Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Уолл-стрит не верит в планы стимулирования экономики: предотвратима ли депрессия? Каким может быть Интернет нового поколения? Американские ученые пытаются заглянуть в недалекое будущее


Юрий Жигалкин: Уолл-стрит не верит в планы стимулирования экономики: предотвратима ли депрессия? Каким может быть Интернет нового поколения? Американские ученые пытаются заглянуть в недалекое будущее. Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.
Серией падений, отбросивших стоимость акций до уровня 11-летней давности, ответили инвесторы на программу экономического стимулирования и финансового оздоровления, обнародованную Белым домом в течение прошлой недели. Рыночные индексы начали снижаться еще неделей раньше во время выступления министра финансов Тимоти Гайтнера, представлявшего программу помощи банкам, и с каждым новым шагом правительства - подписанием президентом Обамой билля о стимулировании экономики, сообщением о плане помощи несостоятельным домовладельцам - курсы акций падали, инвесторы демонстрировали однозначное недоверие к попыткам Вашингтона оздоровить экономику.
В чем дело, почему извещение о шагах, которые должны стимулировать экономику, встречено таким скепсисом? Вопрос профессору экономики Михаилу Бернштаму.

Михаил Бернштам: Дело в том, что администрация оказалась в очень трудном положении. Она проводит фактически две экономических политики: одну открытую, а другую, в общем-то, в какой-то степени, можно сказать, тайную. И эта открытая политика совершенно не удовлетворяет ни инвесторов, ни банки, никого, она половинчатая, она мелкотравчатая. Речь идет о сравнительно небольших мероприятиях в области жилищного строительства, в области помощи лицам с трудными займами. Это все не решает никаких проблем. То есть на удивление всем новая администрация не смогла выступить с серьезной инициативой. А тот план стимулирования, который принял Конгресс по предложению администрации президента Обамы, это долгосрочный план, который не решает никаких проблем в течение ближайших нескольких месяцев. Одновременно с этим администрация проводит как раз очень серьезную, но закрытую, как бы тайную, необъявленную экономическую политику по поддержке финансовых учреждений в целом, но она не может об этом открыто заявить просто потому, что будут социальные протесты, что поддерживают именно тех, кто привел к этому кризису.
С марта 2009 года вводится программа, которую начала еще администрация Буша, но ничего не сделала. Речь идет о том, что правительство, прежде всего Федеральная резервная система, будет давать займы не банкам, а хеч-фондам, частным финансовым учреждениям за пределами банковской системы для того, чтобы они давали займы банкам, а банки в свою очередь будут займы различным вкладчикам. Напрямую федеральная резервная система будет давать займы, то есть появляется тот самый национальный банк, о котором, в общем-то, говорилось уже несколько месяцев, но ничего не делалось.

Юрий Жигалкин: И вы считаете, что после года неудачных экспериментов, метаний Вашингтон все-таки нащупал верный путь помощи финансовой системе?

Михаил Бернштам: В принципе, никакого другого выхода, на мой взгляд, кроме того, чтобы Федеральная резервная система действовала как национальный банк, в полном масштабе, никакого другого выхода не осталось. И вот сейчас, наконец, становиться на этот путь. Ничего более эффективного пока не вижу.

Юрий Жигалкин: Это был профессор Михаил Бернштам. Но пока мнение скептиков явно преобладает. Подавляющее большинство республиканцев критикует планы Белого дома, а кое-кто из комментаторов говорит, что Конгрессом и Белым домом движут, прежде всего, политические соображения и часто в ущерб экономическим. Этот поворот дискуссий Ян Рунов обсудил со Стивеном Энтиным, директором Института налогообложения.

Стивен Энтин: Ну, конечно, эта программа - смесь и того, и другого. Мы являемся свидетелями принципиальных разногласий между экономистами по поводу того, что можно, а что нельзя делать в сложившейся сейчас ситуации. Принятый правительством план - далеко не идеальный пакет различных предложений. Но вопрос не в том, какие положения плана хороши, какие нет, а в том, что сама концепция стимулирования вызывает споры экономистов. Если вы - последователь учения экономиста Джона Мейнарда Кейнса, теоретика стимулирования экономики, то вы - за активное государственное вмешательство в экономические процессы. Такие экономисты считают, что лучше сделать что-то, чем ничего. Однако последователи другого экономиста - Милтона Фридмана - считают, что лучше ничего не делать, чем сделать еще хуже. Здесь сталкиваются точки зрения не просто либеральных экономистов и консервативных, а сторонников и противников теории Кейнса. Противники - за традиционный подход, в основе которого - спрос и предложение. К сожалению, не видно, чтобы принятый план был направлен на стимулирование частного сектора. Таким стимулом могло бы стать значительное снижение налогов. Но речь идет не столько о сумме сокращения, сколько о том, что снижать. Кеннеди и Рейган снижали корпоративные налоги и предоставляли налоговые кредиты тем, кто вкладывал деньги в развитие бизнеса. Эти налоговые реформы были проведены для повышения производства. Другие президенты, например, Форд и Картер, снижали подоходный налог, чтобы больше денег оставалось у граждан и чтобы они могли больше тратить. Но этот путь оказался гораздо менее результативным. А после рейгановских налоговых сокращений у нас наблюдался пятилетний подъем экономики. Важно не количество, а качество налоговых сокращений. Президент и его экономические советники готовы пожертвовать будущим ради сиюминутного результата, ради аплодисментов. Они взяли этот курс и не могут остановиться и заметить, что все большая часть налогоплательщиков перестает надеяться на положительные результаты.

Ян Рунов: Так считает Стивен Энтин, президент и директор вашингтонского Института экономики налогообложения.

Юрий Жигалкин: Ну а пока инвесторы с тревогой ждут начала новой недели на Уолл-стрит.
Интернет без вирусов и электронного мусора, система, надежно защищающая личные данные пользователя и недоступная для взлома. К такой цели стремятся специалисты, ведущие исследования по созданию нового поколения всемирной паутины. Важность их миссии признает американское правительство, финансирующее эти работы. Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: В 1988 году первокурсник Корнельского университета Роберт Моррис создал и направил в тогда еще зачаточное киберпространство простую программу, которая, в считанные часы внедрилась в сеть компьютеров в государственных исследовательских центрах, временно закрыв их пользователям доступ к базам данных. Это был первый случай массового применения сетевого вируса незадолго до появления Интернета.
Двадцать лет спустя запущенный киберпиратами из Восточной Европы вирус Conficker, взломав лучшие в мире системы защиты, поразил операционную систему Microsoft Windows в 12 миллионах персональных компьютеров в ряде стран.
Нынче почти не проходит дня без сообщений о хакерских атаках и распространении новых компьютерных вирусов. Не стоит на месте и разработка все новых и более совершенных программ защиты. Стала ли безопаснее Интернет-паутина в сравнении, скажем, с 90-ми годами? Сопредседатель общественной организации "Люди за ответственность в Интернете" Лорен Уайнстин считает, что этот вопрос напоминает спор о стакане, который наполовину пуст или наполовину полон.

Лорен Уайнстин: Мы определенно добились прорывов в решении ряда проблем прошлых лет, связанных с угрозами компьютерной безопасности. Однако на смену им приходят все новые разновидности проблем. Есть все основания полагать, что сражение с новыми проблемами будет перманентным. Это - неотъемлемый атрибут технологий подобного уровня сложности. Большой проблемой, связанной с компьютерными вирусными программами, является по определению слабая защита против них в персональных компьютерах. Но это скорее проблема не Интернета как такового, а компьютеров, готовых служить переносчиком вирусной инфекции, потому что как только вирусная программа достигает компьютера, она получает доступ ко всему его содержимому. С этого момента вы оказываетесь в ситуации, когда удалить ее оттуда очень трудно.

Аллан Давыдов: Многие специалисты утверждают, что всемирная сеть стоит на пороге "цифрового Перл-Харбора" - массовой атаки хакеров или вирусов такой силы, от которой трудно будет оправиться миллионам пользователей Интернета. Они говорят о необходимости решительных усилий по обеспечению безопасности Интернет-пользователей. Группа специалистов Стэндфордского университета в Калифорнии получила федеральный грант на исследование возможности создания так называемого "нового Интернета". Эта программа под названием "Чистый лист" в буквальном смысле подразумевает создание всемирной сети заново, с чистого листа. При этом предполагается разработать принципиально новую сетевую архитектуру и сетевые приложения, интегрированные в сети барьеры безопасности, а также соответствующие экономические и нормативные механизмы функционирования нового Интернета. К концу лета этого года предполагается создать пилотную сеть, объединяющую восемь университетов в разных концах страны.
У программы немало оппонентов. Эксперт в области Интернета Лорен Уйанстин, судя по всему, представляет крыло умеренных скептиков.

Лорен Уайнстин: Такие проекты, безусловно, ценны с точки зрения возможностей тестировать новые технологии, исследовать эволюционные изменения и добиваться постепенного усовершенствования. Однако концепция создания с нуля новой сети и перемещения каким-то образом всех пользователей в среду, защищенную от нынешних проблем, представляется мне не совсем реалистичной. Это напоминает мне изображение в старых фильмах беспроблемного мира будущего, где все перемещались на летающих автомобилях и жили в красивых домах. Но ведь мы уже сейчас живем в таком будущем, и оно во многом напоминает наше прошлое. Вы не можете сразу стереть из жизни множество вещей, окружающих нашу повседневность. Нельзя, например, всех пользователей электричества из сети переменного тока перевести на сеть постоянного тока, не обращая внимания на технические нюансы. То же самое и с "новым Интернетом": куда девать все персональные компьютеры, действующее программное обеспечение, сетевые маршрутизаторы в домах и офисах? Это технологические объемы поистине астрономических масштабов. Более реалистично выглядело бы поэтапное усовершенствование всемирной паутины. Сомневаюсь, что результаты проекта "Чистый лист" могут получить широкое применение. Разумеется, они могли бы оказаться полезными в отдельных отраслях, в сугубо частных компьютерных сетях, которые соответствуют модели, существовавшей до того, как Интернет стал доминировать. Но использование этой модели применительно к сотням миллионов, а может, и миллиардам Интернет-пользователей выглядит не очень практичной затеей, по крайней мере, в обозримом будущем.

Аллан Давыдов: Лорен, каков же, по-вашему, оптимальный путь решения проблем по обеспечению безопасности компьютерных сетей?

Лорен Уайнстин: Многие из этих проблем можно решать в рамках Интернета в его нынешнем виде. Дело лишь в нахождении соответствующих производителей и поставщиков программного обеспечения. Напомню: после многолетних попыток убедить Microsoft коренным образом решить проблемы уязвимости ее операционной системы Windows эта компания начала предпринимать заметные усилия в данном направлении. Вполне вероятно, что даже если будет создана принципиально новая всемирная сеть - появятся проблемы с безопасностью иного рода, о которых мы даже не предполагали. Так что будем более реалистичны. Мы знаем плюсы и минусы Интернета. Да, очень полезно продолжать исследования, разрабатывать новые технологии. Но стремление отбросить все прежнее и начать сначала - это ложный путь. Это непрактично.

Аллан Давыдов: Чтобы сделать Интернет свободным от злоупотреблений, многие эксперты предлагают, чтобы его пользователи принесли в жертву свою анонимность или конфиденциальность. Например, для доступа к компьютерам в общественных местах им бы пришлось сканировать свое удостоверение личности.

Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов, на этом мы завершим очередной выпуск рубрики "Сегодня в Америке", ее вел из Нью-Йорка - Юрий Жигалки. Всего доброго!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG