Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каринна Москаленко: "Будем заставлять следствие работать"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шарый: Вскоре после оглашения вердикта присяжных пресс-конференцию провели представители стороны пострадавшей: дети Анны Политковской, адвокат Каринна Москаленко и шеф-редактор "Новой газеты", где работала Анна, Сергей Соколов. Говорили в основном о несовершенстве российской судебной системы.

Карэн Агамиров: Мнение адвоката Каринны Москаленко – это позиция профессионала.

Каринна Москаленко: Целью уголовного судопроизводства является защита прав лиц, потерпевших от преступления. Вот вы видите здесь двоих из этих лиц, их больше. Скажите мне, пожалуйста, достигнуты ли цели уголовного судопроизводства? Ответ ясен – нет, не достигнуты. Но цели уголовного судопроизводства, заключающиеся в защите прав потерпевшей стороны, они должны осуществляться наряду с точнейшим исполнением законов и гарантий обвиняемой стороны, презумпция невиновности. В этом смысле нам, кто ратовал за исполнение этих законов, сетовать на оправдательный приговор не приходится. Мы приветствуем наличие в нашей стране института суда присяжных, который мы считаем наиболее справедливой формой правосудия. Если в результате такого состязательного процесса присяжные приходят к выводу, что вина тех или иных лиц не доказана, то мы должны согласиться, что не доказанная виновность равна доказанной невиновности.

Карэн Агамиров: Другой настрой у шеф-редактора "Новой газеты" Сергея Соколова.

Сергей Соколов: На суде могло бы быть много больше доказательств, много больше подсудимых. Те люди, которые сегодня оказались свободными, как мне кажется, имеют отношение к этому убийству, мы продолжаем настаивать на своей точке зрения. Мы не юристы, нам в этом отношении все проще. Следствию категорическим образом не давали работать. Причем это было сделано не с точки зрения какого-то вышестоящего указания, а с точки зрения сопротивления всей системы. Когда оказалось, что сотрудники правоохранительных органов, специальных служб, их многочисленные секретные агенты оказались втянуты в эту историю, то система выставила гигантский щит, начиная с того, что помогли скрыться киллеру предполагаемому – Рустаму Махмудову. Скажите, пожалуйста, как человек, имеющий карточку, что он находится в федеральном розыске, живущий под другой фамилией, разъезжающий с офицером ФСБ на какие-то спецоперации, может получить загранпаспорт на третью фамилию и уехать из страны?
Почему не проведены должны образом обыски в кабинете Рягузова? У всех изымается огромное количество всяческих документов из квартир, включая записи о том, кто чего собирается покупать, рыбу или маргарин, но обыск у господина Рягузова проходит так: в сейфе обнаружена бумажка с таким-то номером телефона, остальное отношения к делу не имеет, на столе обнаружена тоже какая-то бумажка, остальное к делу отношения не имеет, системный блок господина Рягузова к делу отношения не имеет. Ребята, а как не имеет, если все эти товарищи, которые вокруг него крутились, имеют прямое отношение к его агентурной работе? Почему следствию не были предоставлены ни учетные карточки агентов, ни какие-то архивы, связанные с деятельностью того же Гайдукаева и всей остальной компании? Почему, в конце концов, прослушка господина Рягузова, которого слушали сотрудники УСБ, не была предоставлена следствию? Таких вопросов очень много.
И я предполагаю, что если бы следствие могло работать эффективно, если бы ему дали работать эффективно, то мы бы имели совершенно другой результат – вынесенный де-юре оправдательный тем же лицам на скамье подсудимых, но вынесенный и обвинительный вердикт. Вот весь этот суд вынес обвинительный вердикт той дичайшей системе правоохранительных органов и коррупции, которая у нас существует. Не работает ничего, ни один орган власти не работает.

Карэн Агамиров: Один из потерпевших – сын Анны Степановны Политковской Илья – настаивает.

Илья Политковский: Как и до процесса, изучив материалы процессы, так и сейчас я считаю людей, всех четвертых, которых сегодня выпустили присяжные, так или иначе причастными к убийству моей мамы.

Карэн Агамиров: Вопрос Радио Свобода – адвокату Каринне Москаленко: будет ли уголовное дело об убийстве Анны Политковской доведено до логического конца?

Каринна Москаленко: Будем заставлять следствие работать – это то, что мы, адвокаты, представители потерпевшей стороны, вам обещаем, себе обещаем, обществу обещаем. Будем заставлять их работать. Вот пока шло судебное разбирательство, уже несколько ходатайств нами подготовлено, и уже несколько из них подано следствию. Мы не останавливали этой работы ни на минуту. Мы пришли в этот процесс, зная о слабости доказательств. Мы ушли из этого процесса, убедившись в том, что наши опасения, подозрения были неслучайными. Но нам не нужно было назначенных убийц.

Карэн Агамиров: Оправдательным вердиктом суда присяжных дело об убийстве Анны Политковской не завершено.
XS
SM
MD
LG