Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование убийства журналиста Гранта Динка в Турции


Ирина Лагунина: Суд турецкого города Трабзон постановил, что командир жандармерии и еще пятеро военнослужащих должны ответить за халатное отношение к своим обязанностям. Халатность проявилась в том, что, по показаниям ряда свидетелей, они знали о намерении убить армянского журналиста Гранта Динка, но ничего не предприняли для предотвращения этого убийства два года назад. Эта новость, пришедшая в четверг вечером, разочаровала семью Динка и адвокатов, поскольку они настаивали, чтобы дела военных и представителей спецслужб рассматривались в ходе того же судебного процесса, который уже два года идет в Стамбуле.
Турция не забыла об этом убийстве. В день двухлетней годовщины смерти журналиста 21 января в здания редакции, где был застрелен Грант Динк, собрались тысячи людей. Выступившие на митинге заявили, что настоящие организаторы убийства журналиста так и не названы. А на концерте в его честь исполнялись музыкальные произведения всех культур и на всех языках, на которых говорят в Турции. О ходе следствия рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Стамбульский район Шишли до сих пор называют армянским кварталом. Когда-то здесь можно было услышать армянскую речь, в армянской церкви собирались толпы прихожан, гуляли пышные свадьбы, выпускали в воздух сотни голубей. От стародавних времен осталась пара магазинчиков, где продают армянский лаваш и коньяк, привезенный с оказией из Еревана. Редакция армянской газеты «Агос» ютится на верхнем этаже старинного здания с узким, неудобным, дребезжащим лифтом. Тираж издания около шести тысяч экземпляров на турецком и армянском языках. Седобородые редакторы, стопки пыльных газет, старинные армянские книги. Кабинет бывшего главного редактора и основателя газеты занял его сын, журналист Арат Динк. Адвокату Бахри Белену не раз приходилось защищать интересы журналистов газеты «Агос» в турецких судах.

Бахри Белен: Журналистов издания не раз привлекали к суду за «оскорбление турецкой нации». Сам Динк имел восемь судимостей за свои публикации о геноциде. Однако он был бесстрашным человеком. Много раз ему предлагали охрану, однако он не верил, что такое могло произойти в его родной стране. И вот, когда Динк выходил из редакции, когда он открыл дверь, последовали выстрелы. Он упал, ничего не поняв. После убийства на улицы вышли сотни, нет, тысячи граждан, которые потребовали от властей найти и наказать виновных.

Елена Солнцева: Жителя черноморского Трабзона Огюна Самаста арестовали спустя сутки после убийства - на автовокзале, в городе Самсун. При задержании у него был найден пистолет – предполагаемое орудие убийства. На первом же допросе Самаст сознался в убийстве. В ходе следствия он вел себя так, словно чувствовал себя героем: рассказывал, как готовил убийство. Он носил с собой фотографию журналиста в течение нескольких месяцев и учился стрелять, а за само убийство получил денежную компенсацию. «Я нервничал, друзья дали мне успокоительные. Момент преступления я не помню, потому что находится под действием наркотиков», - поведал он следователям. Глава Управления безопасности Джелялеттин Джеррах заявил:

Джелялеттин Джеррах: Долгое время действовал запрет на публикацию имени преступника, потому что ему было меньше восемнадцати лет. Лишь спустя почти год мы сообщили, что убийство совершил бывший студент Огюн Самаст. Убийство Динка было запланировано за полгода до этого. Поводом стали публикации Динка, якобы оскорбляющие турецкий народ. Самаст мнил себя героем. Он прочитал в интернете слова Гранта Динка о том, что «турецкая кровь нечиста» и не смог смириться с этим. Эти высказывания Динка подтолкнула юношу, по его же словам, к убийству журналиста. Он сказал, что ни о чем не жалеет. По турецким законам Самасту грозит пожизненное заключение.

Елена Солнцева: Подростка «сдали» сами родители. Установить личность убийцы помог отец, дворник Ахмет Самаст, который узнал сына на распространенном властями кадре записи видеокамеры наблюдения и сообщил об этом в полицию. Мать Огюна Самаста Хава утверждала, что сына использовала неизвестная ей националистическая группа. "Мы узнали об убийстве по телевизору, - рассказала она местным журналистам. - Управление безопасности распространило фотографии, это был шок. Я не знала, что делать. Немедленно позвала с работы мужа, мы пошли в полицию и все рассказали". По словам Хавы Самаст, ее сын очень много времени проводил в Интернете. Чтобы выявить возможные связи с организаторами преступления, следствие пристально изучало электронную переписку арестованного.
Так на скамье подсудимых оказались 19 жителей черноморской провинции Трабзон. Среди них выделялся 26-летний Ясин Хайял, известный своими ультранационалистическими взглядами. Хаяль уже отсидел в тюрьме за организацию взрыва в кафе "Макдоналдс" в Трабзоне, в результате которого были ранены шесть человек. Получив шесть лет, через восемь месяцев вышел на свободу по амнистии и стал настоящим героем среди трабзонской молодежи. Молодой человек с легкостью обращался с оружием, не раз угрожал взорвать российское посольство и английский банк. Именно он научил Огюна Самаста стрелять. В качестве «технического директора» и идейного организатора Хаяль координировал действия преступной группы. В зале суда Хаяль появился с длинной бородой и выбритым затылком, как принято у настоящих исламистов. Он заявил, что за три дня до трагических событий предложил убить Динка одному из близких друзей, жителю Трабзона Зейнелу Абидину Явузу, но тот отказался «прославиться на весь мир». Тогда он позвал Огюна Самаста, снабдил пистолетом, деньгами, наркотиками и потребовал, чтобы тот как можно скорее убил Динка. «Я был уверен, что преступник не будет найден», - самонадеянно заявил Хаяль во время следствия. Журналист, Нилай Семит.

Нилай Семит: Адвокат Ясина Хаяля, националист Фуат Тургут неоднократно во время судебных заседаний оскорблял армянскую нацию. Он обращался с призывами к прессе разделаться с представителями общественности, которые организовали в Интернете кампанию с извинениями за геноцид армян в Османской Турции. В своих речах адвокат называл их «настоящими врагами турецкого народа». Родственники Гранта Динка требуют отстранить его от дела.

Елена Солнцева: Черноморский город Трабзон получил широкую известность после серии вспышек насилия националистически настроенных подростков и убийства католического священника, которое совершил семнадцатилетний подросток. Местные националисты отличаются особой агрессивностью, устраивают пышные шествия, носят оружие. В группировку входят бывшие студенты, а также их друзья и приятели. Организаторы убийства Гранта Динка привлекли даже своих близких родственников, которых заговорщики называли «старшими братьями». Согласно документам суда, дядя Ясина Хаяля Джоскун Игджи снабжал подростков оружием и подстрекал их к решительным действиям. В Интернет форумах они называли себя спасителями Родины, призывали присоединиться к их священной борьбе и расправиться с врагами Турции. Среди оных был упомянут и Грант Динк, армянин по национальности, который якобы угрожает единству нации. В своей переписке подростки отмечали одну из его статей о том, что национальная героиня Турции, приемная дочь Ататюрка, военная летчица Сабиха Гекчен была армянкой, потерявшей родителей во время геноцида армян. «В следующий раз взлетит на воздух редакция, чтобы сдохли все враги»,- писали они в письме в редакцию, - «Если вы называете события 1915 года геноцидом, это значит, что вы не видели настоящего геноцида, который начнется прямо сейчас». Адвокат семьи Динка Бахри Белен.

