Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика стран Южного Кавказа и экономический кризис


Ирина Лагунина: Все больше стран мира ощущают на себе влияние экономического кризиса. Но как переживают его небольшие страны? Экономические системы государств Южного Кавказа находятся в процессе становления. Насколько они окажутся жизнеспособными в условиях развивающегося кризиса? Об этом наш корреспондент Олег Кусов побеседовал с экспертами из Баку, Еревана и Тбилиси.

Олег Кусов: Экономический кризис, несмотря на прогнозы политиков и экспертов, не обошёл страны Южного Кавказа. Эксперты полагали, что небольшим государствам будет легче преодолеть последствия кризиса, чем ключевым державам. С другой стороны ресурсы Армении и Грузии незначительны. В Азербайджане власти надеются на международные углеводородные проекты. Но во всех южнокавказских странах преобладают негативные процессы в экономике. В Армении наметился рост цен. Однако у экспертов ещё остаётся надежда, что армянская экономика выдержит нелёгкие испытания. Говорит руководитель Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству Степан Григорян.

Степан Григорян: Вот этот крупный кризис мирового масштаба, конечно, он первым делом проявляется в больших системах экономических, политических. В больших государствах это особенно ярко видно. Для малых стран, тем более таких, как Армения, из-за того, что находится плюс ко всему в достаточно изоляционном состоянии, у нас коммуникационные есть ограничения из-за карабахского конфликта, ясно, на нас влияние не так сильно. Конечно, оно есть, потому у нас есть предприятия, которые сейчас не работают или были серьезные сокращения. У нас медно-молибденовые комбинаты сейчас стоят по понятным причинам, что эту продукцию труднее продать на международных рынках, потому что цены упали, а наша продукция, себестоимость достаточно высокая. Ясно, что это отражение дает, но оно не так остро чувствуется, как в таких крупных странах, как Соединенные Штаты, Россия, тех странах, где интеграция экономики в мировое пространство намного выше, чем у нас. Поэтому, конечно, финансовый кризис отражается на Армении, но может быть не в такой сильной степени. И все у нас идет по времени немножко позже.
Но вот какой фактор более сильное воздействие окажет из этого общего финансового кризиса? Вы знаете, что армяне, живущие в Соединенных Штатах, армяне, живущие в России, своими трансфертами очень помогают своим родным в Армении. И финансовый кризис в этих странах уменьшает возможности армян, работающих и живущих в России, в Штатах. Поэтому их возможность помогать живущим родственникам в Армении, конечно, уменьшается. Все это достаточно ощутимый, и может быть более ощутимый эффект, чем какие-то прямые экономические проблемы, неработа предприятий.

Олег Кусов: Говорил руководитель Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству Степан Григорян.
И всё же правительство Армении было вынуждено обратиться за финансовой помощью к более состоятельным в экономическом отношении странам. У Москвы Ереван попросил на минимизацию кризисных явлений один миллиард долларов, у Пекина – два миллиарда. Обратились армянские власти за помощью и к западному сообществу.
В Тбилиси также не могут обойтись без финансовой поддержки мировых держав. Проблемы грузинской экономики сродни армянским – массовые увольнения, приостановка строительства. Но, по мнению, политолога и экономиста Сосо Цискришвили основные трудности для грузинского общества наступят летом нынешнего года.

Сосо Цискаришвили: Грузинское правительство начало говорить уже о трудностях, ожидаемых в феврале и марте. Хотя в 20-25 раз больше финансовых ресурсов из бюджета идут на укладку асфальта, чем на поддержку сельского хозяйства, которое может реально спасти от опасности голода грузинское население. Тоже высказываются разные мнения по поводу такого подхода расходования бюджетных средств, но ничего положительного и в этом случае в адрес правительства не говорится. Поэтому ожидание кризиса есть, но осознание всех трудностей, видимо, позже дойдет до рядового грузинского потребителя. Потому что и погода не зимняя, а весенняя, поэтому настроение соответственно. Продукты есть, они дорожают, но все-таки те, которые как-то концы с концами сводили, продолжают в том же ритме существовать, хотя очень много стало безработных. Конечно, это не Лондон, где безработные стоят целый день на улице, но как-то Грузия как будто была более готова к такому кризису, потому что она особо никогда не выделялась в течение последних лет особой занятостью. И самообеспечение граждан, находя мелкие заработки, пока как-то еще способствует их выживанию. Насколько долговечны такие перспективы, об этом очень трудно судить. Скорее всего в апреле-мае у нас ситуация будет намного сложнее.

Олег Кусов: По мнению Сосо Цискаришвили, на состояние грузинской экономики сильное влияние оказывает политическая ситуация в стране.

Сосо Цискаришвили: Проблемы внутри страны более вопиющие, чем экономического плана трудности. Несправедливость, которая царит в стране, она в какой-то мере является, как ни странно, и какой-то возможностью защиты населения от критических явлений. В тяжелейшем состоянии находятся бизнесмены, для которых объективные финансовые трудности, вызываемые всеобщим кризисом, они не ведущие в числе их проблем, когда им приходится еще расплачиваться и с незаконными требованиями местных властей. Одновременно все еще атмосфера Грузии держится на зарубежной помощи. Удивительно ведет себя национальная валюта. Никоим образом эксперты не могут объяснить, что происходит с национальной валютой. Бывает период, когда усиливается доллар по отношению к евро, но не усиливается в отношении грузинской валюты. А вот евро сразу же падает в отношении грузинского лари. Поэтому огромные суммы платятся на поддержку грузинской валюты. Но как долго это будет продолжаться, таких прогнозов делать невозможно, потому что все международные организации, обеспечивающие помощь грузинской экономике и финансовой системе, однозначны в своих предварительных требованиях и условиях такой помощи - в наличии демократической атмосферы в самой стране.

Олег Кусов: Так считает грузинский политолог и экономист Сосо Цискаришвили.
Азербайджанские власти благодаря крупным международным углеводородным проектам, в частности трубопроводам «Баку – Джейхан», «Баку – Супса», успели пополнить государственный бюджет. Но и жителям этой нефтяной страны пришлось столкнуться с серьёзными проблемами. Слово президенту Фонда прикаспийских исследований Вафе Гулузаде.

Вафа Гулузаде: Я считаю, что это самый трудный вопрос. Потому что считайте, что мы все попали в какой-то бурный поток и плывем по нему. Вопрос заключается в том, кто выплывет, а кто утонет. Я не знаю, как Азербайджан. Да, мы испытываем на себе последствия кризиса, хотя в начале нас успокаивали, что вы не являетесь частью мировой экономической системы, поэтому кризис вас не коснется. Но он нас касается, у нас уже идут сокращения, у нас уже растет безработица. Чувствуется, предсказывается инфляция нашей валюты национальной. Так что мы испытываем все те проблемы, которые испытывают буквально все страны мира. Конечно, наиболее развитые, наиболее богатые страны, как США и Западная Европа, они выйдут из кризиса с наименьшими потерями. А как выйдем мы, страны бывшего СССР, я об этом пока ничего не могу сказать. Конечно, будут большие трудности.

Олег Кусов: Есть ли у южнокавказских стран потенциал для успешного преодоления мирового финансового кризиса? Помимо природных ресурсов, таким потенциалом должна была быть экономическая интеграция. Так считает мой собеседник заведующий кафедрой мировой экономики Российская экономическая Академия им. Плеханова, профессор Руслан Хасбулатов. Сегодня, по его мнению, все три страны Южного Кавказа оказались в непростой экономической ситуации.

Руслан Хасбулатов: Сложная, очень даже сложная проблема. Они не были готовы, пока не поверили этой теории, которая исходит из того, что нет такого цикличного развития, как, впрочем, и наше правительство. В то время как мои сторонники и я полагали, что рано или поздно возникнет этот кризис. Особенно это касается двух стран. Это, конечно, Армения и Грузия. Азербайджан в целом может себя снабжать. Поэтому здесь должна быть очень тесная кооперация, очень тесное сотрудничество. Они в настоящее время в разные блоки включены и поэтому им сотрудничать достаточно сложно. И все это будет сказываться на социально-экономическом положении населения этих трех республик. Поэтому их руководителям надо было прежде всего думать о своем населении и перед ним нести ответственность прежде всего. И что делать, и как могла бы развиваться каждая из этих республик, если бы они находили взаимопомощь друг в друге. Поэтому тесная интеграция этих трех республик между собой – вот что их приведет к успеху, вот что может нейтрализовать в будущем неизбежные экономические финансовые кризисы. А затем уже думать о том, кто где будет помогать и прочее, или взамонейтральный статус или войдут в какие-то политические блоки. Как раз мы говорили с вами о скандинавских странах, они же прежде всего думают о социально-экономических интересах своих стран, своих народов.

Олег Кусов: Но сегодня говорить об интеграции между Арменией и Азербайджаном сложно.

Руслан Хасбулатов: Сложно, но об этом надо думать сегодня. Вот это реальный пример того, что вы не разрешили эту проблему, и она вот она каким губительным образом сказывается. Как раз сегодня надо об этом говорить – вот к чему привели ваши упрямства. И с обеих сторон найти общий подход и решить эту проблему.

Олег Кусов: Это было мнение заведующего кафедрой мировой экономики Российская экономическая Академия им. Плеханова, профессора Руслана Хасбулатова.
Как считают эксперты, наиболее предпочтительное экономическое положение на Южном Кавказе остаётся у Азербайджана. По данным Межгосударственного статистического комитета СНГ, Азербайджан вошёл в тройку лидеров государств Содружества по росту промышленного производства. По этому показателю, Азербайджан обошёл Россию, Казахстан и другие постсоветские страны. При этом данных об экономическом развитии Грузии в Межгосударственном статистическом комитете нет, поскольку эта страна намерена покинуть СНГ. Как сообщает южнокавказские информационные агентства, показатель экономического роста Грузии за девять месяцев 2008 года составил 4 процента. Это ниже, чем в прошлые годы. Снижение темпа экономического роста Грузии многие аналитики объясняют как мировым финансовым кризисом, так и российско-грузинским вооружённым конфликтом в августе прошлого года.
XS
SM
MD
LG