Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Студенты Школы-студии МХАТ появятся на сцене в Америке


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Марк Крутов: Сегодня на сцене Центра искусств Михаила Барышникова в Нью-Йорке появятся студенты Школы-студии Московского Художественного театра, ученики Константина Райкина. Их везет в Америку фонд "Русский век". Рассказывает Марина Тимашева.

Марина Тимашева: Президент фонда "Русский век" Андрей Гончаренко дружит с Михаилом Барышниковым. "Повезло студентам", - говорит ректор Школы-студии МХТ Анатолий Смелянский. В 2008 году они показали в Центре Барышникова почти бессловесные спектакли "Летчики" и "Стравинский. Игры".

Анатолий Смелянский: Когда-то был разговор, когда еще начинался его центр, что хорошо было бы представить какие-то ведущие театральные школы мира. Тогда школа-студия для него имела как бы исторически-легендарный интерес, но после того, как побывали там в прошлом году, мне кажется, возник уже и персональный интерес. Второй раз подряд никто просто так в Нью-Йорк к Барышникову не приезжает.

Марина Тимашева: Анатолий Смелянский сказал, что интерес Барышникова к школе был связан с историей и легендой, а вот про то, что сам Барышников – легенда – молодые актеры не знали - не ведали. Их разоблачил Константин Райкин.

Константин Райкин: Тогда мы были очарованы Михаилом Барышниковым. Надо сказать, что нам пришлось немножечко рассказать нашим студентам, кто это такой. Потому что они все-таки из другого времени. Они не всегда как бы нам хотелось понимали, кто с ними общается. Потом уже пришла Джессика Ланж, и нам тоже пришлось им немножко объяснить, кто она такая. Потому что ничего более удачного и более узнаваемого, чем та девушка, которая была в ручке у Кин Конга, я не мог им сказать, потому что никаких других ни "Фрэнсис", ни "Почтальон стучится дважды"... Это все было за пределами их знаний. Поэтому они не понимали, что это за тетя. Когда я им сказал, что эта та тетя, которую в свой волосатенькой ручке держал Кин Конг, "А!", - сказали они кисло. Я им сказал - ребята, может быть, как-то сейчас не нелепо звучит, это вообще лучшие дни вашей жизни. Может быть, вообще, никогда больше Барышников, скорее всего, не придет на вас смотреть вместе с Джессикой Ланж. Может быть, всю оставшуюся жизнь вы будете вспоминать, что она на нас когда-то приходила смотреть.

Марина Тимашева: Зря пугал своих учеников Константин Аркадьевич. Они снова в Нью-Йорке, со спектаклем "Не все коту масленица", где Райкин играет вместе с выпускниками Школы, и фрагментами из "Горя от ума" и "Гамлета".

Константин Райкин: В общем, все это вместе является наглядным рассказом о способе преподавания в Школе-студии МХАТ, о наших попытках развивать как-то и продолжать или идти в русле системы Станиславского, как-то развивать или продолжать русский драматический театр. То, что мы покажем сейчас, мне кажется, это более сложный материал. Во-первых, он более текстовой. Это очень важно. Потому что тогда была совершенно не нуждающаяся в переводе программа. А теперь мы их завалим русским текстом. Причем, еще русским стихотворным как "Горе от ума". И вот как это они воспримут? В основном, это американская публика. Там есть, конечно, люди русскоязычные, но их меньшинство. Мы заготовили переводы. Мы перевели. Но как можно полноценно перевести Островского, особенно его замоскворецкие финтифлюшки. Его язык для нас загадка.

Марина Тимашева: За синхронный перевод ответственны американские студийцы. Один из них, так сказать, по совместительству играет Гамлета. А зовут его Один Байрон.

Константин Райкин: Один пишется как "Один Байрон". Такая мера таланта - один-полтора Байрона, пол-Байрона. Вот этот Один Байрон он, действительно, один. Он замечательный студент, который закончил театральную Нью-йоркскую школу. Когда показался на курс, у меня ребята были уже на втором году обучения, он в начале этого второго года показался, и заявил о себе, как уже о готовом артисте. Он очень талантливый парень, замечательный, достаточно умелый. Я его спросил: "А зачем тебе учиться, ты же готовый артист?" Он сказал: "Нет, я хочу школу Станиславского получить из первых рук. Я хочу научиться настоящему драматическому искусству".

Марина Тимашева: Не горюйте, что не сможете посмотреть спектакли в Нью-Йорке, они идут и в Москве, в учебном театре ГИТИСа. А "Не все коту масленица" (в переводе на английский "Not every day is Sunday", "Не всякий день воскресный") – одна из лучших работ театра "Сатирикон". Но вот увидеть в Москве Михаила Барышникова с Джессикой Ланж нам вряд ли доведется.
XS
SM
MD
LG