Ссылки для упрощенного доступа

Те же и Ходорковский


Владимир Рыжков, независимый политик

Владимир Рыжков, независимый политик

Политик Владимир Рыжков в интервью Радио Свобода объяснил, почему не верит в прекращение преследования экс-главы ЮКОСа.

- Зачем, по-вашему, власти потребовался, во-первых, новый судебный процесс над Ходорковским, а во-вторых, эта вся история с уголовником Кучмой, который обвинял в сексуальных домогательствах бывшего главу ЮКОСа?

- Нынешняя власть ненавидит Михаила Ходорковского как сильного, самостоятельного человека, который был политически достаточно независим. По всей видимости, принято политическое решение любой ценой оставить его и Лебедева за решеткой, осудив их на новый срок.

Что касается обвинений со стороны Кучмы, то это одна из многочисленных провокаций, которые были организованы против Михаила Ходорковского. Постараться дискредитировать его в глазах общества, нанести удар по его репутации – это продолжение всё той же грязной истории, частью которой был и отъем собственности, и разрушение крупнейшей в России, наиболее успешной нефтяной компании.

- Вы сказали о вероятном политическом решении по поводу Ходорковского и Лебедева. За время, которое прошло с момента вынесения первого приговора, сменились ли, на ваш взгляд, кабинеты, где принимаются такого рода решения?

- Мне кажется, что в России не произошло никакой смены власти. У нас фактически та же прокуратура, та же ФСБ, что и тогда, у нас фактически то же правительство и тот же Кремль. Перемены во власти носят сугубо косметический характер, все знают, что человеком №1 в стране остается Владимир Путин. Так что, скорее всего, решение принималось теми же людьми, которые принимали несколько лет назад решение о разрушении компании ЮКОС.

- Однако говорят, что развитие политических и экономических событий (прежде всего, социальные последствия кризиса) объективно ведет к уменьшению значения Владимира Путина для российской политики. Некоторые также не исключают возможности либерализации системы из-за другого характера Дмитрия Медведева. Вы не верите этим прогнозам?

- Пока не вижу никаких признаков либерализации. Буквально за минувший год произведена окончательная зачистка политических партий, их осталось, по-моему, всего восемь штук, тщательно отобранных Кремлем. Средства массовой информации работаю в том же жестком режиме цензуры, что и прежде. Митинги точно так же жестоко разгоняются. То, что сейчас Ходорковский и Лебедев в Москве и против них начнется сейчас новый суд, свидетельствует: режим не только остается жестким, но он продолжает ужесточаться.

- Продолжает ужесточаться, потому что у нынешнего президента нет возможностей влияния на этот режим? Или потому, что Медведев просто одна из частей этого режима?

- Во-первых, он одна из частей этого режима, официальный ставленник и преемник Путина на посту президента, часть этой же команды. Во-вторых, у него практически нет своих министров, нет кадровых политических рычагов. То есть фактически президент он, но не он является реальным главой государства. Поэтому, видимо, у него нет ни желания, ни воли, ни возможности что-то менять.

- Исход нового процесса над Ходорковским и Лебедевым вам кажется предопределенным?

- Им инкриминируется, что всю нефть, которую добывал ЮКОС, они якобы похищали. Абсурдность этих обвинений и то, с какой уверенностью следствие ведет дело, показывает: сторона обвинения не сомневается, что нужное решение судом будет вынесено.

Была масса публикаций, что другие нефтяные компании, в том числе и государственные, использовали точно такие же схемы оптимизации своих налогов, тоже продавали нефть по так называемым трансфертным ценам. Эти компании процветают и получают сегодня госпомощь. И только Ходорковский обвиняется теперь во всяких чудовищных преступлениях.

Дело явно заказное. И, скорее всего, новый суровый приговор неминуем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG