Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин:"У нас не церковь, чтобы прощать!"


Михаил Соколов: В нашей московской студии лидер Российской демократической партии "Яблоко", депутат Московской городской Думы Сергей Митрохин. Мы, так сказать, попросим его отчитаться о проделанной за последнее время партийной и непартийной работе.

Сергей Сергеевич, я смотрю, у вас сегодня такой насыщенный день: утром вы спасали от сноса который раз гаражно-строительный кооператив в московском районе Некрасовка, потом были в районе Щукино, там какая-то встреча с жителями пятиэтажек, которые требуют немедленно вселить их в новостройку. Такое впечатление, что вы каждый день прямо на какие-то беззакония бросаетесь, как на амбразуру. Что же происходит-то в столице?

Сергей Митрохин: К сожалению или к счастью, для меня, наверное, к счастью, я, помимо того, что я председатель партии "Яблоко", я еще и депутат Московской городской Думы. Ко мне каждый день обращаются сотни людей за помощью, и я обязан эту помощь предоставить, потому что меня избирали, и я так вижу свои депутатские обязанности, я всегда стремлюсь помогать людям реально. Не на словах, не бумажным образом, как большинство депутатов, а практически.

Сергей Митрохин

Михаил Соколов: Скорая депутатская помощь.

Сергей Митрохин: Скорая депутатская помощь, но тем самым я, на самом деле, пропагандирую идеи партии "Яблоко". Вот, например, у нас есть такая основополагающая идея, в нашей программе "Семь шагов к равенству возможностей", как защита прав собственности. Причем мы обращаем внимание в первую очередь на мелкого собственника. У нас до сих пор институт частной собственности не создан, только в каком-то первом приближении он существует для крупных и сверхкрупных собственников, олигархов. Им достаточно иметь политическую лояльность – и вроде бы их права защищены. Что же касается владельцев гаражей, владельцев дачных участков, владельцев квартир, которые должны еще к этой квартире присоединить землю под домом, - все их права абсолютно игнорируются властями всех уровней. И мы говорим о том, что при таком полном бесправии, экономическом бесправии людей, при полном отсутствии прав собственности невозможно строить ни рыночную экономику, ни вообще никакую современную экономику. Это просто в принципе невозможно. Потому что для власти эти люди остаются крепостными. Только в данном случае они хотят их не прикрепить к земле, а выкинуть с этой земли, это такие крепостные, которые стали не нужны.

Вот так относятся, например, к владельцам гаражей в Некрасовке. Люди просят элементарную компенсацию, они даже согласны уже покинуть свои места, но они говорят: "Дайте нам хоть человеческую компенсацию, на которую можно купить место во вновь строящемся гараже". Ведь дают же в половину себестоимости. Это полностью игнорируется, как будто это в порядке вещей, что у них оформлены все права собственности, это никакой не самострой, никакие не пеналы или ракушки, по которым, конечно, спорные есть ситуации. Это собственность, и ее просто росчерком пера, распоряжением префектуры, правительства Москвы людей лишают и говорят: "Здесь мы будем осуществлять свои градостроительные планы, а вы пошли вон отсюда". Даже до чудовищного доходит. На Вавилова, 81 тоже ГСК, тоже гаражи в собственности. Даже есть судебное решение, которое требует оставить эти гаражи в покое и их владельцев. Нет, застройщик – там компания "Эста", по-моему, называется – начинает эти гаражи ломать. Вот суд решил: гараж ваш, не трогать – нет, они начинают эти гаражи ломать. И все надзорные городские инстанции абсолютно бессильны, они не могут этому воспрепятствовать.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, вы видите, огромные деньги задействованы, тут зуд – снести гаражи, здесь – скажем, Центральный дом художника или перестроить его в нечто другое.

Сергей Митрохин: Да, этой историей мы тоже занимаемся, очень занимательной. Это, на самом деле, природа одна – это захват земли. Как известно, земля в Москве не просто золотая, ее, наверное, можно назвать бриллиантовой, это огромный ресурс и источник дохода, и его надо захватить для того, чтобы этот доход получить либо очень быстро, в ближайшее время, либо застолбить эту землю для того, чтобы она осталась твоей, и потом снимать с нее ренту в виде, так сказать, передачи в собственность квартир, которые ты на ней построил, либо деловых офисов, либо там еще каких-нибудь развлекательных учреждений и так далее. Сейчас эта проблема, к сожалению, обостряется именно по причине так называемого финансового кризиса. Он у нас уже скорее экономический.

Михаил Соколов: А как же это обостряется? Ведь интересно, откуда деньги?

Сергей Митрохин: Да, казалось бы, у них нет денег – чего они туда рвутся? Они хотят сейчас получить административным путем эту землю, на ней закрепиться, дождаться момента, когда у них будут деньги впоследствии, и после этого эту территорию освоить. Поэтому сейчас очень резко по очень многим адресам обостряются эти захваты. И, к сожалению, власть в данном случае полностью находится на стороне захватчиков, рейдеров, всячески облегчая им эту задачу, и даже помогает, например, дает им деньги, так сказать, покупает часть квартир, выделяя на это деньги.

Михаил Соколов: Говорят, дешево, поэтому надо покупать квартиры.

Сергей Митрохин: Да не дешево, в том-то и дело. Построить сейчас бюджетное жилье гораздо дешевле. И вот сейчас как раз государство должно вкладывать в жилье те деньги, которые у него сейчас остаются. Бюджетное жилье строится, пожалуйста. Эти площадки, которые вы зарезервировали для инвесторов и для получения ими сверхприбылей, а норма прибыли в строительстве в Москве до кризиса составляла где-то около 400 процентов… Помните, еще Маркс писал в "Капитале", что за 300 процентов капиталист удушит родную мать, а здесь они удушили весь город за это. Я не марксист, но просто в данном случае верное замечание. Так вот, сейчас вопрос стоит очень остро, потому что те деньги, ко, которые остаются, их непонятно, куда вкладывать, и конечно, земля – это очень надежный инструмент вложения средств, но самое интересное, что эта земля все равно и сегодня передается инвесторам бесплатно. У нас есть право передачи земли в аренду под строительство, и это используется чиновниками не только, кстати, в Москве, а повсеместно по России, для того чтобы просто эту землю передать фактически бесплатно либо за копейки в аренду. А потом, когда уже продаются квартиры, построенные на этой земле, или офисы, или там торговые центры, то они уже продаются вместе со стоимостью земли. Получается вот эта колоссальная маржа, которую себе присваивает инвестор, и, естественно, чиновник, получающий огромное количество взяток, на это живет целая армия чиновников.

Хочу только еще отметить, что мы занимаемся этими проблемами не только в Москве. Вот совсем недавно прошла информация о том, что "Яблоко" остановило точечную застройку в Екатеринбурге, на улице Бардина, в Пскове, на улице Рокоссовского. То есть защита прав собственности и защита земель общего пользования, на которых находятся те же детские, спортивные площадки, скверы и так далее, - мы этим занимаемся повсеместно, а не только в Москве, как это может иногда показаться.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, у вас нет ощущения, что вы боретесь с какой-то, извините, сыпью, а проблема – в болезни? Создана система Юрием Лужковым, скажем, в Москве, при потворстве президента – тогда Путина, теперь – при непротивлении президента Медведева. И по каждой стройке, по каждому адресу не набегаешься.

Сергей Митрохин: Ну, во-первых, мы, конечно, не только бегаем по стройкам, хотя иногда приходится и бегать, для того чтобы просто остановить кровопролитие. Это не просто вот из какого-то интереса спортивного я бегаю по стройкам. Люди выходят, они начинают сопротивляться, на них бросают людей бандитского вида, одетых в форму частного охранного предприятия, например, и если я туда не приеду, там будет членовредительство.

Михаил Соколов: Ну, вот, подполковнику милиции, говорят, ваш соратник руку сломал – 5 лет условно дали, Большакову.

Сергей Митрохин: Да. Правда, ни на одной видеозаписи… Мы хотим даже объявить конкурс такой, повесить в интернете эти видеозаписи и объявить конкурс: кто увидит, как Иван Большаков ломал руку подполковнику Каплунову, - пожалуйста, мы заплатим премию в 10 тысяч рублей. Потому что там невозможно найти этот момент. Это была месть в чистом виде активисту партии "Яблоко" за то, что мы защищали конкретно, реально защищали права жителей Бутова. Кстати, эта борьба закончилась… ну, она еще не закончилась, но она вышла на результат. Я после этого встречался с Лужковым, при мне Лужков дал распоряжение префекту Челышеву выделить бутовцам земельные участки в другой части поселка в качестве компенсации с построенными на них за счет бюджета аналогичными домами.

Михаил Соколов: Ну, что, выделили?

Сергей Митрохин: Пока не выделили, потому что чувствуется, что…

Михаил Соколов: И не выделят.

Сергей Митрохин: …Челышев, когда он услышал это указание, очень погрустнел, прямо на глазах погрустнел. Видимо, он эту землю кому-то уже подарили или отдал. Сейчас префектура саботирует это распоряжение, пытается терроризировать жителей исками. Я надеюсь здесь на порядочность мэра Москвы Лужкова, который в присутствии свидетелей, а там был еще и Владимир Михайлович Платонов, при этом разговоре, сказал, что он эту землю бутовцам выделяет. И я думаю, что мы добьемся, чтобы выделил, иначе это будет настолько, так сказать, посрамлена честь первого лица города Москвы, что мне даже не хочется такие гипотезы…

Михаил Соколов: Но вы же за него голосовали. Вот видите, а он…

Сергей Митрохин: А, между прочим, и голосовали именно – мы уже на эту тему с вами беседовали – потому, что мы с помощью этого голосования решили огромное количество проблем. В частности, благодаря этому голосованию в Москве сегодня остановлено более 100 точечных строек. Благодаря этому голосованию ремонт, капитальный ремонт домов не переложен целиком на плечи собственников. Конечно, он сейчас идет из рук вон плохо, безобразно, мы сейчас с этим боремся, тем не менее, колоссальные средства из бюджета выделены. Потому что до этого мы заявили о том, что абсолютно неприемлема инициатива правительства Москвы принять новый закон, жилищный закон, в котором целиком на плечи собственника, владельца квартиры приватизированной перелагается эта обуза по капитальному ремонту. Мы добились под это голосование принятия сейчас в первом чтении закона об уполномоченном по правам человека города Москвы.

То есть, понимаете, это две тактики. Одна тактика – заявить: мы против всего и все, смотрите, любуйтесь нами, и мы сами любуемся собой, какие мы протестанты. А другой дело – вести определенный диалог, вести определенную работу с властью и влиять на эту власть, то есть проявлять определенный политический подход к решению проблем, тогда вы чего-то добиваетесь, тогда вы своим избирателям помогаете. А если вы просто говорите "я против" и больше ничего, то вы, в конечном счете, становитесь никому не нужными. Это вопрос реальной политики, которой мы занимаемся.

Михаил Соколов: Слушатели вам пишут: "Если бы все работали, как Митрохин, у нас бы наступил настоящий капиталистический соцреализм. Давайте слушателей подключим. Алексей из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Сергею Митрохину?

- Здравствуйте. Вот сегодня в "Новых Известиях" читал рейтинги, и там написано, что партия "Яблоко", если бы выборы в Государственную Думы были прямо сегодня, набирает аж 17 процентов. Но я вот не понял, хотел у Сергея Сергеевича спросить, ему, наверное, лучше известно, - это по Москве рейтинг или какой-то общероссийский рейтинг – 17 процентов?

Михаил Соколов: Спасибо.

Сергей Митрохин: Ну, Михаил уже описал мои сегодняшние перемещения по городу с утра. С утра я, кстати, направлялся уже в Некрасовку, потому что там снова готовится отряд ОМОНа, для того чтобы снова разгромить этот поселок, и вроде, даже завтра собираются громить, но вот сегодня получил сигнал.

Михаил Соколов: Завтра поедете, значит.

Сергей Митрохин: Это я отвечаю на вопрос Алексея, потому что я просто не успел прочитать газету "Новые Известия".

Михаил Соколов: А социология у вас есть какая-то по партии сейчас?

Сергей Митрохин: Социологию по партии мы проводим обычно перед выборами. Это все-таки достаточно дорогостоящая вещь. В целом вот к опросам я отношусь достаточно скептически. Ну, и кроме того, есть еще такое понятие – "как посчитают". Известный классик нашей истории говорил, что не важно, как проголосуют, а важно, как посчитают. Вот с подсчетами, к сожалению, у нас большие проблемы. Еще одна у нас есть проблема, в том числе и на предстоящих московских выборах. Ведь отменен избирательный залог, а осталось только собирать подписи. Если вы соберете идеально все подписи, что мы, конечно, сделаем, то это еще не причина, по которой вы будете зарегистрированы. Потому что к любой подписи можно придраться и снять.

Михаил Соколов: А будут снижать, кстати говоря, барьер 10-процентный, беспрецедентный московский?

Сергей Митрохин: Уже снизил, давно уже снизили до 7 процентов.

Михаил Соколов: Ну, слушайте, какая демократизация.

Сергей Митрохин: Ну, вот когда нам говорят, что величайшие такие либеральные инициативы были приняты Государственной Думой, вот одна из этих инициатив напрямую бьет по оппозиции – это отмена избирательного залога. То есть последняя страховка, которая помогает избежать необоснованного снятия с выборов, устраняется, к сожалению.

Михаил Соколов: Но в мартовских выборах вы не участвуете, в региональных, практически.

Сергей Митрохин: Мы участвуем в муниципальных выборах и в Екатеринбурге, и в Челябинске, ряде городов Московской области. Не везде удалось зарегистрироваться. Кстати, вот есть статистика по Санкт-Петербургу, значит, там больше всего отказов в регистрации у партии "Яблоко" на муниципальных выборах – 53 процента. У других партий, у "Справедливой России"… ну, у "Единой России", конечно, всех регистрируют тотально, 100 процентов регистрируют, у "Справедливой" там, по-моему, 10 процентов всего отказов, а у "Яблока" – 53. Видимо, это потому что так петербуржские власти "любят" партию "Яблоко".

Михаил Соколов: Петербургское "Яблоко".

Сергей Митрохин: Да, петербургское "Яблоко".

Михаил Соколов: Вот давайте из Петербурга звонок. Дарья, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте. Да, вы знаете, как раз очень печально такое услышать про Петербург. Потому что я всегда голосую за "Яблоко", и вот мне особенно импонирует позиция партии по поводу экологических проблем. Вы знаете, у нас в Петербурге сейчас и в Ленинградской области реализуется большое количество разных проектов, например, порты – такая известная вещь – строятся. Понятно, что это нужно делать как-то, но огорчает отношение, что у тех, кто проекты реализует, у властей, региональных и федеральных, проблемы экологические всегда на последнем месте, всегда как остаточный принцип. И какое-то, знаете, сознание или отношение – не то что там Европа XXI века, а какое-то просто доисторическое. И в связи с этим такой вопрос. Вот сейчас кризис, не получится ли там, что нам будут говорить: ну, теперь-то уж вообще не до экологии! И через 50 лет что мы оставим нашим детям?

Михаил Соколов: "Яблоко" и экология, пожалуйста. Митволь к вам приходил.

Сергей Митрохин: Ну, Митволь к нам потому и приходил, что мы сегодня являемся единственной "зеленой" партией из существующих в России, так уж сложилось. У нас есть фракция "Зеленая Россия", возглавляемая Алексеем Яблоковым, и мы действительно реально проблемами экологии занимаемся. Ну, что можно сказать? К сожалению, вот та команда, которая пришла к власти у нас в России за последнее время, она экологию как проблему полностью игнорирует, то есть абсолютно полностью. Она упразднила Министерство экологии. Потом был внесены чудовищные поправки в ряд законов. Как пример могу сказать, что Градостроительный кодекс был принят в таком виде, и внесены параллельно с его принятием поправки в ряд других законов, что они отмечают институт экологической экспертизы для любых строительных проектов. Причем даже если вы строите в природоохранной зоне, и в этом случае уже не нужна экологическая экспертиза. То есть это якобы сделано для того, чтобы облегчить строительство жилья, но вы сами можете понять, что же это будет за жилье, при котором даже никто не поинтересовался, как там люди будут жить, там вообще жить можно или нет, в этом жилье, или какой будет нанесен вред окружающим, людям, которые живут вокруг этого места, вообще, на чем там строят, какая там геологическая ситуация и так далее.

Михаил Соколов: Ну, а мусоросжигательные заводы, которые вокруг Москвы сейчас собрались строить?

Сергей Митрохин: То же самое. Мы уже неоднократно высказывали позицию – вот "Яблоко" – категорического протеста против этих заводов. Мы, кстати, созвали круглый стол в Московской городской Думе, вот не только по стройкам бегаем. Мы вносили целый ряд поправок, и кстати, одна поправка даже была нами принята, Мосгордумой принята, но пока еще в первом чтении – о защите зеленых насаждений. Она направлена против этой бесконечной вырубки скверов и деревьев во дворах домов и дает право жителям обжаловать эту вырубку, то суд может отменить вырубку, если жалоба, конечно, будет принята. Что касается мусоросжигательных заводов, это проект, во-первых, очень вредный, мусоросжигательные заводы выделяют диоксин, который даже в микроскопических дозах исключительно вреден для здоровья, в первую очередь детского. Но что самое интересное, этот проект крайне дорогостоящий. Мусоропереработка, которая не наносит такого ущерба экологического, она гораздо дешевле, но наш чиновник всегда выбирает самый дорогой проект, потому что он хочет что-то поиметь от этого.

Михаил Соколов: Говорят, что с Московской областью не могут договориться.

