Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

А был ли Путин?


Владимир Милов, президент Института энергетической политики

Владимир Милов, президент Института энергетической политики

Президент Института энергетической политики Владимир Милов считает, что кризис Россия переживает тяжелее, чем другие страны. Почему так произошло и к чему приведет, он объяснил в эфире Радио Свобода, в программе Анны Качкаевой "Время гостей".

Начался кризис, вроде бы, в Америке, а в России дела обстоят примерно вдвое хуже. Главная причина: у нас сложилась неэффективная, спекулятивная модель экономики, абсолютно ненадежная, не подкрепленная фундаментальным развитием, которая в основном строилась на притоке дешевых нефтедолларов и спекулятивного капитала. Как только этот приток закончилось, модель рухнула.

Вторая причина состоит в том, что наши власти оказались совершенно неподготовленными, хотя должны были бы иметь какие-то инструменты для эффективного управления кризисным развитием событий. Ведь такой сценарий легко было предвидеть. Многие экономисты, в том числе и я, говорили еще год-два назад, что цены на нефть могут упасть, что может начаться отток капитала… И вот прошло примерно полгода с начала активной фазы кризиса в России, когда потекли из страны капиталы, стали падать цены на широкий спектр сырьевых товаров. Власти объявили антикризисные меры – примерно на 6,5 триллиона рублей, которые уже выделяют в разные сферы экономики. Потрачены больше 200 миллиардов золотовалютных резервов. И мы видим, что никакого эффекта это не приносит. Промышленность падает на 16 процентов в месяц. ВВП в январе снизился на 9 процентов... Еще несколько месяцев падения такими темпами – и объем промышленного производства в России, объем ВВП вернутся к допутинскому уровню, к 1999 году. То есть получается, что вроде бы и не было никакого Путина.



С такими темпами все бюджетные средства, которые есть в Резервном фонде и в Фонде национального благосостояния, уйдут на покрытие дефицита бюджета и на финансирование тех антикризисных мер, которые хочет реализовывать правительство.

По сути, страна впервые со времен коллапса Советского Союза вошла в новый год без бюджета. Бюджет, который приняла Дума в октябре 2008-го и Медведев подписал в ноябре, конечно, бюджетом назвать нельзя. Уже всем было ясно тогда, что нефть не будет стоить 95 долларов, а доллар не будет стоить 24 рубля. Но такой бюджет, тем не менее, приняли, все депутаты послушно за него проголосовали. А сейчас пересматривают, хотят расходы еще увеличить. Понятно, что практически все бюджетные резервы, которые есть, будут "проедены" к 1 января.

Что дальше? За последние годы мы, к сожалению, создали огромное государство, которое вмешивалось во все сферы нашей жизни, и, прежде всего, в экономику. Размеры этого вмешательства просто не позволяют надеяться, что мы безболезненно преодолеем предстоящие годы кризиса. Путин говорил в Давосе, что ожидает оживления мировой экономики к 2009 году (из чего следует, что начнет восстанавливаться и российская экономика). Однако прогнозы по мировой экономике пока достаточно пессимистичные. А это значит, что Россию ждут, на мой взгляд, как минимум четыре-пять лет серьезных экономических трудностей.

Даже если мировая экономика стабилизируется и начнется некоторый рост, всё равно цены на сырье – наши основные экспортные товары – очень долго не вернутся к прежнему уровню 100 долларов за баррель. Спрос на нефть, например, станет расти далеко не сразу после восстановления мировой экономики. Так что мы не скоро попадем в ситуацию относительного благополучия, которая наблюдалась в последние годы. Но мы-то привыкли жить благодаря притоку дешевых западных денег. Поток иссяк, ожидать его восстановления не приходится – на что будем поддерживать сложившуюся у нас модель экономики? Слышатся разговоры, что поднимется наш собственный производитель, появятся дешевые отечественные товары… Однако основным источником, локомотивом экономического развития в последние годы у нас были вовсе не производители, а сфера торговли и услуг: строительство, финансовые услуги, гостиницы и рестораны, торговые предприятия... В России создана "экономика супермаркета", построенная на потреблении, которое осуществляется за счет притока дешевых денег с Запада – вот и всё. Дешевых денег больше нет, они утекают из России. На чем мы будем строить наше благополучие – непонятно. Никакой серьезной модернизации в промышленности не велось, где возьмутся те самые производители, которые вытащат экономику России из пике, непонятно.

Например, автопром защитили таможенными пошлинами, дали прямую финансовую помощь. Ну и что, начали они производить хорошие машины? Нет. Машины по-прежнему дорогие, плохие. А покупательная способность у людей падает. "Жигули", "ГАЗ" или "ВАЗ" получают помощь. Но кто будет покупать это все?

Российские граждане, кстати, должны понимать, что уровень жизни будет очень серьезно снижаться в ближайшее время, и уже снижается. Теперь уже не стоит вопрос о том, чтобы улучшить жилищные условия, подумать о более качественном образовании для детей, купить какие-то новые предметы быта длительного пользования – даже не автомобиль, а просто какую-то бытовую технику… Все это придется откладывать. Потому что не просто не будет роста доходов, они будут сокращаться. И сбережения придется тратить, чтобы хотя бы поддерживать более-менее приемлемый, по меркам последних лет, уровень жизни.

Спрашивается, что же в этой связи делать России. Глобально – возвращаться к свернутым важным реформам, строить другую экономику, чем была построена при Путине. С меньшим участием государства, с большей свободой для бизнеса и с меньшими государственными расходами, с меньшим уровнем зависимости от мировых сырьевых рынков… Но это отдельный разговор. Важнее, что делать сегодня, в условиях кризиса, какую помощь оказывать экономике.

Уж точно не такую, которую практикует власть. Сегодня они в крупных размерах дают средства узкому кругу корпораций и банков, которые не распространяют эти деньги по остальной экономике, а расплачиваются с западными кредиторами за свои прошлые неэффективные долги, придерживают эти деньги на своих счетах на случай возможной банковской паники и так далее. Деньги до экономики не доходят, это понимает и президент, который в своем Послании Федеральному Собранию говорил о необходимости раскупорить "финансовые тромбы". Так вот, надо поддерживать не олигархов, не крупные корпорации, а, прежде всего, малый и средний бизнес – снижением налогов, обеспечением нормального доступа к кредитованию и, возможно, прямой финансовой поддержкой российских граждан. Ведь сегодня российская экономика обезденежена. И если россияне получат на руки некоторую помощь от государства, это повысит их покупательскую способность, поддержит внутренний спрос и экономическую активность в стране, дав таким образом шанс нашим собственным производителям товаров и услуг.

Именно этого сегодня не делается.

По идее, российское правительство за полгода развития кризиса уже показало, что оно не способно справиться со своими обязанностями и во главе с премьером Путиным должно уйти в отставку. Но у нас в последние годы сформировалась политическая система, из которой полностью исключены любые механизмы обращения ответственности на тех политиков, которые провалили свою работу. В России есть послушный президент, послушная Дума. И получается, что Путина и в отставку-то отправить некому. Тупик. И, к сожалению, из-за того, что была выстроена подобная "закупоренная" вертикаль власти, мы можем не избежать каких-то волнений, протестов и общественно-политической турбулентности.

Россия, на мой взгляд, начала нащупывать правильную дорожку развития в начале первого путинского срока, когда проводились важные реформы в экономике, когда страна становилась более открытой, когда ещё можно было обсуждать любые проблемы по телевидению и избирать политиков на открытых выборах. Мы двигались в ту же сторону, что и весь цивилизованный мир. Где-то в 2002-2004 годах мы с этой дорожки свернули – и в конце концов напоролись на то, что нынешний мировой кризис ударил по нам в разы больнее, чем по другим странам. Вот плата за то, что мы сбились с пути.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG