Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В Грузии верят своим руководителям, но еще больше верят Западу"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Олег Кусов.

Андрей Шарый: Новый виток политического противостояния начинается в Грузии. Сразу несколько ультиматумов предъявили президенту страны Михаилу Саакашвили представители грузинской оппозиции - старой и новой. По-новому конфигурируются теперь оппозиционные силы Грузии. Среди вождей новых оппозиционных Нино Бурджанадзе и новый, один из потенциальных лидеров Ираклий Аласания. Все это создает возможность для того, чтобы совершенно по-новому в стране стали говорить о том, что ее ждет. 9 апреля требуют от президента Михаила Саакашвили принятия решения о том, что в стране должны состояться досрочные выборы.
В Тбилиси приступил к работе специальный корреспондент Радио Свобода Олег Кусов. Он встречается и с оппозиционными политиками, и с теми, что относятся к лагерю власти.

Олег Кусов: Среди оппозиционных лидеров очень много известных грузинскому обществу лиц, в частности, и Нино Бурджанадзе, и Саломе Зурабишвили и Зураб Ногаидели. Ираклий Аласания менее известен грузинскому обществу, но тоже он был в свое время во властной команде, представлял Грузию в ООН, и поэтому эти люди уже смогли как-то в отрицательном или в положительном плане проявить себя и уже мнение о них есть. Что касается совершенно новых фигур на оппозиционном поле, то их почти нет, они в основном все занимают вторые, третьи позиции в различных партиях и в основном они играют на своих лидеров. Оппозиция сегодня действует не так, как она действовала в 2003 году, когда объединенная группа в лице Саакашвили-Жвания-Бурджанадзе боролись против одного Эдуарда Шеварднадзе. Сегодня оппозиция более разрозненная, она еще не определилась с лидером. Такое ощущение, что каждое из этих лиц - Бурджанадзе, Аласания, Ногаидели - видят себя в первую очередь в качестве лидера, но боятся об этом сказать вслух. И даже когда я говорил с Нино Бурджанадзе о том, кто все-таки может возглавить оппозиционный электорат, она ушла от ответа. Но ситуация в корне отличная от той, которая была в 2003 году. Хотя внешне она похожа. Очень много похожих внешних признаков. Включаешь телевизор - президент проводит встречи в прямом эфире, долго говорит о чем-то с молодежью, с трудовыми коллективами, так же как Эдуард Шеварднадзе в свое время не сходил с экранов телевизора перед розовой революцией.

Андрей Шарый: Есть какое-то недовольство политикой Саакашвили в грузинском обществе по разговорам вашим с собеседниками, может быть, даже не с официальными политиками, просто с обычными людьми?

Олег Кусов: Да, конечно, люди предъявляют претензии власти, и прежде всего потому что власть не смогла их уберечь от событий августа прошлого года. Конечно, люди отдают должное команде Михаила Саакашвили, которая за шесть лет смогла добиться очень многого в экономическом плане. В социальном отношении грузины стали чувствовать себя прочнее, и жизнь улучшилась. Это видно даже по улицам Тбилиси. Очень много появилось дорогих машин, люди приободрились, люди получили какую-то работу, люди видят будущее. Этого не было при Шеварднадзе. Но в то же время они считают, что эта позиция Михаила Саакашвили, которая привела к обострению с соседней Россией, конечно, очень сильно осложнила жизнь всем. Михаил Саакашвили не смог избежать военного конфликта, а гибель людей в таком маленьком обществе, как грузинское общество, воспринимается очень-очень больно.

Андрей Шарый: Создается впечатление со стороны, что общественное мнение грузинское, по понятным, впрочем, причинам, довольно болезненно сейчас относится к России, есть какие-то детские способы проявления, это, скажем, день без русских песен на радио, это история с этой песней для "Евровидения", к которой можно как угодно относиться, но, в общем, невеликого, прямо скажем, пошиба шедевр музыкальный. В какой степени такого рода проявления соответствуют настроению грузинского общества и есть такой какой-то сильный антироссийский заряда, почувствовали ли вы его?

Олег Кусов: Известные деятели культуры, писатели, поэты, журналисты маститые в Грузии, конечно, они к этому относятся, как к ребячеству. Грузинское общество в целом остается довольно трезвым, и это касается и интеллигенции, и простых людей. Очень много молодежи, которая уже получила образование в постсоветской Грузии. Они несколько растеряны. Они больше все-таки ориентируются на Запад. Я вижу, что молодые люди все меньше и меньше говорят на русском языке. Но возрастает число людей, прекрасно знающих английский язык. Нет российского телевидения, очень мало российских газет, нет российских книг. Они и верят своим руководителям, но в то же время они больше верят Западу, а Запад более трезво относится к российско-грузинским отношениям.
XS
SM
MD
LG