Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Новый финансовый проект Обамы, который обойдется Америке в 275 миллиардов долларов, должен помочь девяти миллионам домовладельцев. Благодаря вмешательству Белого дома они сумеют сохранить свою недвижимость. Чтобы верно оценить этот беспрецедентный шаг, нужно вставить его в контекст – культурный, исторический, но главное – психологический.

Дело в том, что прозаический синоним поэтической американской мечты - собственный дом, ибо в чужом живут либо неудачники, либо временно. В этой стране слишком долго сохранялось не знакомое Старому Свету предубеждение против доходных домов. Раньше в Америке считалось, что порядочный человек не станет жить под одной крышей с кем попало. Американцы смотрели на многоквартирный дом с той брезгливостью, какую у нас вызывала "коммуналка". Делить вестибюль, лифт или лестницу с посторонними означало напрашиваться на неприятности, рисковать целомудрием и ставить под удар репутацию. В результате и сегодня типичная американская улица состоит из односемейных домиков, не замечающих, что они не отличаются друг от друга. Иметь такой дом – цель и оправдание семейной жизни и служебной карьеры.

Сам я долго не понимал этой страсти, но когда, скрепя сердце, ей все же подался, то обнаружил, что она мне нравится. Только оказавшись в своем доме, ты обнаруживаешь, чего тебе раньше недоставало. Среди нежданных радостей – свобода от чужих праздников, роскошь лишнего пространства, азарт локальной политики, погода, начинающаяся сразу за порогом. Другими словами, дом меняет твою походку и делает взрослым. Завести дом – все равно, что жениться, только намного важнее, потому что эти узы уже нельзя расторгнуть в течение следующих 30 лет, пока ты платишь банку за свою двухэтажную мечту. И это превращает недвижимость в гарантию от социального беспокойства, в страховку от гражданского неповиновения. Домовладелец послушен закону, привязан к власти, ему нужна политическая стабильность и не знакома зависть. То есть, в личном порядке я могу ненавидеть соседа, но экономически мне выгоден его успех: когда он улучшает свою недвижимость, моя становится дороже. Или, как сейчас, дешевле.

Еще недавно никто не мог поверить, что дом, такая твердая, ощутимая, материальная вещь, может оказаться столь же эфемерным, как невесомая акция. Когда это стало ясно даже банкам, в стране начались поспешные распродажи, цены рухнули, и каждый шестой дом сегодня стоит меньше, чем за него должны хозяева.

С одной стороны, для домовладельца ничего не изменилось, с другой – всё. Ведь дом - персональный банк, овеществленный семейный капитал, заложив который, учат детей, покупают дачу, наслаждаются старостью. В конечном счете, от цены недвижимости зависит самочувствие Америки. Но сегодня она сама не знает, считать себя богатой или бедной. И это опасно, потому что американскую экономику тормозят не бездомные и безработные, а те, кто, боясь оказаться среди них, перестал тратить деньги в ожидании – то ли лучшего, то ли худшего.

Жилищный проект Обамы стремится вывести страну из ступора, помогая одним сохранить крышу над головой, а остальным, наконец, узнать, сколько она стоит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG