Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности национального дознания


Российские правозащитники давно пытаются привлечь внимание общественности к особым традициям работы некоторых сотрудников милиции

Российские правозащитники давно пытаются привлечь внимание общественности к особым традициям работы некоторых сотрудников милиции

В Ростовской области суд присяжных оправдал 45-летнего мужчину. Его обвиняли в убийстве девочки-подростка. Вместо очередонго успешно раскрытого дела, местная милиция получила упреки в недопустимых методах ведения допроса.

Милиционеры и следователи пытались доказать, что 1 марта 2008 года Виктор Старченко напал на девочку, ограбил и убил ее. Эта история начиналась с невинного, казалось бы, инцидента на одной из улиц города. В итоге она стала поводом для очередного спора о методах, с помощью которых правоохранительные органы пытаются добиться от обвиняемых нужных показаний и повесить на них нераскрытые преступления.

Как начиналась эта страшная для их семьи история, вспоминает жена Виктора Елена Старченко: "Я просто позвонила мужу, и он мне сообщил, что находится в Первомайском районе милиции, сказал про какую-то сумку, которую он нашел, и что его задержали патрульные. Я приехала в милицию где-то через час. Нам сказали, что хозяйка сумки обнаружена и должна приехать в отделение. Мы были спокойны. Мы даже не могли предположить, что это как-то свяжут потом с убийством девочки".

По словам женщины, в тот злополучный вечер ее муж с друзьями сидел в кафе. Выйдя на улицу, он заметил на тротуаре что-то блестящее, подошел поближе и увидел дамскую сумочку. Как только он взял ее в руки, тут же возле него остановилась патрульная машина, вспоминает Елена: "Ну как же! Пьяный да еще с чужой сумкой". О досадном недоразумении, как казалось, можно было забыть. Вскоре после задержания Виктора спокойно отпустили. Но как скоро выяснилось, для семьи Старченко все только начиналось.

"Когда его задерживали по подозрению в убийстве, он спал дома. Никого больше дома не было. Они зашли, взяли его, подняли с кровати, начали бить, затащили в машину и увезли", - рассказывает Елена Старченко.

По словам Елены, из мужа в буквальном смысле выбивали признания - надевали на голову противогаз и перекрывали воздух, подвешивали в наручниках. Женщина в растерянности, ведь в результате "следственных мероприятий" ее муж оглох на одно ухо, у него резко ухудшилось зрение. И сейчас вместо здорового 45-летнего супруга, у Елены на руках оказался почти инвалид.

Адвокат Старченко Евгений Пузарин считает, что его клиенту повезло - дело рассматривала коллегия присяжных заседателей. По мнению Пузарина, сегодня для многих жителей России суд присяжных – это практически единственный шанс на справедливый приговор. Как считают Старченко, их адвокат и правозащитники, "вина" Виктора заключается лишь в том, что 20 лет назад он привлекался к уголовной ответственности. Вот за этот факт его биографии следствие и зацепилось.

Как бы это страшно не звучало, но пытки задержанных в российской милиции для правозащитников давно уже стали обычным делом, объясняет руководитель региональной общественной организации "Путь к праву", бывший советский политзаключеный Витольд Абанькин: "Я об этом слышу почти каждый день. Мне постоянно жалуются. Пытки, издевательства, унижение человеческого достоинства. Подбрасывают наркотики, оружие, отнимают деньги – это стало нормой сейчас".

Несмотря на уже вынесенный оправдательный вердикт, государственный обвинитель Михаил Пономарев уже заявил о своем намерении обжаловать итоги разбирательства в Верховном суде России.

Решение присяжных по этому делу, так же как и по делу Политковской, вновь возвращает экспертов к спорам о самом институте присяжных заседателей в России. Позиции сторонников и противников такой формы правосудия в интервью Радио Свобода прокомментировал старшина Гильдии судебных репортеров Леонид Никитинский.
XS
SM
MD
LG