Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге нарушаются права людей, нуждающихся в психиатрической помощи


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Евгения Назарец: Правозащитники обеспокоены тем, что в Петербурге нарушаются права людей, нуждающихся в психиатрической помощи, а также тех, кому эта помощь навязывается. По данным правозащитников, участились и случаи признания людей недееспособными даже без их ведома и какого-либо обследования. В большинстве случаев это происходит с целью завладения жилплощадью этих людей.

Татьяна Вольтская: В конце января Конституционный суд России рассмотрел дело о проверке конституционности ряда положений российского Гражданского процессуального кодекса и закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". С одной стороны, нарушения прав человека в этой сфере - проблема общероссийская, с другой - случаи, когда родственники или другие заинтересованные лица делают все, чтобы признать человека недееспособным, а затем отобрать у него квартиру, особенно характерны именно для больших городов. В Петербурге развивается начавшийся еще в прошлом году скандал с 38-летним инвалидом детства, не лишенным, однако, дееспособности, Сергеем Пальчиковым, который в один прекрасный день был посажен в машину и увезен в неизвестном направлении. Потом оказалось, что его увез некий Ян Гаценко, после чего муниципальное образование "Смольнинское" быстро лишило Пальчикова дееспособности, а Гаценко стал его официальным опекуном.
Протесты родственников, живущих в Израиле, и друзей ни к чему не привели. Только сейчас в этом деле наметился некоторый просвет - перед Смольнинским районным судом поставлен вопрос о личности опекуна, который, как оказалось, был ранее судим за кражи и угон машины. Поводом для рассмотрения в Конституционном суде тоже послужили дела петербуржцев. Говорит исполнительный директор Гражданской комиссии по правам человека Роман Чорный.

Роман Чорный: Все три дела, которые рассматриваются в Конституционном суде, они все касаются одной важной проблемы - дееспособности и лишения людей дееспособности, когда у них есть диагноз психического расстройства. К сожалению, здесь очень много нарушений и законодательство здесь, мягко говоря, не оптимальное российское, что показало решение Европейского суда по правам человека по делу Павла Штукатура против России. Дело в том, что в Российском законодательстве предусмотрена возможность заочного лишения человека дееспособности, что, по мнению заявителей и их адвокатов, серьезно нарушает права граждан. Все три человека, дела которых рассматриваются в Конституционном суде, они все были лишены дееспособности заочно. Во всех этих случаях заинтересованы были в лишении дееспособности их близкие родственники, и во всех случаях речь шла о так называемом квартирном вопросе. То есть квартирная подоплека присутствует во всех трех случаях.
Два дела петербургские, дело Павла Штукатурова и Юлии Гудковой. Конечно, в Петербурге, как в крупном городе, эта проблема, она очень важная. Потому что действительно цена на недвижимость по-прежнему высока, с другой стороны, всегда находится достаточное количество нечистоплотных людей, которые желают таким образом решить квартирные вопросы. К сожалению, наша петербургская психиатрия, как правило, идет навстречу тем, кто пытается таким нечистоплотным способом решить эту проблему.

Татьяна Вольтская: Лишаясь дееспособности, человек становится практически бесправным, и здесь законодательство необходимо менять, считает Роман Чорный.

Роман Чорный: Кроме того, недееспособного человека можно без его согласия госпитализировать в психиатрическую больницу без решения суда, а просто по согласию его опекуна. Совершенно парадоксальная, глупейшая ситуация, когда человек лишен дееспособности, его опекун как раз заинтересован в жилье этого человека, опекун дает согласие на помещение человека в психиатрическую больницу. Сам человек, который госпитализирован в психиатрическую больницу, настаивает на том, что был суд и чтобы суд рассмотрел законность помещения его в психиатрическую больницу. А человеку, который несколько месяцев находится в психиатрической больнице, говорят, вы находитесь в психиатрической больнице добровольно. Это достаточно страшная ситуация, потому что она показывает фактическое бесправие.

Татьяна Вольтская: Подобных случаев было очень много в практике адвоката Леонида Лемберика, который говорит о том, что нередко в таких делах принимает участие руководство психоневрологических интернатов - ПНД.

Леонид Лемберик: У меня был такой случай. Я помогал человеку, который был признан официально комиссией ПНД не нуждающимся в опеке. Но когда он обратился в суд с заявлением, чтобы он был восстановлен в дееспособности, ему было отказано в рассмотрении этого заявления строго на том основании, что оно подано недееспособным человеком и, соответственно, не подлежит рассмотрению.

Татьяна Вольтская: Но многие петербуржцы лишились квартир и, не будучи клиентами психоневрологических интернатов.

Леонид Лемберик: Это обычно делают родственники, но иногда, если родственников нет, делает психиатрическая служба, риэлторы, местные жилищники. Прежде всего, группа риска - это одинокие люди, обычно немолодые, которые проявляли какие-то странности в поведении, злоупотребляли спиртным, вообще, люди небогатые. Если человек проживает и прописан один, то квартира становится лакомым кусочком.

Татьяна Вольтская: Кроме этой проблемы есть и другая - в последнее время участились жалобы на руководство петербургских психоневрологических интернатов по поводу плохого обслуживания, незаконных поборов и принуждения к неоплачиваемым работам на территории этих учреждений.
XS
SM
MD
LG