Бахри Белен: Грант Динк получал угрозы со стороны турецких националистов, однако охрана ему так и не была предоставлена. Журналист писал на острые темы, в частности, о геноциде армян. За это он неоднократно подвергался судебным преследованиям. В 2005 году его приговорили к шести месяцам тюрьмы по статье «оскорбление турецкой нации», но затем обвинения были сняты. К сожалению, в Турции судят людей, которые имеют иную, отличную от официальной, точку зрения.

Елена Солнцева: Тем временем, следствие по делу об убийстве журналиста обрастало новыми, шокирующими подробностями. Один из центральных телеканалов показал видеоролик, снятый в Самсунском отделении полиции в то самое время, как там находился подозреваемый в убийстве Огюн Самаст, перед его отправкой в Стамбул. На фоне турецкого флага полицейские и жандармы в униформе позируют вместе с убийцей Гранта Динка. Документальные кадры вызвали волну возмущения. В средствах информации заговорили о теневой связи между службами безопасности и убийцами Динка. По мнению журналиста Недима Шенера, определенные представители сил безопасности считали Оюна Самаста настоящим героем.

Недим Шенер: Полицейских, которые позировали с убийцей сняли с работы, но не стали привлекать к ответственности за отсутствием состава преступления. Против следствия выступили военные чиновники, которые заявили, что это – попытка подорвать авторитет спецслужб и Вооруженных сил. Военные заявили, что это была небрежность, ошибка, плохая координация со стороны полицейского отдела и жандармерии.

Елена Солнцева: Среди подозреваемых оказался бывший полицейский осведомитель, который заявил, что несколько раз предупреждал о готовящемся покушении службы безопасности. Затем к суду были привлечены два сотрудника службы безопасности, которые признались в ходе судебного заседания, что знали о намерении совершить убийство главного редактора газеты «Агос». Один из обвиняемых заявил, что передал эти сведения вышестоящему командиру, но тот, как оказалось, просто забыл доложить об этом начальству. «Мы ничего не предприняли, поскольку никакого указания не получили», - сказал сотрудник спецслужбы. Автор книги «Ложь спецслужб в деле об убийстве Гранта Динка» журналист Недим Шенер, уверяет, что спецслужбы сознательно замалчивали о готовящемся убийстве. Журналист утверждает, что полиция Трабзона еще год назад направила в Стамбул рапорт о готовящемся преступлении, однако там не приняли никаких мер.

Недим Шенер: После убийства Динка полицейские сфальсифицировали документы, чтобы создалось впечатление, что они не знали о планируемом убийстве. На офицеров полиции, которые знали о готовящемся убийстве, было оказано психологическое давление, их заставляли скрыть факты и обманывать правительственных инспекторов, которые провели расследование в службах безопасности.

Елена Солнцева: Получается, что турецкие службы безопасности вводили всех в заблуждение? Или они просто пытаются скрыть свою ошибку?

Недим Шенер: Да, они знали о готовящемся убийстве, но не предотвратили его. За время следствия несколько высокопоставленных чиновников силовых структур были сняты со своих постов. Однако суд отклонил иск с требованием начать следствие по делу более высоких чиновников, обвиненных в бездействии после получения информации о готовящемся убийстве главного редактора газеты, в том числе против начальника стамбульской полиции и главы отдела разведки полиции Стамбула.

Елена Солнцева: Суд, который начался в июле 2007 года, долгое время был закрыт для общественности и прессы. Так предписывало турецкое законодательство, поскольку главный обвиняемый, Огюн Самаст, был, как я уже отмечала, несовершеннолетним. Государственное обвинение требует приговорить организаторов и исполнителя убийства к пожизненному заключению, а лиц, причастных к нему, на срок до 24 лет тюрьмы за участие в деятельности террористической организации, совершение убийства и незаконное хранение огнестрельного оружия. Вина спецслужб до сих пор не доказана. В знак протеста против бездействия следствия представители общественности и журналисты провели сидячую забастовку у здания редакции газеты «Агос», где был убит журналист.
XS
SM
MD
LG