Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор Третьяковки заявил о своей позиции по поводу сноса здания музея


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: Сегодня генеральный директор Третьяковской галереи Валентин Родионов впервые публично заявил о своей позиции по поводу планов сноса здания, которое галерея делит с Центральным домом художника. Родионов не против переезда в новое помещение, однако его категорически не устраивает предложенный проект застройки территории Крымского вала. При этом руководство ЦДХ настаивает на сохранении имеющегося здания и его модернизации.

Лиля Пальвелева: Некоторое время назад в Третьяковской галерее на Крымском валу на всеобщее обозрение были выставлены листы проектной документации с планами застройки этой территории. Для ЦДХ и национальной галереи предложено отвести место в непосредственном соседстве с Крымским мостом. Самые лакомые и самые большие куски земли задумано отдать под коммерческую застройку. Теперь, когда показ проекта завершился, директор галереи Валентин Родионов решил дать оценку замыслам архитекторов.

Валентин Родионов: Ставить Третьяковскую галерею наряду со зданием инвесторов из Дома художника в одну линию – это получается, извините, супермаркет. Хотя нас уверяли, что это будет выше, это будет ниже, но это не важно, все равно в одну линию нельзя это делать.

Лиля Пальвелева: ЦДХ и Третьяковка с ее собранием современного искусства около четверти века делят одно здание. У них только входы с разных сторон. Положение сиамских близнецов, считает заместитель Валентина Родионова Ирина Лебедева, портит имидж галереи.

Ирина Лебедева: Это та проблема, которая никуда не уходит, не смотря на все наши самого разного рода усилия. Нас все равно путают с ЦДХ, до конца никто не понимает, что здесь полноценный музей, половина коллекции галереи, что здесь единственная в России полноценная экспозиция искусства ХХ века.

Лиля Пальвелева: Да и c самим зданием руководство галереи готово расстаться без сожаления. Валентин Родионов вспоминает.

Валентин Родионов: Это здание было принято в эксплуатацию с огромными недоделками. Я тогда был замминистра культуры, и когда принимали, мы просто все были в шоке от того, что были вот такие щели между окнами. Строилось оно 25 лет, построено плохо, скажу честно. И то, что поднимается вопрос, что это должен быть памятник архитектуры, не знаю, стоит ли. Потому что, наверное, все согласятся, что по внешнему виду он напоминает или ткацкую фабрику, или что-то еще, но никак не музей. Не знаю, довольны ли художники своей одной третью, но мы недовольны. И еще, мы стали заложниками этого здания. Здесь ужасное покрытие плоской кровли, и мы с ним боремся ежегодно, потому что кровля протекает. На этом эскизе – это река, это дорога – наша позиция, чтобы это пятно, вот в этом месте должно стоять отдельно стоящее здание Третьяковской галереи. Как будет все остальное – я не знаю, это дело Москомархитектуры. Я думаю, что это случай, когда можно отличиться нашим архитекторам, и не только зодчим, но, может быть, и художникам, и дизайнерам. 55 тысяч квадратных метров.

Лиля Пальвелева: А сейчас на плане вам сколько предлагают?

Валентин Родионов: То предлагали нам 55 тысяч метров, но потом оказалось, что в эти 55 тысяч входят два уровня подземных стоянок, которые нам не нужны. И по документам Министерства культуры стоянки автомобильные под зданиями музеев запрещены. Потом нам говорили: "Вы знаете, с таким объемом инвестор не справится. Это не мое дело, справится он, не справится, - подайте нам 55 тысяч квадратных метров.

Лиля Пальвелева: Валентин Родионов неслучайно все время упоминает инвестора. Никаких государственных средств на строительство корпуса для государственного музея никто выделять не собирается. Во всяком случае, пока. Стало быть, застройку территории Крымского вала в Москомархитектуре собираются произвести по обкатанной схеме: коммерческим проектам – львиную долю, прочим – что останется. В федеральной собственности только земля под зданием ЦДХ, остальное принадлежит Москве. Впрочем, окончательно еще ничего не решено. 24 февраля в Третьяковке пройдут соответствующие публичные слушания и на них – обещают – будут учтены все мнения, в том числе руководства ЦДХ. Однако, директор Дома художника Василий Бычков на эту демократическую процедуру смотрит без оптимизма.

Василий Бычков: Власть стала сейчас другая. Она стала намного умнее, она намного тоньше, и она нас переигрывает. Да, действительно, у нас есть законы, которые нужно использовать. Мало того, у нас законы замечательные. У нас прекрасный Градостроительный кодекс. Тут вот недавно приезжал английский товарищ такой, из Лондона, который специализируется на взаимосвязях вот именно архитекторов, общества, властей, и он говорит: "А вот как у вас это происходит?" Я ему рассказал 68-ю или 66-ю, по-моему, статью Градостроительного кодекса, начал перечислять – и он просто сидел, открыв рот. Беда-то заключается в том, что в нашем замечательном государстве законодательство и его исполнение – это две такие параллельные прямые, не пересекающиеся или пересекающиеся далеко-далеко за пределами нашей жизни.

Лиля Пальвелева:
Не все настроены столь пессимистично. На то время, когда назначены публичные слушания, у входа Третьяковку деятели и любители искусства планируют провести акцию протеста. "Давайте вместе остановим рейдерский захват мэрией Москвы территории Парка искусств и здания ЦДХ - Государственной Третьяковской галереи" - написано в листовке.
XS
SM
MD
LG