвящения в рыцари, церемонии и регалии кажутся средневековым атавизмом. Однако, для Татьяны Николаевны и других наследников уважаемых российских фамилий, Орден – то, что прочно связывает их с собственной «голубокровной» генеалогией, с памятью о месте их знаменитых предков в российской истории. Рассказывает Иван Сергеевич Оболенский, который гордится тем, что он - прямой потомок Рюриков.

Иван Оболенский: Сегодня в мире происходит так много разрушительного – и в этой стране, и за рубежом. Знаете, политика... Старые здания разрушают, а на их месте строят бог знает что. И поэтому так приятно, когда встречаешься с явлением, у которого есть традиция. Этой организации 800 лет.


Виктория Купчинецкая: Грузинские исполнители были так воодушевлены теплым приемом в Меркин Холле, что петь продолжали и после концерта. На фуршете, в фойе, подняв бокалы, артисты вдруг совершенно спонтанно рассыпались в многоголосье – запели грузинскую песню. Как на веселой пирушке у себя дома…






XS
SM
MD
LG