Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошел месяц с того дня, как были убиты Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Кирилл Кобрин: Прошел ровно месяц с того дня, как в центре Москвы на улице Пречистенка неизвестным были убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка "Новой газеты" Анастасия Бабурова. Следственный комитет при Прокуратуре России, который ведет официальное расследование, рассматривает несколько версий случившегося, включая профессиональную деятельность Маркелова и Бабуровой.

Мумин Шакиров: Станислав Маркелов, представлявший в суде интересы семьи убитой чеченки Эльзы Кунгаевой, был застрелен 19 января в центре Москвы после пресс-конференции. На встрече с журналистами он обвинил российские власти в том, что решение об освобождении полковника Юрия Буданова было неправомерным. Затем вместе с Анастасией Бабуровой он направился к станции метро, расположенной недалеко от Кремля. Убийца в маске подошел сзади и выстрелил Маркелову в затылок. Бабурова попыталась догнать стрелявшего, который развернулся и выстрелил ей в голову. Она скончалась несколько часов спустя. Бабурова, студентка последнего курса факультета журналистики, работала в "Новой газете". До нее было убито еще несколько авторов этого издания. На вопрос Радио Свобода, проводит ли "Новая газета" собственное расследование в связи с убийством Маркелова и Бабуровой, заместитель главного редактора Сергей Соколов ответил так.

Сергей Соколов: Пытаемся, но слишком мало сил, поскольку наша газета превратилась уже в филиал следственного комитета.

Мумин Шакиров: Понятно, что вы сотрудничаете со следственным комитетом.

Сергей Соколов: Ну, и сами пытаемся что-то делать.

Мумин Шакиров: Я понимаю, что вы обычно не комментируете то, что вы проводите расследование, но какие-то есть у вас уже результаты?

Сергей Соколов: Слишком большой массив информации, которую необходимо обрабатывать. Пока идет первоначальное накопление материала. Есть приоритетная версия, есть менее приоритетная, но это может быть и ошибочное заключение. Пока, на мой взгляд, личные мотивы - это наименее вероятная версия.

Мумин Шакиров: Брат Станислава Маркелова - Михаил Маркелов, в прошлом депутат Государственной Думы, - убежден, что на расследование этого дела брошены лучшие силы Следственного комитета при прокуратуре России, однако говорить о результатах пока преждевременно.

Михаил Маркелов: Я давал подписку о неразглашении, то есть это тайна следствия. И я бы не стал говорить о том, что следователи не делятся. Следователи не делятся, наверное, открыто, и это вполне понятно, по понятным причинам, потому что еще следствие не закончено. А я в курсе всех событий, которые происходят, и в том числе в Следственном комитете, по тем продвижениям, по ходу расследования я тоже в курсе. Те версии, которые неоднократно уже были озвучены, они все рабочие, за исключением одной из версий, которая в силу своей некорректности была опубликована в газете, версия личная. Личного фактора там вообще никакого нет, и все остальные версии, кроме личной, имеют место быть, и под ними есть почва определенная.

Мумин Шакиров: Но получается, все-таки политический след превалирует в расследовании - можно так предполагать?

Михаил Маркелов: Что значит политический след, что считать опять-таки политикой. Здесь как бы все замешано - и уголовщина, и политика, и все что угодно. Я еще раз говорю, что версия не одна, ни на какой из версий не остановились на сегодняшний день, чтобы прорабатывать ее как единственно возможную. В чистом виде политики не бывает, вся наша жизнь, к сожалению, политика.

Мумин Шакиров: Вы все-таки, как брат, рассчитываете, что будут найдены убийцы? Или, по вашим ощущениям, как это часто бывает, ни заказчиков, ни исполнителей невозможно найти?

Михаил Маркелов: Нет, у меня есть определенная уверенность, что следствие, по крайней мере, достаточно активно продвигается вперед. Сроки - очень трудно говорить о сроках, потому что главное, чтобы, как в любом деле, сработал фактор "не навреди", а это очень важно, потому что мы все прекрасно знаем, сколько бывает невинных людей, которые отвечают за те поступки, которые они не совершают. К сожалению, ошибки тоже бывают. Но у меня есть уверенность, поскольку группа работает очень сильная по этому делу. Подчеркиваю, я бы не стал называть какие-то конкретные даты, сроки, когда можно будет говорить о каком-то результате, но уверенность есть.

Мумин Шакиров: Станислав Маркелов вел свои расследования нарушений прав человека во многих регионах России - от Чечни до Башкортостана, как адвокат защищал журналистов, в том числе и главного редактора газета "Химкинская правда" Михаила Бекетова, который был избит неизвестными в ноябре прошлого года в Подмосковье. Наш коллега, журналист и кинорежиссер Валерий Балаян, решил снять фильм, посвященный Насте и Станиславу. Он беседовал с теми, кто хорошо знал Маркелова и Бабурову.

Стас был, конечно, общественным активистом и политиком. Это человек, который начинал вообще свой путь во взрослый мир еще со школьной скамьи через общественное движение. В годы перестройки ему было 16-17 лет - и он уже участвовал в каких-то неформальных объединениях, участвовал в каких-то митингах, демонстрациях. Он был у Белого дома и в 1991 году, и в 1993 году. В 19 лет он таскал раненых.

Валерий Балаян: Журналист Влад Тупикин познакомился с Маркеловым в самом начале 1990-х годов. Вместе они участвовали в движении неформалов - протестных неформальных объединений советской молодежи. С тех пор их общение не прекращалось. Я спросил Влада, кому, с его точки зрения, была выгодна гибель Стаса?

Влад Тупикин: Ну, и в Кремле вздохнули с облегчением, и на местах вздохнули с облегчением, на тех местах, где Стас вел свои дела. Скажем, в Башкирии, когда он защищал избитых омоновцами в городе Благовещенске. В Чечне, я думаю, вздохнули многие с облегчением, ведь не секрет, что в последний год он вел дела, связанные с тайными тюрьмами, уже сейчас существующими на территории Чечни. То есть, я думаю, несмотря на медаль, которую ему посмертно вручили, он мешал и чеченским властям, наверное. Он, к сожалению, очень многим мешал.

Валерий Балаян: Последний раз Влад Тупикин видел Станислава Маркелова на конференции левых сил в декабре 2008 года.

Влад Тупикин: Было видно, что он крайне серьезен, пытался шутить, но на вопросы такого рода отвечал уже без юмора, что, да, опять есть угрозы, опять на нацистских сайтах появилась подробная информация о нем с призывом его убить. Он рассказывал даже про такую игру, которую нацисты придумали, компьютерную игру какую-то примитивную, в которой на первом уровне надо было убить таджикского гастарбайтера, на верхнем уровне нужно было убить адвоката Маркелова.

Надежда Прусенкова: Не всегда понятно, где кончаются только слова и начинается дело, то есть кто из них только пишет эти гадости, что это праздник для всего православного народа, и где они действительно достают ножи.

Валерий Балаян: Говорит Надежда Прусенкова, пресс-секретарь "Новой газеты". Она хорошо знала Настю Бабурову и была редактором ее первых текстов и статей для "Новой".

Надежда Прусенкова: Диссонанс... то есть внешне она не выглядела таким суровым борцом, внешне она выглядела очень такой тихой, спокойной девочкой, а занималась такими вот темами, требующими мужества.

Валерий Балаян: Ровесник Насти журналист Илья Донских привел Анастасию Бабурову в "Новую газету". Он был посвящен в то, что составляло содержание жизни Насти, помимо чистой журналистики.

Илья Донских: Находиться в каком-то переплетении противоречий, которые сейчас есть в России... она была в них во всех, начиная от антифашизма. Активисткой была и на митингах, которые всегда очень опасны, даже если охраняются милицией: митинг заканчивается, милиция разъезжается, активисты тоже разъезжаются, и есть риск в метро или где-то в переулке попасться просто на нож.

Мумин Шакиров: За прошлый 2008 год в России на почве межнациональной вражды и расизма было совершено 87 убийств. В результате нападений нацистов и скинхедов были ранены 378 человек.
XS
SM
MD
LG