Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легко ли быть молодым и ученым


Президент Медведев (справа) и Михаил Ревнивцев на встрече в Кремле

Президент Медведев (справа) и Михаил Ревнивцев на встрече в Кремле

Лауреат первой российской президентской научной премии Михаил Ревнивцев рассказал Радио Свобода о церемонии ее вручения в Кремле.

– Как вы относитесь к тому, что президентскую премию для молодых ученых получили зрелые по международным научным меркам ученые – те, кто как раз и делает реальную науку?

– В Указе об учреждении премии напрямую написано, что она дается "за значительный вклад в развитие отечественной науки", то есть, конечно же, это не студенческий уровень. С другой стороны если такая формулировка не содержала бы еще и ограничение по возрасту, то премию получали бы люди более старшего поколения, несомненно внесшие в развитие отечественной науки больше нас. Поэтому она и называется "молодежная".

– Сейчас немногочисленные фонды, поддерживающие российских ученых (такие как Фонд содействия отечественной науке, "Династия") оказались из-за кризиса в трудном положении. Сворачивают также свои программы в России многие международные фонды, поддерживающие наших ученых. Каковы в этой ситуации перспективы молодых и немолодых ученых в России?

– Не знаю, как обстоят дела в других областях науки, но в нашей космической физике поддержка таких фондов как РФФИ, "Династия", Фонд содействия отечественной науке всегда очень ценилась, она давала дополнительные возможности по привлечению студентов, по поездкам на наблюдения на различные наземные телескопы. Если такая поддержка прекратится, думаю, что жизнь будет сложнее.

– Какое впечатление на вас произвел Дмитрий Медведев? Насколько естественным и искренним было общение?

– Мне показалось, что он достаточно искренен и естественен. Возможно, ему было не совсем по себе в связи с тем, что не так-то просто понять суть того, за что дают премии некоторым из нас, но мое впечатление: он относится к поддержке молодых ученых в нашей стране вполне серьезно. Наверняка у него и у правительства есть опасения, что не до конца ясно, какие системные меры нужно предпринимать для поддержки и развития науки в целом, и это, возможно, проглядывало в нашем общении. Но мне кажется, что главное - серьезность подхода и осторожность в методах - у президента есть.

– Что вас поразило на этом мероприятии?

– Наверное, то, что я на него попал. Ведь моя область науки достаточно далека от непосредственного применения в повседневной жизни. Мы, конечно, надеемся, что наш труд приведет к более глубокому пониманию природы и в будущем даст человечеству дополнительные возможности, но это произойдет еще не скоро. Когда происходило выдвижение, я думал, что более правильным, наверное, будет давать премии тем, кто непосредственно повышает наше благосостояние. Но, по всей видимости, экспертная комиссия посчитала, что и космическая физика достойна этой премии.

– Как вас инструктировали?

– Инструкции были простые – откуда и куда идти, чтобы мы не растерялись на церемонии, и все. Ну, еще в приглашении была написана форма одежды и запрещена видеосъемка. В остальном никаких инструкций не было.

– О чем говорили участники встречи?

– В основном, наверное, обсуждали проблемы жизни молодых ученых, поднятую одним из лауреатов. Действительно сейчас молодым ученым очень непросто, хотя нельзя не отметить, что ситуация понемногу улучшается. Не знаю, правда, как в других областях науки, я говорю именно про космическую физику.

– По сообщению "Российской газеты", на встрече в Кремле президент РАН Юрий Осипов заметил, что теперь не так много молодых ученых уезжают из России, а если уезжают, то потом возвращаются. Как вы можете это прокомментировать?

– Я сам от Юрия Осипова это не слышал, так что на этот счет ничего не могу сказать, возможно, у него есть статистика по этому вопросу. А по моим ощущениям, если поток молодых ученых за рубеж и уменьшился, то, наверное, не очень значительно. Хотя уезжать, конечно, нелегко, особенно специалистам в нашей области, где у России есть замечательные научные школы, существуют сильнейшие научные коллективы, признанные во всем мире. Но все-таки очень сложно сейчас устроить свою жизнь в Москве, особенно если у тебя нет хоть какой-то квартиры. Иногородним это особенно сложно. В этом смысле работа за рубежом надежнее. Квартиру она, конечно, автоматически не дает, но по крайней мере обеспечивает зарплату, из которой можно относительно спокойно платить за съемное жилье.

– Какое у вас сложилось впечатление: Дмитрий Медведев отдает себе отчет о том, каково реальное положение молодых ученых в России?

– Мне сложно сказать, потому что наше общение было весьма непродолжительным. Однако, судя по мерам, предпринимаемым президентом и правительством, мне кажется, что есть определенное понимание того, что потеря научного потенциала неприемлема для России.

– Что вы думаете о лексике президента?

– Видно, что лексика позволяет создавать выпуклые образы. Не все же время быть серьезным, как статуя. Мне кажется, что с лексикой у президента все в порядке.

– На снимке в "Российской газете" со встречи с молодыми учеными бросается в глаза, что смеется один Медведев. Как вы думаете, почему всем, кроме президента, не смешно?

– Я уверен, что всем лауреатам было достаточно непросто, обстановка очень торжественная, не каждый день тебя в Кремле фотографируют десятки корреспондентов. Поэтому, наверное, каждый "надел" на себя свою защитную маску, кому какая привычнее. С другой стороны очевидно, что президенту такая обстановка не в первой, поэтому его поведение более естественно, а раз событие радостное, то почему бы и не улыбнуться.
XS
SM
MD
LG