Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Безработица: не страшная, но опасная


Пока что проблема занятости наиболее остро стоит в российских монопрофильных городах

Пока что проблема занятости наиболее остро стоит в российских монопрофильных городах

Количество безработных в России, оцененное по методологии Международной организации труда, к концу января составило 6,1 миллиона человек, или 8,1 процентов от экономически активного населения страны. Такие данные приводятся в опубликованном в четверг Росстатом докладе о социально-экономическом положении в стране.


Накануне министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова объявила о масштабах официальной (зарегистрированной) безработицы — 1,81 миллиона человек по данным на 11 февраля. Прогноз Минзравсоцразвития: в 2009 году количество официальных безработных вырастет как минимум до 2,2 миллиона человек. В исходную версию бюджета заложено всего 1,6 миллиона, что означает: потребуется вносить изменения в бюджет, чтобы денег хватило на выплаты пособий всем, ставшим на учет в службе занятости. По словам главы Минздравсоцразвития, на решение проблем занятости и выплаты пособий по безработице правительство в 2009 году намерено дополнительно выделить регионам в качестве субвенций 34 миллиарда рублей.

Нынешняя ситуация на рынке труда сопоставима с ситуацией 2003-2004 годов, успокоительно заметила Голикова во время своего выступления на "Правительственном часе" в Госдуме.

С тем, что ситуация на рынке труда в целом не слишком плоха, согласны и ученые. "В середине 1990-х официальных безработных было 2,5 миллиона, в финансовый кризис 1998 года — 2,1 миллиона, — напоминает директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. — Так что пока уровень безработицы большим признать нельзя, это меньше 2 процентов от экономически активного населения". Однако это в среднем по стране, отмечает Зубаревич в интервью Радио Свобода, тогда как в некоторых регионах, например, в Вологодской области, из-за огромного спада в металлургическом производстве относительный уровень официальной безработицы гораздо выше.


Более чем трехкратное расхождение в цифрах министерства и службы статистики объясняется просто: Минздравсоцразвития фиксирует безработных, официально зарегистрированных в государственных службах занятости, тогда как используемая Росстатом оценка гораздо шире — методология МОТ учитывает и тех, кто самостоятельно ищет работу и не становится на учет на бирже труда, например, продолжая числиться на предприятии в отпуске за свой счет. Как показал недавно проведенный ВЦИОМом опрос, 73 процента россиян никогда не обращались в службу занятости. И понятно почему. Согласно тому же опросу, только 28 процентов обратившихся туда получили помощь в трудоустройстве.

Нынешние 8,1 процента "росстатовских" безработных — тоже не так страшно, говорит Наталья Зубаревич: в кризис 1998 года этот показатель вплотную приближался к 13 процентам. Опасны не цифры, предупреждают эксперты, а то, что они очень быстро растут. Общая безработица, рассчитанная по методологии МОТ, еще в начале осени составляла 5,3 процента, в декабре — 7,7 процента, а по итогам января — уже 8,1 процента. Количество официальных безработных, по данным еженедельного мониторинга Минздравсоцразвития, с 4 по 11 февраля выросло на 4,2 процента, неделей раньше — на 5,7.


То, с какой скоростью меняются показатели, свидетельствует о быстром входе российской экономики в состояние кризиса, констатируют в НИСП. Население тоже интуитивно почувствовало недоброе.


В эфире Радио Свобода руководитель отдела изучения доходов и потребления Левада-Центра Марина Красильникова рассказала: "Последние пять лет рынок труда был чрезвычайно благоприятным для работников. Только ленивый не мог найти работу и заработать свою копейку. Люди привыкли к такому положению вещей. И вдруг выяснилось, что есть увольнения, есть задержки заработной платы, о которых все уже забыли. Вот эти все проявления начались в ноябре в массовом масштабе и сразу же очень сильно обеспокоили население. У нас есть такой индикатор – ожидание безработицы. Мы задаем простой вопрос: "Как вы думаете, безработных людей будет больше или меньше в ближайшие месяцы?" Этот показатель последние лет 5 все время становился все благоприятнее и благоприятнее, не больше трети населения говорили, что безработных будет больше. И буквально за несколько месяцев этот показатель взлетел до 75-76 процентов, то есть в два с лишним раза выросла доля тех, кто ожидает роста безработицы. Этот страх пока не соответствует фактической ситуации, которая складывается в семьях. Мы одновременно спрашиваем людей: "А у кого-нибудь из работающих членов вашей семьи есть проблемы на работе, такие как задержки заработной платы, сокращение заработной платы или увольнения на том предприятии, где он работает?" Пока не более трети российских семей сообщают нам, что одно и этих событий произошло с кем-то из работающих членов семьи. Но страхи гораздо сильнее".

Страхи, по мнению Марины Красильниковой, могут иметь вполне реальные экономические последствия. В своем отчете "Ситуация на рынке труда по данным опросов общественного мнения" она пишет: "Подобного рода социальные опасения обладают свойством самореализации. Страх потери работы способствует распространению скрытых форм безработицы (невыплаты и сокращения заработной платы, перевод на сокращенный график занятости и т.п.) взамен прямым увольнениям и сокращениям. Смягчающий социальный эффект скрытых форм безработицы носит краткосрочный характер, неизбежно сопровождается массовым снижением доходов населения, препятствует оздоровлению структуры экономики, консервируя "старые" рабочие места. Кроме того, скрытые формы безработицы особенно плохо учитываются статистикой занятости".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG