Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина независимости Косово: взгляд косовского албанца


Ирина Лагунина: Столица Косово Приштина празднует первую годовщину независимости края от Сербии. Вновь звучат выстрелы, правда, теперь по совсем другой причине. Люди радуются. 17 февраля 2008-го после безрезультатных переговоров Белграда и Приштины, которые длились почти три года, Косово в одностороннем порядке провозгласило независимость от Сербии. Как строится новое государство? Что в течение этого года изменилось в Косово? Сегодня мы представляем албанскую точку зрения. Над темой работала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Наш собеседник – албанский журналист из Приштины Гзим Баджаку. Что в течении первого года независимости изменилось в Косово?

Гзим Баджаку: Первое и самое значительное - то, что люди вздохнули с облегчением, что раз и навсегда поняли, что Сербия больше сюда не вернётся. В психологическом смысле люди успокоились. Посмотрите хотя бы на один такой факт: отношение к сербам стало таким расслабленным, что в течение года почти не было межнациональных инцидентов, спровоцированных албанцами. Албанцы поняли, что Сербия больше не проблема для Косово и поэтому на соседей-сербов смотрят по другому. Это самое главное достижение. Изменилось и то, что на власти Косово перенесены полномочия, которые ранее имела Международная гражданская миссия Унимик.
Теперь в Косово работает Верховный представитель Европейского союза, имеющий мандат контроля за тем, как осуществляется план Ахтисаари.

Айя Куге: А как людям живется? Лучше?

Гзим Баджаку: Граждане Косово лучше жить не стали. В течение года средняя зарплата у нас повысилась на 10% и составляет теперь 240 евро. Без работы половина населения. Экономические проблемы очень серьёзные. Правительство оправдывается, что занималось лоббированием международного признания независимости и что потом на очереди будут злободневные проблемы. Однако у нас прогнозируют, что люди долго терпеть не будут, и к середине года могут начаться социальные волнения.
Да, ничего не изменилось на уровне практической жизни, но изменилось в сознании народа.

Айя Куге: А ваша семья? Как вашей семье живётся в новом государстве?

Гзим Баджаку: На самом деле в моей семье также ничего особенного не произошло. Я работаю, мои дети работают, жена занимается домашним хозяйством. Как человек, который стабильно, двумя ногами стоит на этой земле, я понимаю, что Косово находится перед многими искушениями, для решении которых понадобится много времени.
Я вам абсолютно честно скажу: я верил, что независимость осуществиться намного раньше. Однако после мартовского погрома сербов в 2004 году я понял, что процесс замедляется. По сути, самое страшное, что албанцы могли сделать сами себе, произошло тогда – убийства и нападения на сербов обернулись серьёзным недоверием к нам со стороны международного сообщества.

Айя Куге: Несмотря на то, что все признают, что за последний год Косово в плане безопасности изменилось к лучшему, что редко случаются межэтнические инциденты, известно, что много людей предпринимают всё, чтобы уехать, не желая жить в напряжённой атмосфере.

Гзим Баджаку: Мне кажется, что с каждым днём в Косово жить становится всё безопаснее. Не утверждаю, что нет случаев, когда уезжают по причинам безопасности, но главным образом люди покидают Косово из-за бедности, тяжёлой экономической ситуации, невозможности найти работу.

Айя Куге: Два года назад гостем нашей программы был знаменитый театральный и киноактёр, албанец по национальности, Энвер Петровцы, который после распада Югославии покинул Белград и вернулся в свой родной город Приштину. В Приштине он на свои средства построил театр, открыл театральный факультет, но с горечью говорил, что людей в Косово не интересует театр, их интересует только политика. На днях поступила информация, что Энвер Перовцы с семьёй покинул Косово.

Гзим Баджаку: Это не только его проблема. Выдающиеся артисты не имеют ту поддержку, которую должны иметь, и поэтому можно понять их решение уехать. Моральная и материальная поддержка отсутствует. Министерство культуры Косово для развития кинематографии, например, выделяет 200 миллионов евро в год. Этого недостаточно даже для того, чтобы снять хотя бы один хороший фильм. Нужно искать спонсоров, чего видные люди искусства сторонятся. Ведь найти спонсоров означает быть привязанным к ним, а Петровцы такой человек, который не желает быть в зависимости от кого-либо.

Айя Куге: Это факт, что почти все ведущие политики косовских албанцев произошли из Освободительной армии и за одну ночь поменяли свои военные шинели на модные костюмы. Каков их демократический потенциал?

Гзим Баджаку: Демократический потенциал властных структур крайне проблематичен. У них также очень мало опыта, что проявляется как во внешней политике, так и в решении ежедневных проблем. Однако надо отдавать себя отчёт в том, что Косово только что начало строить государство. До того у нас был международный протекторат, была власть ООН, которая всё решала слишком медленно. В течение года власти Косово приняли Конституцию, над текстом которой вместе с нашими работали европейские специалисты. В Конституции максимально учтены все международные нормы, демократические конвенции. Государство постепенно начинает создаваться на здоровых основах. Но у Косово, как у каждого младенца, много проблем. Мы ещё не начали ходить, только учимся этому.

Айя Куге: Сербия многое сделала, чтобы помешать широкому международному признанию независимости Косово. Год назад, после провозглашения независимости, в Белграде размышляли о том, что нужно перекрыть границу с Косово и не снабжать больше область сербскими товарами – ввести экономическую блокаду. Душит ли Белград Косово экономически, пользуясь тем, что Косово во многом зависит, например, от сербских строительных материалов и продуктов питания?

Гзим Баджаку: Косово находится в очень специфической ситуации. Сербия, конечно, допускает сюда свой экспорт, это в её интересах. Однако с 23 декабря она не позволяет ввоз косовских товаров в Сербию, как и их транзит через сербскую территорию. В минувшем году Сербия в Косово официально отправила товаров на 300 миллионов евро. А нелегально, по некоторым оценкам, через границу на лошадях и ослах было переправлено товаров, по меньше мере, на ещё 100 миллионов. Не в интересах Сербии потерять этот рынок. Власти Косово советовались с международными сообществом, как ответить на эмбарго Сербии относительно косовских товаров. У нас звучали даже призывы блокировать импорт из Сербии. Однако влиятельные международные представители, прежде всего США, настаивают на том, чтобы было найдено дипломатическое решение, приемлемое и для Приштины, и Белграда.

Айя Куге: Одним из главных успехов считается тот факт, что сербы, проживающие в Косово после провозглашения независимости, не покинули свои дома. Они утверждают, что в их жизни почти ничего не изменилось, что они и дальше живут, привязанные к Сербии. Но бесспорно и то, что косовские сербы проживают в своих изолированных анклавах и Приштина до сих пор не сделала ничего, чтобы интегрировать их в общество. Есть ли у сербов перспективы в новом государстве Косово?

Гзим Баджаку: В Косово сербы находятся в очень тяжёлом положении, но не потому, что албанцы их угнетают. Главная проблема состоит в том, что государство Сербия и люди, которые там у власти, всячески пытаются держать косовских сербов как своих заложников в Косово, пользоваться ими для создания проблем. Они действительно заложники Сербии. Им не дают возможность самостоятельно размышлять и решать: хотят ли они включаться в нормальную жизнь в Косово. В тот момент, когда сербы получат право на выбор, им будет легче определиться. То, что они не покинули Косово после провозглашения независимости, показывает, что они видят здесь перспективу. У меня много друзей среди сербов. Они сердятся на Белград и говорят: они ничего там не решают и не могут решать наши проблемы в Косово, но и нам не дают решать их напрямую с соседями албанцами. Я глубоко уверен в одном – отношение албанцев к сербам существенно изменилось к лучшему. В супермаркетах в Приштине можно увидеть сербов, которые нормально разговаривают на сербском языке, как это и должно быть. Но я считаю, что власти Косово, помимо того, что выделяют по 10-20 миллонов евро на постройку домов для сербов и на их возвращение, должны предпринять большее – обеспечить этих людей работой, чтобы они могли жить на собственные деньги, а не на милостыню.

Айя Куге: Мы беседовали с албанским журналистом из Косово Гзимом Баджаку.

Ирина Лагунина: Это была Айя Куге. Продолжим тему завтра. Нашим гостем будет сербский журналист Живоин Ракочевич, живущий в маленьком сербском анклаве вблизи Приштины.
XS
SM
MD
LG