Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественные слушания о судьбе ЦДХ


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марк Крутов: На месте Третьяковской галереи на Крымском валу и на месте Центрального дома художника, где филиал Третьяковской галереи сейчас находится, будет гостиница, сообщил главный архитектор Москвы Александр Кузьмин на общественных слушаниях, которые были посвящены проекту перепланировки территории музейного комплекса в районе Якиманка. Деятели культуры и местные жители выступают против этого решения московских властей. На общественных слушаниях побывала наш корреспондент Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Общественные слушания проходили на первом этаже Третьяковки, в том самом месте, где пару недель назад на всеобщее обозрение были выставлены планы застройки территории Крымского вала. Огромный холл вместил более двух тысяч человек. Перед началом слушаний мне не удалось найти ни одного человека, который бы одобрил намерение снести ЦДХ с тем, чтобы построить новые здания для галереи и Дома художника вплотную к Крымскому мосту. Вот, к примеру, мнение известного карикатуриста Андрея Бильжо.

Андрей Бильжо: Я считаю, что все, что сегодня говорят, и все, что делается во благо народа, это неправда. За этим скрывается желание заработать как можно больше денег, их высосать из этого народа. С другой стороны, я считаю, что это здание очень удачно стоит - никому не мешает, при этом здесь огромные площади. Это здание, с точки зрения, исторически уже сегодня играет огромное значение, потому что это здание, которое открыло вам, например, может быть, вашим родителям те имена, которых они до этого не знали. Мне кажется, что эта дырка в железном занавесе и в искусстве - это как раз вот это ЦДХ вместе с Третьяковской галереей.

Лиля Пальвелева: А теперь слово профессору архитектуры Евгению Ассу.

Евгений Асс: Можно отнести только к нерадивости руководства Третьяковской галереи, что они недостаточно хорошо используют, эксплуатируют это здание. Оно вполне подлежит реконструкции, достройке и развитию. Здесь можно, применив современные материалы, превратить это здание просто в шедевр современной архитектуры. Его можно модернизировать, нужно модернизировать. Это здание заслуживает того, чтобы его модернизировать. С ним нужно просто работать. Я пять раз обращался по разным поводам к этому зданию, участвовал в конкурсах, делал проекты реконструкции залов, могу сказать, что, конечно, для той эпохи это было революционно, но сейчас это устарело. Надо делать все инженерные системы новые. Все это можно сделать. Это великолепное здание. Сломать - это самое простое. Это высшая мера. Приговорить к высшей мере. Нигде в мире я не слышал, чтобы вообще ломали музеи.

Лиля Пальвелева: А есть какая-нибудь надежда на то, что прислушаются к голосу жителей?

Евгений Асс: Это вопрос к московским властям. Я бы хотел увидеть протокол, который они составят по результатам этого всего слушания и голосования. Я очень боюсь, что, в конечном счете, будет какая-то формулировка типа - одобрить проект в целом, с учетом замечаний, высказанных жителями Якиманки.

Лиля Пальвелева: Депутат Мосгордумы Евгений Бунимович признается.

Евгений Бунимович: Я никогда не видел такой искусственной проблемы. Ее не существует. Есть Третьяковка, есть Дом художника. Они нормально функционируют. Слава богу, Третьяковка в последние годы научилась работать с современным искусством. Дом художника, вообще, из самых активных таких центров культурной жизни Москвы. Поэтому почему нужно все здесь заново начинать строить и вносить сюда коммерческую часть, которая, как мне кажется, просто неприлична. В конце концов, если вы волнуетесь за национальную галерею, одну из святынь России, так и стройте за государственные деньги. Что это за какие-то инвесторы, которые здесь занимают какие-то невероятного размера помещения? Почему только за их счет можно построить Третьяковку? Это неприлично!

Лиля Пальвелева: Однако выступивший на общественных слушаниях главный архитектор Москвы Александр Кузьмин ничего неприличного здесь не видит. Он даже попытался успокоить собравшихся.

Александр Кузьмин: Тот материал, который представлен, не является какой-то константой. Мы ее выставили именно на обсуждение. По итогам публичных слушаний будут сделаны соответственно корректировки. Какие они будут - мне сейчас сказать трудно. Потому что в первую очередь надо будет проанализировать все ваши записи.

Лиля Пальвелева: По словам Кузьмина, офисы и жилые дома на спорной территории недопустимы. Однако, он почему-то считает, что большая гостиница здесь уместна - и все это под предлогом заботы о большом искусстве.
XS
SM
MD
LG