Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пять вечеров с Володиным






Марина Тимашева: В Петербурге прошел пятый Всероссийский Володинский театральный фестиваль "Пять вечеров". Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Почему сегодня так нужно это приношение Володину? Ответов много. Один из них - в словах Станислава Любшина, вынесенных на буклет: «В нем такая независимость была от жизни, от возраста, от нашей системы. Он был совершенно индивидуален, вот как он есть - высшая степень искренности. Каждый человек чем-то связан, кому-то подчинен – государству, системе, работе, начальству. Его же ничего не касалось, он был совершенно свободный».
Пятый Володинский фестиваль во всех отношениях - юбилейный. Говорит его организатор, главный редактор «Петербургского театрального журнала» Марина Дмитревская.


Марина Дмитревская: Пятый фестиваль. Володину в феврале этого года исполнилось бы 90 лет. 50 лет пьесе «Пять вечеров» и 50 лет легендарной постановке Товстоногова в БДТ. Сплошные даты, но этот фестиваль не должен был состояться - не было ни копейки денег. Российские театры, которые поставили спектакли по Володину в Лысьве, в Новосибирске, в Ярославле (студенты сыграли «Дульсинею Тобосскую»), московский театр «Эрмитаж» сыграл «Старшую сестру». .. Они просто поставили нас с Виктором Рыжаковым, директором фестиваля, перед фактом, что они находят в своих регионах деньги, приезжают, «а вы ребята - как хотите тут разворачиваетесь». Большое спасибо нашему Комитету по культуре. Я пришла к ним с этой информацией, и при том, что никаких денег реальных до сих пор они не дали, они подписали гарантийное письмо о том, что Петербург примет эти театры. И под гарантийное письмо, под наши честные глаза и под некоторые суммы, просто занятые Витей Рыжаковым у людей, мы въехали в работу. И еще в этом году мы придумали вручить Премию Володина - скульптурку, которую сделал Резо Габриадзе, первым исполнителям «Пяти вечеров»: Зинаиде Шарко (Тамаре) из БДТ, Лилии Толмачевой из «Современника» и Станиславу Любшину и Людмиле Гурчено, которые, как известно, сыграли эти роли в кино. Вообще, нам бы очень хотелось, чтобы они все пожили один день в отеле «Пять вечеров», который открылся на Восстания 22, по реальному адресу Тамары.
Сейчас многим кажется, что Володин был такой тихий, стыдливый. Но он же был человек яростный, он же хлопал дверями к министрам, он посылал Фурцевой свою ручку в конверте с надписью «Пишите сами!». В одном из воспоминаний, напечатанном в книжке о Володине, был эпизод, когда он подписывал письмо в защиту Солженицына. Его спрашивают: «Ты не боишься?». «Нет, не боюсь». Он был настоящий солдат. Он говорил: «Они меня так не возьмут». Вот с этим ощущением, что «они меня так не возьмут», он и жил. В Володине было много всего разного. И фестиваль наш не призван представлять шедевры. Если вообще мы вспомним театральную историю, больших театральных явлений на материале володинских пьес было не так уж много - он был труден для театра. Кроме того, что его запрещали. Были легендарные «Пять вечеров» в БДТ, были «Старшая сестра» и «Назначение» в «Современнике», были «С любимыми не расставайтесь» в нашем Театре Ленинского Комсомола. Он сам очень любил спектакль Николая Михайловича Шейко в Минске, тоже по «Любимым», и очень любил спектакль Феликса Бермана в московском театре имени Ленинского комсомола в начале 60-х - «Аттракционы» по «Фокуснику». Но, в общем, Володин не всегда удавался, поэтому задача фестиваля не предъявлять миру шедевры, а провоцировать людей говорить на эти темы этим языком, оказаться в мире, где человека жалеют, сочувствуют человеку, трезво относятся к человеку при этом, но где есть очень человеческие и гражданские, не побоюсь этого слова, координаты, нравственные координаты.


Татьяна Вольтская: «Дульсинею Тобосскую» представили сразу два театра.


Марина Дмитревская: Одна - из Лысьвы, поставленная молодым режиссером Тимуром Насировым, это Пермская область, а другая - студенческий спектакль Ярославского театрального института, поставленный Александром Кузиным. То есть, молодым интересно это. Со своими, молодыми же, Сергей Афанасьев из Новосибирского городского театра ( фаворит каждого нашего фестиваля, город на него ломится, билетов нет), специально к фестивалю сделал «Две стрелы». Из Москвы - постановка Михаила Левитина «Моя старшая сестра» и «Идеалистка» Российского молодежного театра. И еще выдающаяся российская актриса Роза Хайруллина, в заключение фестиваля - спектакль «Я скучаю по тебе». Мы показывали его на прошлом фестивале, но это продукция фестиваля, мы этот спектакль сделали и имеем право еще раз, по просьбам трудящихся, его показать. Роза уловила такое замечательное володинское лирическое юродство. Вот я подумала тогда, что она, наверное, может сыграть Ксению Блаженную. Ее, наверное, не надо играть на сцене, но если бы играть, то это должна делать Роза. Вот это нелепое лирическое существование, о котором так много понимал Володин, в этом спектакле есть, и Роза Хайруллина с Сергеем Бызгу это все играют. Но у нас есть уже такие завсегдатаи и старожилы фестиваля, которые собираются, общаются, едят картошку с квашеной капустой, стоят в очереди к буфетчице Клаве, которую так все страстно любят на нашем фестивале, и спрашивают, будет ли Клава. Большая проблема - бычки в томате в нашей действительности. А у нас обязательно должны быть бычки в томате и соленые помидоры. Мы хотим, чтобы на фестивале людям было хорошо и воздух, которым дышал Александр Моисеевич и, благодаря которому изменялся и воздух этого города, чтобы какое-то такое, хотя бы легкое дуновение этого было.


Татьяна Вольтская: Да, оно было, это дуновение. И во время спектакля, и после, когда уже только взаимное восхищение и любовь, и актерское братство, и 90 свечек на именинном торте, и песни тех лет, когда жил Александр Володин.
XS
SM
MD
LG