Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Илларионов: "Те, кто якобы стремятся к миру, получают войну"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Людмила Телень.

Кирилл Кобрин: Известный российский оппозиционный политик, бывший советник президента России по вопросам экономики Андрей Илларионов принял участие в слушаниях комитета по международным делам конгресса США, посвященным нынешнему состоянию и перспективам российско-американских отношений. Выступление Илларионова вызвало довольно живой отклик к экспертном сообществе и получило самые разные интерпретации как в Москве, так и в Вашингтоне. С Андреем Илларионовым побеседовала обозреватель Радио Свобода Людмила Телень.

Людмила Телень: Вы выступали в профильном комитете по иностранным делам палаты представителей американского конгресса. Скажите, с какой целью вы там выступали, зачем?

Андрей Илларионов: Приглашение на выступление в комитет по иностранным делам я получил буквально за несколько дней до этих слушаний. И я так понимаю, что для Конгресса было важно услышать мнение не только американских специалистов и экспертов, но и российского эксперта, для того чтобы получить более широкую гамму представление о том, в каком положении находятся американо-российские отношения.
Мое выступление достаточно большое, оно существует в двух видах - письменном и устном. В письменном виде оно сейчас висит на страничке конгресса и в моем личном журнале, в блоге. Там достаточно важная такая часть - объяснение моего статуса и положения, как мои слова должны быть интерпретированы. Я являюсь российским гражданином, я являюсь бывшим сотрудником российских органов власти, в настоящее время я являюсь сотрудником Института Катона, независимого, не связанного ни с одной политической партией исследовательского центра в США, который не получает финансирования ни от правительства США, ни от одного правительства в мире. Я не намерен давать кому бы то ни было советы, в частности, советы российскому правительству, американскому правительству или конгрессу США. Мои взгляды должны рассматриваться исключительно как мои личные взгляды относительно того, что я считаю наилучшими интересами российского народа на пути создания и развития России как демократической, открытой, мирной и процветающей страны, уважаемого члена международного сообщества и надежного партнера других демократических стран, включая США.
Содержательная часть состоит из трех частей. Первая - это анализ ошибок и провалов российско-американских или американо-российских отношений в прошлом. Второе - это вызовы, какие стоят перед российскими гражданами, перед соседними странами и перед миром во всем мире, от нынешнего политического режима в России. И третье - это прогноз того, что может произойти в мире, если тот подход, который был объявлен вице-президентом США Байденом в Мюнхене, будет полностью осуществлен в жизнь.

Людмила Телень: Не могли бы вы сказать, в чем состоит ваш прогноз?

Андрей Илларионов: Байден в Мюнхене предложил запустить, нажать на кнопку перезагрузки и начать отношения с чистого листа. Это заявление, с моей точки зрения, является новым мюнхенским заявлением, по-своему перекликающимся с мюнхенскими решениями, принятыми 71 год тому назад, в 1938 году. Такое заявление со стороны новой американской администрации воспринимается с удовлетворением российскими силовиками, поскольку снимает полностью те требования и те замечания, выражение тех озабоченностей, которые высказывались американскими властями пусть неудачно, пусть непоследовательно, пусть неэффективно, но все-таки высказывались в предшествующие годы. По сути дела, это означало бы признание со стороны американской администрации право на существование и на осуществление той идеи, той политики, которая была заявлена российскими силовиками летом прошлого года, наличие так называемых привилегированных интересов в постсоветском пространстве. И это означало бы фактически предоставление "зеленого света" на осуществление экспансионистской и агрессивной политики российских силовиков не только по отношению к российским гражданам и институтам российского гражданского общества, но и по отношению к соседним странам.
Поскольку название слушаний, которые были предложены, даже звучит так - from competition to collaboration, то есть речь идет о коллаборационизме, поэтому я сказал, что предложение о коллаборационизме, даже использование этого термина, говорит, что речь идет уже не просто об отступлении, даже не просто о политике умиротворения, а о политике полной сдачи. Слово "коллаборационизм" имеет совершенно четкую историческую коннотацию, связанную с событиями середины ХХ века в Европе, и это означает, что новая американская администрация серьезно раздумывает о том, чтобы осуществлять процесс коллаборационизма и стать коллаборационистом с режимом, которые публично заявляет о ревизии, и не только заявляет, но и осуществляет ревизию международно установленных границ в одностороннем порядке. Те, кто якобы стремятся к миру, получают войну, а возможно, даже войны. Следует помнить, что у нас было предупреждение.

Людмила Телень: Андрей, вы известный критик российской политики и российских властей. Как вы чувствовали себя в роли критика американских властей?

Андрей Илларионов: В моем выступлении я говорил об ошибках, совершенных и совершаемых не только российской властью, но и американской властью.

Людмила Телень: Участники слушаний восприняли это с пониманием или это вызвало негативную реакцию, учитывая, что вы в Америке человек со стороны, в общем?

Андрей Илларионов: Это было воспринято болезненно.

Людмила Телень: Ваше выступление было, как я понимаю, неверно истолковано в российских средствах массовой информации. Это была сознательная дезинформация и что было истолковано не так?

Андрей Илларионов: Мне трудно говорить, было ли это сознательно или несознательно, но корреспондент информационного агентства "Новости" приписал мне фразу, которую я не говорил, а именно фразу, в соответствии с которой я якобы призвал американские власти не сотрудничать с Россией, не сотрудничать с российскими властями и призывал не идти на компромиссы. В прямом противоречии этому утверждению я и в письменном заявлении, всвоем заявлении, сделанном на заседании, и в устных заявлениях, сделанных на заседании, сделал заявление, что моей целью не является предоставление советов и тем более призывов к кому бы то ни было, тем более к правительству США.
С моей точки зрения, я лично считаю не только возможным, но и необходимым обращаться с призывами, советами по отношению к российским гражданам по поводу того, что можно и что нужно делать по отношению к российскому политическому режиму, в том числе и призывы не сотрудничать с ним, не идти с ним на компромиссы. Я считаю это не только возможным, но необходимым делать. В то же самое время я не считаю возможным для себя обращаться с какими бы то ни было советами, какими бы то ни было призывами к представителям государственной власти какой бы ни было другой страны мира.
XS
SM
MD
LG