Сергей Митрохин: С Московской областью не могут договориться о строительстве там сооружений, в том числе и экологически более чистых, по мусоропереработке. Просто Московская область на свою территорию Москву не пускает. Ну, вот такие у нас милые отношения между органами власти.

Михаил Соколов: Добрые отношения Громова с Лужковым.

Сергей Митрохин: Но вообще, хочу вернуться к этой проблема – отсутствия государственной экологической политики. Сегодня фактически нет ведомства в стране, которое бы ответственно занималось этим вопросом. Некуда обращаться. Вот мы столкнулись с этим, когда защищали Химкинский лес.

Михаил Соколов: Ну, к "царю". Вот как по нефтепроводу вокруг Байкала.

Сергей Митрохин: К "царю" обратились. Мосгордума приняла по моей инициативе обращение к Владимиру Владимировичу Путину против вырубки Химкинского леса под строительство платной трассы Москва – Санкт-Петербург. Кстати, эта платная трасса никаких транспортных проблем не решает, он решает только проблемы обогащения для тех, кто там построит заправки, парковки, рестораны, вот вдоль этой трассы, и под это выделяется 6 километров лесополосы. В ответ на это, так сказать, высшее лицо государство не сумело ответить, ответил некий клерк, что все нормально, Минтранс это утвердил.

Михаил Соколов: Ну, а на местном уровне референдум проводить запретили.

Сергей Митрохин: А на местном уровне, да… Ну, вообще сейчас даже заикнуться о референдуме – это абсолютная бессмыслица. Потому что ни один референдум, даже самый маленький, провести невозможно ни по какому вопросу. Там огромное количество препонов выстроено в законодательстве, и вы через них никогда не проберетесь.

Михаил Соколов: То есть ситуация, в общем, с экологией такая тяжелая.

Сергей Митрохин: Очень тяжелая. И, кстати, это один из признаков демодернизации государства. Если говорить о более крупных таких, масштабных вопросах, вот что мы видим за этот последний период, ну, где-то 10 лет? Ну, вообще за весь период, но будем брать вот этот последний период правления Путина. У нас фактически остановилась модернизация в стране. В первый период правления Путина ведь были планы и судебной реформы, и военной реформы, и многих других, в принципе, в правильном направлении реформ, то есть модернизация. Без модернизации современное государство жить не может. Во второй срок все остановилось. Мало того, что остановилось, - пошло назад. Вот отменили Министерство экологии, например, закрыли экологическую политику.

Михаил Соколов: Я вот смотрю, слушатели прислали вопросы, связанные с партийной жизнью, и я тоже поинтересуюсь. У вас тут было бюро недавно, и, насколько я понимаю, пришлось принимать специальное решение по поводу преследований в регионах лидеров "Яблока", там целый большой список. И вот сегодня я увидел сообщения об одном из них: Василий Попов, лидер карельского "Яблока", тут недавно ему дали 7 лет за вымогательство условно.

Сергей Митрохин: Условно, да.

Михаил Соколов: Очень интересный, да, такой приговор. И оправдали по статье "Клевета" в адрес руководителя Карельской республики, господин Катанандова, причем клевета выразилась в решении Петрозаводского горсовета, главой которого является Попов, они там его покритиковали в письме Владимиру Путину, что высокий уровень коррупции в республике. Вот я смотрю: прокуратура Петрозаводска направила кассационное представление на оправдательный приговор по этой самой, в кавычках скажем, "клевете". Что вы будете делать, Сергей, с кучей этих судебных процессов против региональных лидеров "Яблока"?

Сергей Митрохин: Да, ну, во-первых, хотел тоже отменить эту интересную форму – условно. Собственно, решается главная задача: человек становится политически недееспособным.

Михаил Соколов: А там выборы как раз мэра.

Сергей Митрохин: Да. Во-первых, он уже не может участвовать в выборах мэра, он не может продолжать депутатскую деятельность, он лишается мандата депутата и, естественно, поста председателя петрозаводского Горсовета. Кроме того, он, вообще-то, предприниматель, теперь он фактически и бизнесом не может заниматься. То есть человек… Почему не может ни там, ни там? Потому что любое какое-то действие, которое можно трактовать как правонарушение, даже административное, моментально влечет за собой заключение под стражу.

Михаил Соколов: Притом по тяжелой статье вдруг дают условный срок.

Сергей Митрохин: Именно таким же способом парализовали деятельность Ивана Большакова, о котором мы упоминали. То есть это такое ноу-хау, для того чтобы нейтрализовать политических оппонентов.

Михаил Соколов: То есть фальсифицировать уголовные дела?

Сергей Митрохин: Фальсифицировать уголовные дела, потом через "карманные" суды, "ручные" суды выносить приговоры. И таким образом человек становится, в общем, фактически недееспособным, он не может заниматься ни политикой, ни бизнесом, ни вообще занимать активную гражданскую позицию, участвовать, например, в массовых мероприятиях. У нас же любое действие сегодня на митингах и демонстрациях может быть истолковано как нарушение закона, чему пример – масса вот этих разгонов, задержаний, и потом оправдывают в суде.

Михаил Соколов: Вот, кстати говоря, митинг пройдет, в субботу оппозиционное движение "Солидарность" его проводит. Разрешили у памятника Грибоедову, будут лидеры "Солидарности", будет Михаил Касьянов. Такое вот с требованием отставки, насколько я понимаю, Владимира Путина и его правительства. А вы, "Яблоко", как, будете участвовать, пойдете?

Сергей Митрохин: В данном мероприятии мы не участвуем, и я объясню, по какой причине. Дело в том, что…

Михаил Соколов: Плохо пригласили?

Сергей Митрохин: Нет, дело не в том, что плохо пригласили. Во-первых, ну, нельзя много раз кричать, как в такой старинной сказке, "помогите, тут лев нападает".

Михаил Соколов: "Волки, волки…"

Сергей Митрохин: Потому что, когда на самом деле лев нападет, никто не прибежит. Если уж вы готовите митинг за отставку правительства, ну, вы должны быть уверены, что на него придет не менее 5-10 тысяч человек, - и тогда это прозвучит, тогда это будет реально.

Михаил Соколов: А помогите.

Сергей Митрохин: Если вы сейчас соберете 100, 200 и даже 300 человек, ну, вы испортите самую идею и тем самым просто поможете правительству…

Михаил Соколов: Знаете, Сергей, я помню, как в Лужниках собиралось и 100, и тысяча человек, а потом выходили на улицу по 500 тысяч. Так что капля камень точит.

Сергей Митрохин: Нет, ну, капля камень точит, но, вы знаете, прокричать сейчас, что "мы за отставку", и при этом к вам придет 100 человек, это очень хорошо показать по всем государственным каналам: вот кто за отставку, сколько человек…

Михаил Соколов: Да не будут они показывать даже 100 человек, которые за отставку.

Сергей Митрохин: Если бы я был сейчас на месте Путина, я бы обязательно дал команду, чтобы…

Михаил Соколов: Вы же не на месте Путина.

Сергей Митрохин: Я моделирую ситуацию. Чтобы укрепить свою позицию, я бы обязательно показал этот митинг, это во-первых. Во-вторых, если вы призываете политические силы или серьезно намерены ставить такой вопрос и выносить его на митинг, ну проведите с ними предварительные переговоры. Но это совершенно несерьезно, когда вы уже решили, что вы такой митинг проводите, и вы теперь всех на него приглашаете. Так не делается.

Михаил Соколов: Вот тут спрашивают: "Почему вы не хотите сотрудничать с "Солидарностью"? Алла Павловна".

Сергей Митрохин: Мы хотим сотрудничать. У Аллы Павловны искаженная информация. Неоднократно я говорил, что мы готовы к сотрудничеству с "Солидарностью". Так же как мы сотрудничаем и с другими политическими силами, со многими, например, вот по некоторым вопросам сотрудничаем и с КПРФ. Кстати, почти все наши инициативы в Мосгордуме КПРФ поддерживает, правда, за исключением защиты прав частной собственности, а все остальные поддерживает.

Михаил Соколов: Политические.

Сергей Митрохин: Сотрудничество, да. С движением "Левый фронт" мы проводил совместный митинг не так давно в поддержку Михаила Бекетова, на которого зверское покушение…

Михаил Соколов: В Химках.

Сергей Митрохин: …скорее всего, с подачи химкинских властей было совершено. Сотрудничаем? Сотруничаем. И с "Солидарностью" по вопросам прав человека, защиты гражданских прав и свобод, честных выборов, практически по всей тематике "Солидарности", по конкретным вопросам готовы сотрудничать. Для этого надо нормально садиться и договариваться. И мы к этому готовы.

Михаил Соколов: Вот еще вопрос: "Сергей Сергеевич, ваше отношение к новой партии "Правое дело"? Они тоже говорят, что остались либеральной партией и тоже, как и вы, хотя сотрудничать с властью".

Сергей Митрохин: Ну, во-первых, мы хоть и сотрудничаем с властью по каким-то вопросам, но являемся оппозицией.

Михаил Соколов: А они тоже, говорят, по каким-то вопросам оппозиция.

Сергей Митрохин: Они по каким-то вопросам оппозиция, а мы по центральным, ключевым вопросам оппозиция. Мы об этом заявили на одном из своих съездов, "Яблоко" заявило о том, что выступает в оппозиции к политическому курсу Владимира Путина.

Михаил Соколов: А вы за отставку правительства?

Сергей Митрохин: Сейчас этот политический курс продолжается, пока он, к сожалению, не изменился. Что касается отставки правительства, вот такие важнейшие для судьбы страны вопросы надо ставить вовремя. Я не исключаю, что "Яблоко" этот вопрос может поставить, но не надо преждевременно об этом кукарекать. Если мы, я сейчас про себя говорю, прокукарекаем сейчас "я за отставку правительства", ну, об этом, наверное, напишут несколько газет…

Михаил Соколов: Что тоже неплохо было бы.

Сергей Митрохин: …несколько десятков сайтов – и на этом все закончится. Ну, извините, так серьезная политика не делается.

Михаил Соколов: Трудно выступать за отставку правительства, где у вас есть целый министр антимонопольный.

Сергей Митрохин: Да, и этот министр, кстати, делает очень полезное дело. В той системе и в тяжелейших условиях, которые созданы существующим политическим режимом, он делает полезное дело. Вот сейчас, смотрите, судится ФАС с компаниями, вздувающими цены на бензин, и успешно судится. ФАС в прошлом году, летом, сбил цены на цемент по всей стране на 20 процентов. Это что, не результат? Это результат. А мы – партия конкретных дел. Когда у нас есть возможность делать конкретные дела в интересах страны и граждан, мы их делаем, и не боимся обвинений в том, что, "ах, как же вы оппозиция, если у вас свой человек работает в правительстве". Да, при этом мы оппозиция по отношению к политическому курсу. Если власть это терпит и готова видеть на своих должностях наших людей – это ее дело. Да, мы остаемся оппозицией, но там, где мы можем взять конкретный участок, его пропахать и достигнуть результата, мы этот участок берем и не отказываемся от ответственности.

Михаил Соколов: Давайте примем пару вопросов. Москва, Иван, пожалуйста, ваш вопросу Сергею Митрохину?

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Сергеевич, я вот, к сожалению, не с начала слушал передачу, и у меня такой вопрос. Я вот сам предприниматель мелкий, и я считаю, что "Яблоко" – центральная сила, которая помогает предпринимателям. И я вот не слышал, вы будете в Мосгордуму баллотироваться, лично вы и "Яблоко"? Потому что очень бы хотелось, мы бы вас поддержали. Спасибо.

Сергей Митрохин: Действительно, в последнее время мы активно защищаем малый бизнес, кстати, не только в Москве, но и по всей стране. Я где-то в 10 регионах был на круглых столах по защите малого бизнеса. Что касается Москвы. Наверное, единственная партия, которая выступила за право малого бизнеса приватизировать арендуемое помещение, чего, к сожалению, лишило его правительство Москвы, это была партия "Яблоко". И мы сейчас ставим вопрос в категорической форме. Сегодня эпоха кризиса, эпоха массовых увольнений, безработицы. Отстаньте от малого бизнеса, власти всех уровней, пожалуйста.

Михаил Соколов: Вот "Единая Россия" каникулы налоговые обещает.

Сергей Митрохин: Ну, "Единая Россия" обещает налоговые каникулы, тем не менее, "Единая Россия" голосует за закон, который позволяет не давать московским предпринимателям право реализовать закон так называемый 159-ый "О праве малого бизнеса выкупать свои помещения. Очень много вокруг этого вопроса пиара. Очень часто чиновники выступают и говорят: "Ах как мы помогаем малому бизнесу, мы выделяем на это огромные деньги из бюджета.

Михаил Соколов: И куда-то они деваются.

Сергей Митрохин: Я еще не видел ни одного малого предприятия реально в свое работе, которое бы сказало: да, эти деньги до меня дошли. Как правило, эти деньги осваиваются на обслуживание самих же этих бюрократических структур.

Михаил Соколов: А насчет выборов?

Сергей Митрохин: Да, вот закончу последнюю мысль по малому бизнесу. Вот это одна из антикризисных мер, на которой мы сегодня категорически настаиваем, - полная свобода малому бизнесу. Хватит его выдавливать, хватит его зачищать в интересах крупных торговых сетей, крупных монопольных структур. Хватит убирать палатки с улиц. Это рабочие места, в конце концов, это конкуренция, которая ведет к снижению цен. Чудовищна сейчас ситуация в Нижнем Новгороде когда эти несчастные женщины, у которых семьи на руках, и единственная у них работа – это торговать в этих палатках в переходе, в тоннеле, никому они там не мешают. Нет, мэр Нижнего Новгорода берет и их уничтожает. А я считаю, что это просто вредительство, и вот это надо все прекратить делать.

Что касается выборов в Московскую городскую Думу, да, "Яблоко" пойдет на эти выборы, и, кстати, в союзе с малым бизнесом Москвы. Сейчас у нас вступает довольно много предпринимателей, вот за последний месяц вступило около 20 предпринимателей, в том числе общественно активные лидеры движения "За честный рынок" сегодня вступают в "Яблоко".

Михаил Соколов: Сергей, а вот тогда была коалиция, несколько лет назад, с "Союзом правых сил" – 10 процентов тогда смогли перейти. Сейчас кто может войти в такую коалицию?

Сергей Митрохин: А сейчас мы настроены на широкую коалицию с гражданскими, общественными движениями Москвы, теми самыми реальными движениями, которые существуют в Москве, в том числе с движением малого бизнеса, с движением, которое борется с точечными застройками, естественно…

Михаил Соколов: А с партией "Правое дело" не хотите?

Сергей Митрохин: Понимаете, партия "Правое дело" является проправительственной. Невозможно объединить лед с пламенем. Вот мы – оппозиционная партия, СПС на тот момент, когда у нас был блок по Москве. В обще-то, тоже был оппозиционной партией. Но невозможно, знаете, нас уже вообще никто не поймет, мы дадим крайне противоречивый сигнал, если оппозиционная партия "Яблоко" объединится с прокремлевским проектом.

Михаил Соколов: Вот спрашивают: "За что исключили Илью Яшина из партии?"

Сергей Митрохин: Мы находимся сейчас на Радио Свобода, и давайте я пример приведу, может быть, у вас спрошу, Михаил. Вот, допустим, у вас был бы какой-нибудь сотрудник на Радио Свобода, вдруг он начал бы активную деятельность на радиостанции "Эхо Москвы".

Михаил Соколов: Мы бы посоветовались.

Сергей Митрохин: Смотрите, он бы вошел там в какое-то правление, он бы бросил работу на Радио Свобода полностью и ездил бы по всей стране, создавал корреспондентские пункты "Эха Москвы", еще походя бы, например, клеветал на вас, что у вас непрозрачное финансирование…

Михаил Соколов: А у вас прозрачное?

Сергей Митрохин: А у нас прозрачное, опубликовано в "Российской газете", смотрите ноябрь 2007 года. Часть тех организаций, которая нас тогда финансировала, она и сейчас нас финансирует.

Михаил Соколов: В общем, поссорились вы с ним.

Сергей Митрохин: Мы не поссорились, но, понимаете, вот говорят, что мы ущемляем права меньшинства. Да не ущемляем мы права меньшинства, а у нас меньшинство может высказывать свою позицию абсолютно по любым вопросам на всех наших съездах, заседаниях руководящих органов, бюро, абсолютно никак не ограничена свобода слова. Но когда меньшинство, причем очень небольшое меньшинство, не может внутри партии отстоять свою позицию, выходит вовне и начинает партию разрушать извне, ругать ее всячески, поносить, оскорблять ее членов и так далее, и делает это систематически, постоянно, при этом не скрывая, что все его интересы сосредоточены в работе другой политической организации…

Михаил Соколов: Но это же не партия – другая организация.

Сергей Митрохин: Вот пример, и что бы вы с таким, как бы Радио Свобода поступило с таким сотрудником? Да, кстати, "Эхо Москвы" тоже такая демократическая радиостанции.

Михаил Соколов: Мы бы либерально подошли к этому вопросу. У вас, кстати говоря, тоже…

Сергей Митрохин: То есть он остался бы работать и там и там?

Михаил Соколов: …ведь единства в бюро «Яблока» не было: 9 - против 6.

Сергей Митрохин: Знаете, есть вопросы, в которых невозможна партийная жизнь. Если большинство не может реализовать свою позицию, это уже не партия и даже не организация. Ни одна организация не выживет, если она не будет иногда принимать таких мер самозащиты.

Михаил Соколов: Понятно, централизм – это мы помним по КПСС.

Сергей Митрохин: Это не централизм, абсолютно не централизм. Это элементарная мера по самозащите любой организации, любой политической партии. Кстати, мы проанализировали опыт исключений в западных странах, в западных партиях. И там исключают за гораздо меньшие прегрешения и деятельность против партии, нежели у нас это произошло с Ильей Яшиным. Вот вы проанализируйте этот опыт.

Михаил Соколов: Все, я понял, вы его не простите.

Сергей Митрохин: У нас не церковь, чтобы прощать!

Михаил Соколов: Понятно. Илья Аронович, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я с определенной долей симпатии отношусь и к "Яблоку", и к его главе в лице Митрохина. Хотелось бы задать, во-первых, одну реплику, одно предложение и один вопрос. Значит, реплика такая, что, по-моему, вы переоцениваете то, что в начале своего правления путинское правительство собиралось что-то сделать. Вроде бы были какие-то планы возрождения и модернизации – с моей точки зрения, это просто имитация. Ничего не было сделано, кроме разрушения, уже имеющегося. Это вот реплика. Предложение такое. В противовес строительству мусоросжигательных заводов в Москве, мне кажется, стоило бы вместе с коммунистами, которые тоже есть в Мосгордуме, выступить с предложением о сборе батареек, аккумуляторов таких бытовых, энергосберегающих ламп, макулатуры и полиэтиленовых всяких упаковок.

Михаил Соколов: Есть же бизнес такой, который этим занимается, на самом деле, хотя трудный бизнес. Ну, что, Сергей Сергеевич, вам пожелание.

Сергей Митрохин: Да. Ну, по первому вопросу – я же и не сказал, что были какие-то действия в сфере модернизации. Но были какие-то планы.

Михаил Соколов: Программа Грефа, да.

Сергей Митрохин: А помните, было такое выражение – "план Путина"? И все думали, что это за план.

Михаил Соколов: «Двадцать – двадцать»…

Сергей Митрохин: А вот сегодня, смотрите, возьмем США, там есть план Полсона по выходу из кризиса. План Обамы вот сейчас уже реализуется. А где же план Путина или план Медведева?

Михаил Соколов: Сурков говорил – программу «2020», не сдадим.

Сергей Митрохин: Нам так и не сказали детально, как мы будем выходить из кризиса, кому будут давать деньги, на каких условиях. То есть у нас этот план до сих пор не написан.

Михаил Соколов: А вы не догадываетесь, кому дают деньги.

Сергей Митрохин: Ну, я догадываюсь, но, тем не менее, это все-таки неправильно. Деньги скоро могут закончиться…

Михаил Соколов: Вот дают деньги, чтобы цены на жилье не падали, например. Вот один руководитель заявил: "Не дадим упасть ценам на московское жилье", Юрий Михайлович Лужков, например.

Сергей Митрохин: Это абсолютно неправильная позиция. Я, кстати, выступал публично, и я считаю, что как раз задача правительства сегодня – это использовать, да, использовать кризис для того, чтобы сбить цены на жилье, сделать его, наконец, доступным для граждан страны.

Михаил Соколов: Давайте еще Валерия из Москвы послушаем, пожалуйста.

Слушатель: Приветствую вас, господа. Сергей, ваша партия является одной из самых уважаемых, я думаю, даже самой уважаемой из демократических партий. А из тех партий, которые зарегистрированы, вы являетесь самой уважаемой.

Михаил Соколов: Меньше комплиментов.

Сергей Митрохин: Спасибо.

Слушатель: Нет, ну, это не комплименты, это факт.

Михаил Соколов: По сути.

Слушатель: Дело в том, что тем обиднее, что вы совершаете ошибки, которые в известном смысле являются непростительными. Допустим, у вас довольно превратное представление о том, что из себя представляла история советского периода. Вы третируете вождей Октябрьской революции как мертвых собак.

Михаил Соколов: Валерий, так, я вас понял.

Сергей Митрохин: Никого я не третирую.

Михаил Соколов: Вы плохо изучаете коммунистическое прошлое.

Сергей Митрохин: Мы партия, которая, да, говорит о том, что опасно возрождение Сталинизма, сталинских настроений в обществе и что власть, безусловно, несет за это ответственность. На этом наша партия держится и стоит, да. Мы считаем, что сталинизм – это преступление ХХ века. Если вам не нравится такая позиция, ну, значит…

Михаил Соколов: Есть другие партии.

Сергей Митрохин: …вы не наш избиратель, да.

Михаил Соколов: Да, вот два человека из Калужской области и из Кировской области, город Омутнинск, интересуются вообще, как до вас добраться, где региональные отделения, приемные и так далее.

Сергей Митрохин: В городе Калуге?

Михаил Соколов: Ну, это не указано, Калужская область.

Сергей Митрохин: Ну, звоните в нашу приемную, партии "Яблоко", в Москве - 780-30-10, и вам там обязательно скажут адреса и телефоны наших региональных отделений, в том числе и калужских. Кстати, в Калуге у нас фракция в законодательном собрании.

Михаил Соколов: А в Кировской области, у Никиты Белых, губернатора-демократа?

Сергей Митрохин: В Кировской области у нас есть… Я, кстати, туда ездил, встречался с Никитой Юрьевичем, а даже первая инициатива "Яблока" была им принята, направленная, кстати, на поддержку малого бизнеса тоже. Надеюсь, что теперь эта инициатива будет принята законодательным собранием Кировской области.

Михаил Соколов: Юлия из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте, Сергея Сергеевич. Я вот хотела высказать вам благодарность, поблагодарить вас за работу вашу, что вы делаете. И хотела задать вопрос. Как вы прокомментируете? Я сама сейчас живу в Москве, а родные и близкие – область. И там начинаются вот эти невыплаты зарплаты по несколько месяцев, а пеня за неуплату за жилье идет. Почему государство не предпринимает никаких мер, чтобы как-то поддержать, помочь этим госслужащим? Как вы это прокомментируете? Спасибо.

Сергей Митрохин: Да, это, конечно, полное безобразие, что у нас, во-первых, творится с коммунальными тарифами. Я, кстати, могу напомнить об обещании Владимира Владимировича, данном им в прошлом году, - снизить коммунальные тарифы на 2009 год. Я, кстати, даже в связи с этим написал обращение мэру Москвы и спросил его, как в Москве это будет реализовываться. Потому что в Москве под самой верхней планке повысили тарифы. Он мне ответил честно: "Да, мы снижать ничего не будем, потому что нам это разрешила Федеральная служба по тарифам, она все проверили и решила, что все обосновано. Но я отмечаю, что, по крайней мере, Юрий Михайлович ответил на вопрос и объяснил, почему в Москве не будут снижаться тарифы, а Владимир Владимирович до сих пор не объяснил, почему его обещание и его требование к соответствующим министерствам снизить тарифы по стране до сих пор не выполнено.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, очень опасный вопрос. Там тенденция, что сейчас хотят с пенсионеров, инвалидов и так далее получить деньги сначала сполна, а потом им субсидию дать.

Сергей Митрохин: Это просто речь идет о монетизации льгот. Кстати, вот партия "Яблоко" первой подняла голос против того, чтобы в Москве это поспешно и так непродуманно осуществлялось, как это сейчас предлагают. Мы говорим о том, что больше миллиона людей точно, а может быть, даже до двух миллионов людей окажутся в очень тяжелой ситуации. Потому что он них будут ждать полной оплаты по всем услугам, а потом, через какое-то время, им вернут компенсацию. Вот это очень опасно, потому что многие люди могут не выдержать. У нас и так тарифы резко возросли в Москве, теперь им предлагают по полной оплатить.

Михаил Соколов: Да и не только в Москве.

Сергей Митрохин: Сейчас речь идет о монетизации льгот в Москве. Потому что именно это постановление принято в декабре. Москва же в свое время (что мы, кстати, приветствовали, этот шаг мэра Москвы) отказалась от монетизации, которая навязывалась федеральными властями.

Михаил Соколов: Богато жили.

Сергей Митрохин: А сейчас Москва хочет пойти по этому пути. Особого прибытка для бюджета по-моему, от этого не будет, а вот опасности очень большие. Дело в том, что у людей, особенно малоимущих, сегодня просто мало денег. Цены растут… Кстати, в России цены растут, несмотря на кризис. В других странах нулевая инфляция, а у нас инфляция очень серьезная. И самый высокий рост цен – по товарам первой необходимости. То есть кризис вместе с инфляцией бьет по самым малоимущим. А теперь им еще и говорят: "А вы давайте по полной оплатите, а мы потом вам вернем компенсацию. Так многие просто платить не будут, и возникнет та проблема, о которой говорит радиослушательница – пени, оплата жилья влечет пени. Кроме того, те деньги, которые он получит в порядке компенсации, человек далеко не однозначно понесет их коммунальным службам по оплате жилья, он просто понесет их в магазин, чтобы купить себе еды, потому что у него может просто не оказаться денег на еду. Что он выберет?

Михаил Соколов: Ну, да, льготы и "фуд стэнз" – они придуманы были именно для того, чтобы человек не потратил деньги на другое, правда?

Сергей Митрохин: И в результате мы получим, во-первых, обнищание дополнительное, дополнительный импульс к обнищанию людей. А с другой стороны, мы получим, возможно, и парализацию самих коммунальных службы, которые просто недополучат эти деньги. Сейчас им бюджет эти деньги дополняет, а тут им люди эти деньги не оплатят. И это может привести к коллапсу самих коммунальных служб и к очень тяжелой ситуации. Не говоря уже о том, как эта субсидия будет рассчитываться. Вот у нас в Думе была комиссия, пришел и сказал: "Вот они заплатят эту сумму, а потом мы им ровно половину выплатим. Но я ему прочитал постановление правительства Москвы, где говорится о совсем другом порядке исчисления этих самых коммунальных услуг, о какой-то среднемесячной величине за предшествующие три месяца. То есть вам в октябре, когда начинает отопительный сезон, вам начислят за лето (когда нет отопительного сезона, вы платили бы намного меньше). Тем самым вас обманут. И масса других вопросов возникает в связи с этим, не буду сейчас тратить на это время. Но мы категорически выступаем против монетизации и требуем ее отложить, как минимум, на год и тщательно подготовить этот вопрос.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, два небольших, но важных вопроса. Во-первых, ваш комментарий к итогам процесса над людьми, которые обвинялись в убийстве Анны Политковской, в соучастии.

Сергей Митрохин: Знаете, тут я даже бы сказал о двух процессах…

Михаил Соколов: И дело Ходорковского сейчас начинается снова, по второму разу.

Сергей Митрохин: Да, но я хотел вспомнить еще о другом процессе, аналогичном процессу по Анне Политковской, - это Фарид Бабаев в Дагестане. Я там присутствовал. Там действительно тот случай, когда присяжные, в общем, дали слабину и вынесли абсолютно противоречивый вердикт. Они признали вину человека, который непосредственно убивал Фарида Бабаева, но отказались признать вину человека, который ему помогал.

Михаил Соколов: Ну, а заказчика, как водится, и не было.

Сергей Митрохин: К счастью, вот там, между прочим, следствие, гособвинение вело себя, я бы сказал, безупречно. Там была полная доказательная база, родственники Фарида Бабаева согласны с версией обвинения, она обоснована. Но присяжные там вот дали такой сбой.

В деле Анны Политковской, мне кажется, произошла другая история. Там следствие было очень небрежным, неряшливым, в доказательной базе была масса противоречий, и мне кажется, в данном случае обвинять надо присяжных, а не именно следствие, гособвинение, потому что оно - то ли сознательно, то ли в силу просто некомпетентности уже полной наших соответствующих органов, – не сумело предъявить нормальное обвинение.

Ну, а что касается Михаила Ходорковского, я думаю, там не понадобится никаких особых усилий со стороны следствия, там просто в очередной раз что-нибудь сфабрикуют и все.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG