Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа спасения банков США и Европы. Какие механизмы пригодятся России?


Ирина Лагунина: Как наполнить национальные экономики новыми кредитами, без которых экономический рост невозможен? Как освободить от «проблемных» активов банки, чтобы деньги, предоставляемые им государством, шли на расширение бизнеса национальных компаний, от малых до самых крупных, а не придерживались банками?
На этой неделе и в США, и в Европейском союзе власти предложили новые меры в обоих направлениях. Что из них применимо и в России? Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... В Соединенных Штатах финансовые власти начали в эту среду серию так называемых «тестов на стресс» в отношении самых крупных коммерческих банков страны. Сколько они продлятся, пока неизвестно. Но в результате финансовые рынки должны получить подтверждение, что эти банки не обанкротятся, даже если ситуация в национальной экономике еще больше ухудшится. Из Калифорнии – научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Это программа прогнозирования здоровья банковской системы. На сегодняшний день банковская система Соединенных Штатов находится на грани банкротства, и поэтому начались разговоры о национализации банков, они всех испугали. И для того, чтобы все это приостановить, государство решило посмотреть, способны ли основные американские банки выдержать дальнейший шторм, который может произойти в финансовой системе.

Сергей Сенинский: Именно такой «шторм» и будет моделироваться с помощью компьютерных программ. Причем шторм не абстрактный, а вполне конкретный...

Михаил Бернштам: В 20 крупнейших банков с активами свыше ста миллиардов долларов пойдут представители Министерства финансов с компьютерной программой, которые проверят, будет ли у банков достаточный капитал, если цены на домовладение упадут еще на 20% и безработица достигнет 10-12%. При этом будут смотреть на акционерный капитал банков. Другая часть капитала – это то, что государство дало, это уже акции, которые принадлежат государству. Так вот важно, чтобы собственный капитал акционеров был достаточным, и чтобы он составлял по новым правилам не менее 6% всех активов банков.

Сергей Сенинский: Что будет, если он окажется меньше?

Михаил Бернштам: Если окажется, что при ухудшении финансового положения цена на домовладение и на другие активы банков упадут и акционерный капитал будет меньше 6% основных активов банков, тогда государство дополнительно введет свои деньги в капитал банков, возьмет себе большую часть собственности банков для того, чтобы акционеры на рынке были уверены, что эти банки не обанкротятся.

Сергей Сенинский: Параллельно в США готовится совершенно новая государственная программа, призванная расширить кредитование национальной экономики. До сих пор из десятков и сотен миллиардов долларов, предоставленных коммерческим банкам центральным банком США или Министерством финансов, в кредиты экономике превращались лишь считанные проценты. Остальное банки, пытаясь обезопасить себя от резко возросших рисков, либо накапливают на своих же счетах в Федеральной резервной системе, то есть центральном банке США, либо тратят на покупку государственных облигаций. Какие уж тут кредиты...
Новая программа исходит из того, что между государством и банками появятся посредники – многочисленные частные инвестиционные фонды и небанковские финансовые компании. То есть те, чья деятельность, как считают многие, стала одной из причин нынешнего финансового кризиса?!.

Михаил Бернштам: Вот в этом вся проблема, что правительство приглашает себе в помощь именно те самые учреждения, которые создали этот кризис. И другого выхода нет, потому что они единственные, через которых правительство может восстановить кредит. Так как раз в чем идея этого частно-государственного партнерства? Примерно 10% должны вложить частные фонды и 90% - это деньги заемные из Федеральной резервной системы. И они, эти деньги, будут от себя занимать банкам и межбанковским учреждениям, которые дают деньги кредитным картам, малому бизнесу и остальным учреждениям реального сектора.

Сергей Сенинский: В целом будущая схема представляется следующим образом. Скажем, 15-20 частных клиентов или же малых предпринимателей обращаются в банк за кредитами. На их общую сумму банк выпускает свои новые облигации, обеспеченные будущими кредитами. Их выкупает посредник – частный инвестиционный фонд. Но выкупает, используя лишь 10% своих собственных денег, остальные 9/10 общей суммы ему под низкий процент предоставит центральный банк. А процент, под который все эти деньги получит в итоге коммерческий банк, чтобы выдать кредит частному предпринимателю, будет выше, обеспечив, таким образом, некий доход и посреднику.
Главное отличие новой схемы от всех предыдущих в том, что кредиты от государства будут в итоге предоставляться под конкретные же заявки на кредиты от частных лиц или предпринимателей...
Насколько такая или подобная схема применима и в России? Из Москвы – аналитик инвестиционного банка «ВТБ-Капитал» Михаил Шлемов:

Михаил Шлемов: На наш взгляд, такая идея была не настолько применима в Российской Федерации по целому ряду причин. В первую очередь в отличие от рынков Соединенных Штатов, финансовый сектор, в частности, инвестиционных фондов, фондов под активным управлением, хедж-фондов не настолько развит в России. Второй момент: даже те фонды, которые присутствуют, в большей степени специализировались на рынках акционерного капитала, а не рынках облигаций, о которых идет речь. Более того, традиционная функция кредитного анализа как такового была сосредоточена именно в коммерческих банках. Таким образом, финансовые посредники в данном случае просто не обладают экспертизой, во-первых, для проведения кредитного анализа, и эта экспертиза прежде всего находится в коммерческих банках.
С другой стороны, даже если посмотреть на данную ситуацию с точки зрения инвестора, можно купить, например, облигации «Сбербанка» или другого государственного банка, например, «Россельхозбанка» и получить по ним достаточно высокую доходность при высоком кредитном качестве, так как конечным собственником является государство.

Сергей Сенинский: ... В странах Европейского союза, где многие крупные банки, как и американские, обременены сегодня, ставшими теперь «проблемными», активами на миллиарды долларов или евро, правительства также ищут пути решения. Одно из наиболее обсуждаемых предложений – создание так называемых «плохих банков», которые за счет государства выкупали бы «проблемные» активы у коммерческих банков. Из Мюнхена – директор исследовательского института IFO Гернот Нерб:

Гернот Нерб: Чтобы «расчистить» балансы европейских банков от проблемных активов, есть несколько предложений. Одно из решений - создать в каждой стране некий центральный «плохой» банк, где и могли бы до поры храниться «проблемные активы» других банков - своего рода морозильник, где эти активы лежали бы в замороженном виде, пока на мировых финансовых рынках не «потеплеет». Тогда их можно будет продать по нормальной цене.
Но главная проблема здесь – а по какой, собственно, цене «плохой» банк должен выкупать у других «проблемные активы»? До сих пор страны Европы к единому подходу не пришли. И немудрено: фактически - это политическое решение. Ведь если установить сейчас высокие цены на «проблемные активы», выгадают банки, но проиграет бюджет. А если цену сделать низкой, то банкам это будет невыгодно, и тогда им придется эти активы списать, что тут же обрушит их балансы. Определить некую среднюю цену пока – не получается...

Сергей Сенинский: А – другие предложения?

Гернот Нерб: Другой подход - государство выступает в качестве гаранта. То есть «проблемные активы» остаются на балансе банков, но государство – страхует возможные потери. Естественно, для казны это весьма обременительно, хотя и не требует больших денег сразу. Кстати, такой подход уже применялся, например, при объединении Германии.
Есть еще одна модель, которая активно обсуждается сейчас как в Германии, так и в других странах Европы - создание не одного, центрального, а сразу нескольких «плохих» банков. Их могли бы создать любые коммерческие банки, объединившись в некие группы.
Например, создать такого рода финансовый институт намерены земельные банки Германии, причем каждый из них будет иметь в этом «плохом банке» как бы свою собственную ячейку или сейф, если хотите. Тогда банки смогут отслеживать, какие изменения происходят именно с их активами...

Сергей Сенинский: Идея создания «плохого банка» обсуждалась и в России. У российских банков накапливаются свои «проблемные» активы – и не возвращаемые им кредиты, и облигации тех или иных компаний, по которым все чаще объявляются дефолты. Из Москвы – Михаил Шлемов, банковский аналитик компании «ВТБ-Капитал»:

Михаил Шлемов: Несмотря на то, что на балансе российских банков не было и нет такого количества «токсичных» активов так называемых, как на балансах европейских и американских коллег, тем не менее, проблема ухудшения качества корпоративной задолженности несомненно отражается на финансовом состоянии российских банков. Тем не менее, после достаточно длительных обсуждений было официально объявлено, что, во всяком случае, на данном этапе идею создания «плохого банка» решено было отложить прежде всего из-за высоких коррупционных рисков.

Сергей Сенинский: "Коррупционные" риски, о которых вы говорите, видимо, связаны, в первую очередь, с тем, по какой цене выкупать эти активы у банков?

Михаил Шлемов: Во-первых, поскольку кредиты плохие, встает вопрос об их оценке. Кстати, эта проблема до сих пор не решена ни в Америке, ни в Европе. Это во-первых. А вторая проблема состоит в том, кто и как будет отбирать, у каких банков должны отбираться такие «плохие» активы. Например, у вас есть выбор откупать маленький кредит маленькой торговой сети у маленького банка, либо большой кредит крупной корпорации у государственного банка. И непонятно, как бы решался этот вопрос. Тем не менее, вполне возможно, что по мере развития финансового кризиса и по мере того, как кредитное качество корпоративного портфеля банка будет ухудшаться, вполне возможно, что в России власти вернутся к созданию такого «плохого банка». Но опять же, это потребует достаточно жестких механизмов как оценки активов, так и прозрачности процесса передачи активов в «плохой банк».

Сергей Сенинский: Поддержка национальных банковских систем обходится государствам в огромные суммы.
Представленный в четверг в Вашингтоне проект дополнительных бюджетных расходов Соединенных Штатов в текущем году предусматривает рекордный дефицит бюджета – более 11% ВВП, такого не было за все послевоенные годы. В России прогнозируемый на 2009 год дефицит бюджета составит, как минимум, 8% ВВП.
XS
SM
MD
LG