Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Вифлеемская звезда»





Марина Тимашева: В театре «Школа драматического искусства» прошел фестиваль «Вифлеемская звезда». Театральная постановка, концерт, выставка современных художников – светские события показали, что изо всех книг для нас важнейшей остается Библия. С участниками фестиваля встретилась Тамара Ляленкова.

Тамара Ляленкова: Подробнее о том, какими принципами руководствуются организаторы при составлении программы, я попросила рассказать Евгению Розанову.


Евгения Розанова: Родилась идея проведения фестиваля, связанного с религиозной темой, в силу того, что этот театр был создан Анатолием Васильевым для того, чтобы выйти из рамок реалистического, психологического театра и обратиться не к человеку, а попытаться через театр, помочь человеку обратиться к Богу. Но мы выбрали такие спектакли, которые не противоречат нормальным, человеческим нормам поведения и жизни.


Тамара Ляленкова: В рамках фестиваля был показан спектакль «Чудо со щеглом» в постановке Александра Огарева, а открывал фестиваль концерт хора театра «Школа драматического искусства» под руководством Светланы Анистратовой.


Светлана Анистратова: В программу этого концерта вошли болгарские, африканские и колумбийские обрядовые песни, грузинские тропари, традиционные спиричуэлз на библейские сюжеты, кондаки, греческие распевы и духовные стихи различных областей России – это Смоленская, Брянская, Белгородская области. И все мы соединили в один концерт – как бы путешествие по дороге мира.


Тамара Ляленкова: Частью фестиваля «Вифлеемская звезда» стала выставка «150-й псалом», в экспозицию которой вошли работы на библейские темы восьми современных художников. Об этом - организатор и руководитель фестиваля Ирина Языкова.


Ирина Языкова: Из всего, большого, надо сказать, ряда мы выбрали всего восемь человек, потому что именно в их, как мне казалось, работах тема не носит прикладной характер (вот есть хорошая тема, модная тема, интересная тема), она пропущена через себя. Мне хотелось, чтобы эта выставка показала, что без этой темы вообще невозможно решить, кто ты и зачем ты на земле. Театр этот построен на принципе мистерии, а в мистерии нет зрителя, все - участвующие. Это была давняя идея Васильева - возродить мистериальный театр. И вот каждый, кто приходит на эту выставку, входит в эти отношения то с одним художником, то с другим, то со всем пространством вместе. Сегодня граница между сакральным и профанным искусством, искусством церковным и светским - очень условна. Потому что очень часто, приходя в церковь, мы видим вещи, которые называются иконами, но иконами не являются, а являются картинками, грубо говоря. И, наоборот, какой-то внецерковный образ вдруг рождает переворот, человек обретает что-то давно забытое или незнаемое, и в нем совершается настоящее покаяние. Сейчас этого не хватает в обществе. Церковь немножечко превратилась в центр ритуальных услуг. А изначально не было этого, изначально были живые отношения с Богом, живые отношения с людьми, и когда их нет там, где написано «церковь», в другом месте этот источник начинает пробивать мерзлую землю, сквозь асфальт пробиваться. Я считаю, что в светском искусстве это часто происходит.


Тамара Ляленкова:
А художники, режиссеры, писатели, обращаясь к библейским историям, стремятся показать и человеческую сторону божественного. Лилия Ратнер считает, что современное искусство как никогда близко подошло к первоисточнику.


Лилия Ратнер: Сейчас - слом эпох. Кончается эпоха всяких «измов», когда художник - отдельно, зритель - отдельно. Противостояние зритель – картина исчезает. Такие моменты, когда светское искусство брало на себя функцию церкви, были уже в истории. У меня есть любимая тема, это голландский натюрморт: по сути, изначально, это икона, изображение Тайной Вечери. То есть, когда возник протестантизм, и все изображения Кальвином были выброшены из церкви, то сакральность пришла в светское искусство. Сейчас происходит, возможно, то же самое.
XS
SM
MD
LG