Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему российские банки не кредитуют экономику


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Александр Гостев: Главная проблема российской экономики - недоступность кредитов для большинства предприятий. Это заявила сегодня, выступая в Иркутске на заседании президиума Госсовета, министр экономического развития Эльвира Набиуллина. Почему российские банки, даже имеющие деньги, ограничивают кредитование бизнеса лишь небольшим кругом заемщиков? Об этом мой коллега Сергей Сенинский говорит с экспертами в нашем очередном выпуске "Экономической панорамы".

Сергей Сенинский: За три последних месяца прошлого года крупнейшие российские банки, по некоторым экспертным оценкам, получили от Центрального банка более 3 триллионов рублей, из которых лишь 600 миллиардов, то есть всего 20 процентов, они направили на погашение имеющейся у них задолженности. Это предполагает теоретически, что остальные средства осели в банках, но лишь небольшая их часть превратилась в кредиты компаниям и предприятиям. Из Москвы - банковский аналитик инвестиционной компании Unicredit Securities Рустам Боташев:

Рустам Боташев: Во-первых, я не могу, конечно, подтвердить 20 процентов или 30 процентов, потому что это были разные деньги от правительства. Какие-то деньги были непосредственно на то, чтобы рефинансировать внешний долг, и были деньги специально на декапитализацию банков, на улучшение ликвидности. Это разные деньги были. Но в любом случае деньги у крупнейших банков есть. И сказать, что они не кредитуют экономику, тоже нельзя, потому что очень активно кредитуют экономику и "Сбербанк", и ВТБ, то есть те банки, которые в основном получали эти деньги. Единственное что - они кредитуют крупнейшие предприятия, предприятия из того списка предприятий, которые нужно, грубо говоря, спасти. А малому и среднему бизнесу достается на гораздо худших условиях и меньше. Почему? Потому что кредитные риски возросли. Вероятность возврата кредитов упала.

Сергей Сенинский: Аналитик инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Марк Рубинштейн:

Марк Рубинштейн: Банки сейчас очень озабочены качеством кредитного портфеля и снижением этого качества. А так как мы видим очень серьезные негативные макроэкономические процессы в экономике, соответственно, банки сейчас находятся в том положении, когда они не до конца могут понять, какая ситуация у многих из их потенциальных заемщиков. То есть уровень спада конкретной отрасли сейчас достаточно трудно до конца понять и оценить, где этот спад закончится.

Сергей Сенинский: Российские банки, в отличие от крупнейших западных, не обременены такими же "проблемными" активами (например, облигациями, привязанными к рынку ипотеки, или сложными взаимными страховками), общий объем которых исчисляется триллионами долларов. Именно это заставляет западные банки придерживать любые средства, которые находятся в их распоряжении - будь то деньги, полученные от государства или частных инвесторов и вкладчиков.
Однако в российской банковской системе накапливаются собственные "проблемные" активы, отмечает Рустам Боташев.

Рустам Боташев: У российских банков у всех есть огромные кредитные портфели. И качество этих кредитных портфелей ухудшается. Есть облигации местных российских эмитентов, которые, как мы сейчас видим, объявляют дефолты фактически один за другим. В России "проблемные" активы, может быть, и не в таком масштабе, как на Западе, но они есть. Эта проблема в том-то и дело усугубляется.

Сергей Сенинский: При этом доля просроченной задолженности банкам в общем объеме выданных ими ранее кредитов пока в России почти в разы меньше, чем, например, в Соединенных Штатах. Марк Рубинштейн:

Марк Рубинштейн: Если мы, например, посмотрим на американский банковский сектор, то по последним данным, доля просроченных кредитов в американском банковском секторе достигла 14 процентов от общего кредитного портфеля, то есть где-то 5.7 триллионов долларов, из общего кредитного портфеля частному сектору - 41 триллион. Если посмотрим на статистику российскую, то, по данным ЦБ, на конец 2008 года доля просроченной задолженности в российском банковском секторе была только 3.8 процентов от всех выданных кредитов.

Сергей Сенинский: Министр экономического развития России Эльвира Набиуллина, выступая сегодня в Иркутске на заседании президиума Госсовета, в качестве главных мер поддержки экономики предложила расширение госзаказа и государственных инвестиций. Но может ли госзаказ в сколько-нибудь значимой степени заменить компаниям обычное банковское кредитование? Марк Рубинштейн, компания "Метрополь":

Марк Рубинштейн: Вы знаете, министр экономического развития сказала очень-очень правильную вещь. Госзаказ и увеличение государственных расходов не заменит банковского кредитования, но это послужит для развития банковского кредитования, потому что, когда предприятия получают госзаказ, банки несут очень маленькие риски, кредитуя под этот госзаказ это предприятие. Поэтому наличие госзаказа и увеличение государственных расходов - это косвенно поможет увеличить банковское кредитование.

Сергей Сенинский: Рустам Боташев, компания Unicredit Securities:

Рустам Боташев: В принципе, я думаю, госзаказ способен заменить кредитование. Может быть, это даже в некоторых случаях и лучше, чем кредитование, потому что проценты по предполагаемому кредиту не нужно будет платить. Но это только в том случае, когда предприятие получит деньги вперед. А если будет некий госзаказ, при этом деньги получены не будут, и нужно будет, чтобы выполнить этот госзаказ, пойти опять же в банк и занять эти деньги. А банк не даст, то тогда и смысла в этом нет, то есть либо деньги вперед, либо государственные банки должны будут прокредитовать под конкретный госзаказ.

Сергей Сенинский: В январе 2009 года общий объем экономики России, по представленным сегодня данным Министерства экономического развития, сократился на 2,4 процента, а объем промышленного производства - на 3,5 процента.
XS
SM
MD
LG